V4x3 l 1500852950143

Ростислав Синицын, двукратный чемпион СССР в танцевальном дуэте с Натальей Карамышевой, ныне известный тренер, в интервью Sovsport.ru оценивает тенденции нынешних танцев на льду и делится прогнозом на предстоящий чемпионат мира в Бостоне.

«Танцы на льду — это не только «Ромео и Джульетта» в разных вариантах»

- Ростислав Александрович, вы неоднократно озвучивали точку зрения, что в танцах сейчас слишком мало самих танцев, а упор идет на технику. На ваш взгляд, что-то меняется?

- Не очень. Только что во время чемпионата мира среди юниоров было собрание тренеров, на котором о необходимости больше танцевать говорила председатель техкома ИСУ Галина Гордон-Полторак. Ее предложение — ввести дорожку шагов «Б» в короткой программе, которая бы дала возможность добавить этой танцевальности. Хотя там будут свои ограничения, я согласен, что это правильный ход. То, что техническая оценка имеет в нашем виде фигурного катания слишком большое значение, нам вредит. Посмотрите, российскую пару (Алла Лобода/Павел Дрозд) наказали на чемпионате мира среди юниоров за падение в коротком танце тем, что сняли уровень сложности, вычли штрафной балл, отминусовали оценками сам элемент, дорожку шагов. Ну и в компонентах серьезно вычли.

- За одну ошибку наказали, получается, четыре раза.

- Да. А пара очень хорошая, ехали сильно. Очень мне понравилась. Были и другие интересные дуэты, но вы наверняка заметили тенденцию: очень многие фигуристы катаются под мелодию типа «Мой ласковый и нежный зверь» и закатывают глаза, видимо, пытаясь прочесть, что у них написано внутри мозга. Это немножко всем надоело, танцы на льду — это не только «Ромео и Джульетта» в разных вариантах. Но тенденция эта тоже из-за перекоса в сторону техники.

- Почему?

- Потому что техническая оценка настолько превалирует, что людям не надо делать ничего оригинального. Исполняют хорошие элементы, получают за них хорошие баллы. А за связующие шаги им по инерции тоже ставят высокие оценки, хотя что у них между элементами? Все то же самое: красиво закатил глаза, нежно обнял партнершу, она положила тебе голову на плечо. А многие и этого не умеют. Личико сморщат и считают, что это уже эмоции. Меня же, например, наш тренер Людмила Пахомова за это всегда ругала. Говорила: «Не строй рожи».

- Есть мнение, что усреднение оценок за компоненты и их сильная зависимость от технических баллов, от рейтинга присутствует и в одиночном катании.

- Есть такое. Больше всего связаны оценки за исполнение, хореографию и музыкальность. Допустим, фигурист выдает «перформанс», танцует от души — и ему, как правило, подтягивают остальные компоненты. Поэтому я всегда своим ученикам говорю: что бы ни происходило, всегда танцуй до конца. И не только танцоров так наставляю.

- Председатель техкома ИСУ Александр Лакерник говорил, что судьям тяжело оценивать компоненты по отдельности, потому что их слишком много, мозг просто не способен с этим справиться.

- Я думаю, дело не в этом. Просто судей надо обучать. Организовывать им встречи с тренерами. Тогда будет какое-то взаимопонимание. Я не говорю, что тренеры всегда правы, мы, безусловно, тянем одеяло на себя, потому что вкладываем в учеников сердце и душу. Бывает, думаем, зря нас наказали — а потом анализируем, понимаем, что по делу, работаем, чтобы исправить ошибки. Но и судьи должны быть готовы признать, что и они ошибаются. А у меня есть ощущение, что некоторые арбиты просто не в курсе некоторых технических вещей.

- Все-таки когда было больше объективности — сейчас или раньше?

- Когда судили по старой системе, мы тоже не всегда были согласны с оценками. Просто там все было более понятно. Я уже не раз говорил, что новая система убрала участие зрителя в процессе. Болельщик, сидя на трибуне, не может ставить сам оценки, как он это делал раньше. То есть, конечно, вы можете, посмотрев программу, сказать: а я дал бы 75 баллов. Но почему 75, а не 77 или 80, не очень ясно. А раньше, с системой «6,0», было все понятно. Да и сейчас если бы мы сразу видели, кто какие, допустим, ставит по отдельности компоненты, то были бы вовлечены в происходящее.

«Навку и Костомарова тоже придерживали, но ничего не вышло»

- На французов Габриэллу Пападакис и Гийома Сизерона вам смотреть интересно? Многие говорят, что их произвольный танец этого сезона очень похож на прошлогодний.

- Очень похож. И дело даже не в том, что стиль тот же самый. Стиль, возможно, они никогда менять не будут, выбрали его для себя. Сами программы очень похожи. А интересно ли мне смотреть... Если честно, ждал, что они удивят. А они не удивили. Я сейчас очень жду возвращения Тессы Вирчу и Скотта Мойра (олимпийских чемпионов-2010 — прим.ред.). Тем более, они будут тренироваться с французами в одной группе.

- В том же стиле, думаете, канадцы будут кататься?

- Да они ведь, по большому счету, и раньше в нем катались. Глаза в глаза. Я не говорю, что этого не должно быть, танцуют мужчина и женщина, а не два дерева. Но надо стараться делать что-то оригинальное. А в новой системе судейства это тяжело.

- Танец «Фрида» Елены Ильиных и Руслана Жиганшина, который они исполняли в этом сезоне — не попытка отойти от общего тренда?

- Если честно, для меня он был несколько сумбурным. Мне кажется, им не удалось в этой программе выделить главное, создать картины, которые бы запомнились.

- Выражения лица партнерши запомнились — раньше она таких не делала.

- Лицо должно сопровождать хореографические находки. А меня их программа по хореографии не впечатлила.

- Почему, на ваш взгляд, Лена и Руслан ушли к новому тренеру — Игорю Шпильбанду?

- Они же, насколько я знаю, официально ушли на несколько месяцев? Я думаю, решили сменить обстановку. Но тут важно другое. Понятно, что у спортсмена превалирует мысль о том, что тренер виноват в его неудачах. И в этом есть доля правды. Но новый тренер ничего не сделает, если спортсмен не поменяется сам.

- В группе Игоря Шпильбанда много сильных пар — и американцы Мэдисон Чок/Эван Бэйтс, и другие дуэты.

- Поэтому привилегий у Лены и Руслана не будет. Выживут они в этой обстановке, не выживут - посмотрим, что получится.

- Взлет Виктории Синициной и Никиты Кацалапова в этом сезоне стал неожиданностью?

- Нет. И в прошлом сезоне было ясно, что у них неплохие программы, катались они не так плохо, как пытались нам рассказать некоторые иностранные судьи. На мой взгляд, в них увидели конкурентов и решили придержать.

- Но изменения в их катании вы заметили?

- Конечно. При всем уважении к Вике, она в прошлом году по сравнению с Никитой была на другом уровне. И когда партнер добавлял в соревнованиях экспрессии, партнерша за ним просто не успевала. Она моложе, не такая опытная. Я еще тогда сказал Никите: думай о партнерше, и у тебя все получится, все будет хорошо. А в паре Ильиных и Жиганшина опыт партнерши, наоборот, помогал эту разницу скрыть. К тому же к концу сезона Руслан очень сильно прибавил, стал на льду настоящим мужиком, и меня это в нем очень порадовало.

- На чемпионате мира в Бостоне у Синициной и Кацалапова есть шансы на медали, или опять придержат?

- Надо кататься и бороться. А придерживать все время не получится. Навку и Костомарова тоже придерживали — и все равно ничего не вышло.

- Американцы Майя и Алекс Шибутани - фавориты?

- Меня не удивил их подъем. Еще в прошлом году их произвольный танец мне очень понравился. Каждый шаг в ноту. Но на чемпионате мира выиграть им будет тяжело. Пападакис и Сизерон, при всей похожести их программы на прошлогоднюю, катаются очень хорошо. И вообще компания в Бостоне собирается очень мощная и интересная.

Связанные материалы: