ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ 

 На Кубке России Татьяна Тарасова представила новую ученицу — американку Сашу Коэн, которая заняла второе место. Вообще в группе знаменитой наставницы, которая несколько лет тренирует в США, в данный момент под Бостоном, произошли кардинальные изменения. Она рассталась со своим вторым тренером Николаем Морозовым и канадским дуэтом Шей-Линн Бурн — Виктор Кратц. Зато помимо Саши к ней пришли чемпионка мира в танцах на льду Майя Усова (на должность Морозова), украинские танцоры Елена Грушина и Руслан Гончаров и российский одиночник Андрей Грязев.

БЕДНЫЙ ЯГУДИН

— Татьяна Анатольевна, говорят, что Коэн талантливей Мишель Кван и Сары Хьюз, вместе взятых.

— Такие талантливые фигуристы, как Коэн, приходят очень редко, приблизительно раз в пятнадцать лет. Я работаю со спортсменами тридцать седьмой сезон. И за всю историю женского одиночного катания на меня, наверное, столь же сильное впечатление произвели американка Джанет Линн, украинка Оксана Баюл и Саша.

— Именно поэтому в июне вы отказались взять Викторию Волчкову?

— Я не собиралась работать с большим количеством учеников в этом сезоне, поскольку неважно себя чувствовала после Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити. Просто Саша пришла тогда, когда я немножечко оклемалась — в конце августа.

— Как себя чувствует ваш основной воспитанник олимпийский чемпион Алексей Ягудин, у которого обострилась врожденная травма бедра?

— За ним наблюдают врачи. Леша будет кататься пока без прыжков (в этом сезоне в профессиональных турнирах. — Прим. авт.). Это, конечно, ужасно — то, что с ним случилось. Человек, выигравший Олимпиаду и соревнования, которые называются «Top jump» («Лучший прыжок». — Прим. авт.), из-за проблем со здоровьем лишен возможности исполнять сложные элементы. Сегодня мы готовы к тому, что будем проигрывать. Но, повторю, все равно будем выступать, чтобы понять, что нас ждет дальше. Еще никто не отменял профессию. Все знают, что тот же Ягудин только катанием зарабатывает деньги. К сожалению, уже в летнем американском туре Тома Коллинза Алексей вынужден был сняться с девяти выступлений. Что ж, будем искать новые пути. Думаю, что мы увидим Ягудина и в любительских турнирах, потому что он мастер. Я работала с ним в начале сезона и никогда еще не получала такого удовольствия от работы.

ЛЕДОВЫЙ ДИАЛОГ

— Вы поставили короткую программу чемпионам мира в парном катании Сюе Шэнь и Хонбо Чжао из Китая. Этот альянс возник по вашей инициативе?

— Нет, китайцы позвонили мне с просьбой помочь им.

— Правда, что они на редкость дисциплинированны?

— Сейчас все дисциплинированные, так как хотят добиться максимальных результатов. И не нужно никого заманивать, ловить. К тебе сами придут.

— Эти фигуристы и их тренер не говорят по-английски и тем более по-русски. Как вы изъяснялись?

— У нас понятный язык — ледовый диалог. И никакие переводчики не требуются. Сюе Шэнь и Хонбо Чжао — фантастическая пара по технике катания. Они позволили себе несколько изменить нашу постановку. Однако я непременно верну обратно то, что мной было сделано.

Вы знаете, я видела, как китайскую пару снимали для американской рекламы. Это была целая история. На каток поставили огромный диван и попросили ребят сделать тройной выброс. Хонбо Чжао кидает партнершу через диван один раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь. Я говорю: «Это опасно». Но режиссер объясняет: «Мне надо еще пяточек кадров». Съемки закончились после тринадцатого выброса.

— Вы приняли под свою опеку Грушину с Гончаровым, а почему не захотели тренировать Ирину Лобачеву и Илью Авербуха, обратившимся к вам в 2000 году? Дуэт тогда переживал кризис.

— Я очень люблю Иру и Илью и считаю, что они плодотворно работают с Линичук. В прошлом сезоне они это доказали. И то, что однажды они вместе пошли не в ту сторону, еще не означает, что надо расставаться. На мой взгляд, у Лобачевой и Авербуха не было объективных причин для ухода. Я уважительно отношусь к этим спортсменам и к Линичук, которая пашет и многое делает для развития танцев.

— Как бы вы прокомментировали странные перемещения вашей бывшей пары из Израиля Гали Чат — Сергей Сахновский? Бронзовые призеры чемпионата мира проиграли два этапа «Гран-при» соперникам, не обладающим престижными титулами.

— Посмотрите видеозаписи с их программами и сами все поймете. Кто-то рванул с постановками, кто-то топчется на месте. Лично я не хочу давать комментарии, потому что неоднозначно отношусь к этой паре. От работы с Галей и Сережей у меня остались самые приятные воспоминания, они со всей серьезностью подходили к тренировочному процессу. И в их уходе была и моя вина: когда ко мне пришли Бурн — Кратц, в группе возникла нездоровая ситуация.

— Чат — Сахновского тренирует ваш воспитанник Евгений Платов. Даете ему советы?

— Я не консультирую Платова в тренерской работе. Просто очень его люблю. Он одаренный спортсмен, двукратный олимпийский чемпион. И уверена, что все него получится, и у Майи Усовой тоже, потому что это выдающиеся фигуристы. Почему у них не должно получиться? Им пора не только перерабатывать наш опыт, но и самим вставать на ноги.

АМЕРИКАНСКИЙ ЛАГЕРЬ

— Вы в курсе разговоров о том, что Татьяна Тарасова работает против России?

— Да. Раньше, лет двадцать назад, я бы, наверное, была на родине на уровне диссидентов. Но это время, мне кажется, уже прошло. Если не прошло, то это плохо, потому что я намерена работать для всех. Это не означает, что я игнорирую российских спортсменов. Это неправда! И сочинять все время про меня кривду — несправедливо. Про то, что мы с Ягудиным в одиночку выиграли Олимпийские игры, что, все стараются забыть? Только что я взяла русского мальчика Андрея Грязева, который выступает по юниорам. В прошлом году был семнадцатым на чемпионате мира, а в этом выиграл два этапа серии «Гран-при» и готовится к финалу. И мне противно читать про себя всякие сплетни.

Я уважаю талант как таковой. Он может появиться в любом государстве. И если меня просят соприкоснуться с этим талантом и я это делаю, то не понимаю, чем обижаю нашу страну? Я всегда встаю, когда поднимают российский флаг, и имею к этим победам самое непосредственное отношение. Но так получилось, что сейчас я живу в США, потому что там Ягудин, мы должны быть вместе, тем более что впереди у Леши нелегкое время.

Если я расскажу вам, в каких условиях мы обитаем, вы не поверите. Все живут у меня, в моем арендованном доме, спят на матрацах, как в лагере. У Усовой есть собственный чудесный дом, но в трех с половиной часах езды от Бостона. Так было на протяжении многих лет. И если бы я не имела возможности уехать за границу, то не подготовила бы олимпийских чемпионов Илью Кулика и Ягудина, потому что здесь мы тогда были никому не нужны.

В Москве открылась моя школа фигурного катания. Там катаются прекрасные пары и трудятся замечательные тренеры, которым я помогаю творчески. На эту школу выделено финансирование. Поэтому никаких упреков в том, что я не участвую в развитии отечественного фигурного катания, я в свой адрес не принимаю.

— Во время скандала, разразившегося в Солт-Лейк-Сити, российская делегация выглядела не слишком уверенно. На ваш взгляд, это повлияет на авторитет наших фигуристов за рубежом?

— Для того чтобы преодолевать любые неправильные действия администрации, нужно просто кататься лучше других. Если фигуристы из сборной России будут это делать, то будут выигрывать. Понимаете, придумать можно что угодно, так или этак излагать любые ситуации, но все равно решает все катание. Ко мне до сих пор в разных странах подходят тысячи людей и говорят, что у них видеокассета с записью олимпийской короткой программы Ягудина лежит под рукой. И когда у них в доме беда, они ставят эту пленку. Как я, когда ощущаю какой-либо дискомфорт, включаю кассеты с музыкой Рахманинова, Чайковского, Дебюсси, и на душе становится легче.

НАША СПРАВКА

Татьяна ТАРАСОВА.

Заслуженный тренер страны. Среди ее учеников олимпийские чемпионы Ирина Роднина и Александр Зайцев, Наталья Бестемьянова и Андрей Букин, Марина Климова и Сергей Пономаренко, Оксана Грищук и Евгений Платов, Илья Кулик, Алексей Ягудин, многократные чемпионы мира Ирина Моисеева и Андрей Миненков, чемпионы мира Барбара Фузар-Поли и Маурицио Маргальо (Италия) и многие другие. Живет в Москве и США.