ГЛАВА 2. СПОРТ, ШОУ

ВТОРОЕ ДЫХАНИЕ

– Анжелика, вам с Олегом прочили победу на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити. Но в 2000 году вы ушли из любителей. Жалеешь?

– Нет, ведь под угрозой оказалось мое здоровье. Я вынуждена была отказаться от невероятных нагрузок и прервать спортивную карьеру из-за травм спины и шеи. Врачи, в частности, поставили диагноз: шейные грыжи. Речь шла об инвалидности. Я, конечно, сильная спортсменка и сильная женщина, но боль доканала меня. В декабре 1999 года в Германии после выступления я не могла пошевелиться. Овсянников на руках донес меня до машины и отвез в больницу. Моя мама, встречавшая меня в аэропорту Шереметьево-2, пришла в ужас, увидев, в каком состоянии я нахожусь, сказала, мол, хватит нам этого спорта. Джузеппе перепугался, прилетел в Москву, занимался со мной физическими упражнениями и помог обрести второе дыхание. Я пять месяцев не каталась и боялась выйти на лед. Джузеппе уверял: «Ты должна попробовать, ты спортсменка и артистка. Страшно потерять себя в жизни, спорте, фигурном катании».

– Спина наконец прошла?

– Недавно у меня случилось два приступа, последний – в апреле, за три дня до окончания тура шоу «Stars on ice», в котором мы выступали. Боль в шее была ужасная! Я не знала, что делать, потому что не могла купить таблетки, так как не имела рецепта. Слава богу, Джузеппе был со мной и как-то вывел меня из кризиса. Слышала, есть доктора, которые лечат мое заболевание вытягиванием мышц. Мне не повезло. Я такого специалиста не встретила, а то, возможно, еще покаталась бы в любителях. Я обращалась к мануальщикам. Такой специалист крутанет мне шею, два щелчка сделает, снимет боль. Я иду тренироваться. А через несколько дней опять все по новой. Уверена, моя болезнь – от нервов. Олимпийские игры, чемпионаты мира – это такой стресс, что некоторые с ума сходят.

– Ты испытала жуткий стресс в сезоне-98/99, когда Линичук буквально навязала вам сюрреалистический произвольный танец под барабанную дробь, с которым вы чуть не проиграли на «мире».

– Верно. Но сейчас я думаю, что мы правильно сделали, что взяли новаторский танец. Просто тогда его время не пришло.

– Ты берешь уроки у Линичук?

– Нет.

– Ага, все-таки обиделась?

– Я считаю, что наше совместное творчество себя исчерпало.

– Вы обе живете в маленьком Ньюарке. Общаетесь?

– Один раз столкнулись в супермаркете. При встрече целуем друг друга в щечку. Мне кажется, я единственная из учеников, расставшаяся с Линичук по-доброму.

– В середине девяностых Линичук заявила, что Крылова – Овсянников выиграют Олимпийские игры 1998 года в Нагано. Какой же крах надежд вы пережили, проиграв этот старт?

– Естественно, мы расстроились. Но в депрессию я не впала, поскольку Грищук и Платов, завоевавшие золотые медали, — прекрасные фигуристы. Я никогда не вдавалась в тонкости закулисных интриг, но так понимаю, что представители Федерации фигурного катания России планировали «придержать» нас до Солт-Лейк-Сити. Они не знали о моих травмах, хотя уже тогда меня мучили дикие боли.

ИНДИАНКА И КОВБОЙ

– Вы попали в самое престижное американское шоу «Stars on ice» олимпийского чемпиона Скотта Хэмилтона по блату?

– Мы хорошо зарекомендовали себя на профессиональном чемпионате мира и в туре Филиппа Канделора. Вот Скотт нас и пригласил, хотя не без сомнений – опасался, что из-за болезни я не выдержу гастроли и заменить меня будет некем. Коллектив-то небольшой, всего двенадцать человек. Русских среди них четверо: мы с Олегом, Денис Петров и Илья Кулик.

– Правда, что Хэмилтон был влюблен в Гордееву, которая ушла из шоу, родив ребенка от Кулика?

– Понятия не имею. Но Катя такая классная девчонка, что в нее грех не влюбиться. Сейчас у Скотта есть девушка.

– Вам продлили контракт?

– Пока не знаю. Но состав будет обновляться.

– Говорят, у вас были потрясающие номера.

– Мы с помощью Джузеппе поставили две сольные программы: «Доктор Живаго» (классический вальс) и «Американские индейцы». Джузеппе загорелся идеей сделать из меня индианку, а из Олега – ковбоя Баффало Билла, это национальный герой в США. Выбрали музыку из популярного кинофильма «Последний из могикан». На мне была меховая набедренная повязка. Джузеппе вооружил нас палками. Номер прошел на «ура».

– Вы платите Арене за постановки?

 — Я нет, а Олег платит. Мы бы работали бесплатно, но отношения должны быть профессиональными.

Джузеппе поставил олимпийскую произвольную программу «Тоску» Ирине Слуцкой. В Солт-Лейк-Сити она получила за артистичность в том числе 5,6 и завоевала серебро. Так удачный ли это был выбор?

– Ира была достойна более высоких оценок. Я считаю, это судейские игры. Джузеппе вывел Иру на новую вершину. Она выглядела более опытной женщиной на льду.

ДОСЛОВНО

Джузеппе называет меня «Крылова-Стрэйзанд». Но я предпочитаю репертуар Пугачевой, Аллегровой, Алсу. Замахнулась было на Уитни Хьюстон, но те ноты, которые она берет, сложно вытянуть.

Ради бога, пусть Джузеппе пишет меня без одежды. Меня это не пугает, потому что он делает это очень эстетично. Причем знает мою фигуру так, что может даже на меня не смотреть, а сотворит рисунок по памяти.

МНЕНИЕ

Джузеппе АРЕНА, жених:

— Нам с Анжеликой вместе очень интересно. Нет обыденной рутины. Мы оба – большие выдумщики. В роли заводилы обычно выступает Анжелика. Мы можем сесть в машину и поехать, скажем, в Атлантик-Сити поиграть в казино. Но мы не фанатичные игроки, ставим на кон чисто символические суммы. Когда мы бываем в Москве, Анжела собирает всех своих друзей. Мы обожаем вечеринки.

НАША СПРАВКА

Анжелика КРЫЛОВА

Родилась 4 июля 1973 года в Москве.Рост 171 см, вес 58 кг. Выступала в спортивных танцах на льду. Чемпионка Европы 1999 года, чемпионка мира 1998–1999 годов, серебряная медалистка Олимпиады 1998 года в Нагано. Чемпионка мира среди профессионалов 2001 года. Бывший партнер – Владимир Федоров. Партнер (с 1994 г.) – Олег Овсянников. Тренировалась у Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова. С 1994 года живет в Ньюарке, штат Делавэр, США. Хобби: музыка, балет.