ЗВЕЗДЫ

РАЗДЕВАЛКА У ДАРЬИ

В «Раздевалке» побывала чемпионка мира в спортивных танцах на льду Майя Усова, ныне второй тренер у Татьяны Тарасовой. В середине девяностых мировые СМИ облетела ее исповедь. Как выяснилось, ее партнер и супруг Александр Жулин долгие годы издевался над ней. Крутил роман со знаменитыми фигуристками Оксаной Грищук и Татьяной Навкой, на которой недавно и женился после развода с Майей. Усова продолжила спортивную карьеру в профессионалах с двукратным олимпийским чемпионом Евгением Платовым, экс-партнером Грищук.

ГЛАВА 1. ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ
ОСКОЛКИ ЛЮБВИ

— Мы с Жулиным сохранили вполне нормальные отношения, — рассказывает Майя. — По-моему, жить воспоминаниями глупо. Если все время копаться в прошлом, то вряд ли создашь что-то новое. У Саши своя жизнь. Раз он так решил, значит, так и должно быть. У меня — своя. Я поздравила Сашу и Таню после того, как они поженились и в мае 2000 года у них родилась дочь Сашенька. Очаровательная малышка. Я познакомилась с ней, случайно столкнувшись с Жулиным и Навкой в Нью-Джерси в доме нашего общего приятеля, тренера из Харькова Владимира Капрова. Она похожа на Сашу, но, думаю, со временем от Танюхи у нее тоже кое-что появится.

Ты всегда идеализировала Жулина, принижая свои достоинства. Осталась на тех же позициях?

— Я такой человек, что не могу похваляться. Сегодня для меня гораздо важнее похвала Тарасовой, а не мужчины. Даже не могу передать, какое удовольствие получаю, когда Татьяна Анатольевна меня хвалит. Но чаще она ругает, потому что многие вещи я пока делаю по-детски. Может быть, у меня запоздалое развитие, но я более твердо и удобно чувствую себя, если стою с кем-то рядом. Мне всегда было комфортно рядом с Сашей, верилось, что этот человек меня всегда защитит.

Что в Саше такого необычного? Почему девчонки к нему липли?

— Думаю, он привлекал их как мужчина, раз при «живой» жене имел двух любовниц. Причем далеко не самых уродливых женщин.

История с Жулиным закалила тебя?

— С удивлением услышала о том, что Саша сейчас обо мне очень хорошего мнения. Он сказал нашей американской подруге, агенту по пиару: «Теперь я понимаю, как я Майку обижал. Она молодец, сильная личность!» Такой оценки я не ожидала, ведь когда мы расходились, катались последний год и даже не общались, только записки друг другу писали. Саша уверял мою маму: «Вы считаете свою дочь богиней. Да она вообще никто — полный ноль». В мою голову было заложено, что я никчемная, слабая. После я поначалу и Платова побаивалась. Когда на тренировках у меня что-то не получалось, я начинала трястись. Это был условный рефлекс. Я ожидала от милого и доброго Жени пинка под зад или удара в лицо. Никогда не забуду, как Саша оскорбил мою маму: «Ваша дочь навсегда останется одна, так же как и вы!». Он не учел того момента, что мама потеряла папу по трагической случайности: его молнией убило, когда они вдвоем стояли под деревом.

Жулин просил у тебя прощения?

— Ни разу.

Говорил, что ты прекрасно выглядишь?

— Комплимент мне сделал профессор Алексей Николаевич Мишин. Спрашивает: «Майя, когда ты начнешь стареть? Нельзя же так молодо выглядеть. Все постарели». Я пошутила: «Да замороженная я!» Мне кажется, Сашино самолюбие уязвлено, ведь без него я не пропала, а, напротив, как утверждают многие, расцвела в паре с Платовым. Благодаря Татьяне Анатольевне, едва закончив кататься, попала в элиту фигурного катания как тренер, а Саша три года сюда пробивался. Но, к его чести, он это «съел» и продолжает двигаться к своей цели. Как он считает, за его женой — победа на Олимпийских играх 2006 года в Турине.

Можешь объективно оценить Навку как женщину и как спортсменку?

— Ну, как спортсменку не мне ее судить, для этого имеются четырнадцать арбитров. Что касается ее женских качеств, то полагаю, что, если бы в ней не было изюминки, такой талантливый человек, как Сашка, едва ли бы обратил на нее внимание. Другой вопрос, что я бы никогда не поступила так, как она. Но это я! А люди бывают разные. Один человек отойдет в сторону, другой примется преодолевать препятствия. Его совершенно не волнует, что в этот момент чувствует соперник. Он строит свою жизнь так, как считает нужным. Я думаю, что таких деятелей нельзя осуждать, потому что каждый имеет свою точку зрения, свои интересы, методы. И любые методы имеют право на жизнь. Таня так и призналась мне: «Посмотри, Майя, все вокруг делают так, как им выгодно. Я тоже хочу попробовать». Я ответила: «Good luck (Желаю счастья)».

Так Навка отбила у тебя мужа или вы тогда уже не жили вместе?

— Мы не были в разводе, но находились в состоянии «separetly», как говорят американцы. Жили каждый в своей квартире. Мое глубокое убеждение: когда чашка разбивается, ее не склеишь. Я как рассудила: если человек предал один раз, то будет предавать всю жизнь. Когда у Саши был роман с Оксаной Грищук, я простила. Просто очень многие советовали: «Майя, если любишь, то надо прощать». Но это не помогло — осколки оказались слишком мелкими. Таня тоже простила, потому что перед их свадьбой Саша опять вернулся к Оксане. Хотел жениться. И уже подарил ей обручальное кольцо.

Мне даже ставили Грищук в пример со словами: «Посмотри, как она шла к своей победе». Оксана добилась своего — разбила нашу семью, но не смогла удержать Сашу.

Грищук куда-то сгинула.

— Как мне рассказали, она родила дочку, которую назвала странным именем Скэйлер. Она не замужем, но у нее есть бойфренд, торговец автомобилями. Оксана живет в Лос-Анджелесе. Насколько я знаю, она не выступает. Лишь один раз я видела по телевизору, как она каталась с каким-то мальчиком в новогоднем шоу. Больно было смотреть на это, потому что Грищук — великая спортсменка, перед которой были открыты все двери. Грустно это: с такой вершины так упасть. Но, может быть, это я считаю, что она упала, а у нее абсолютно противоположное мнение.

ТЯЖЕЛОЕ ИСПЫТАНИЕ

— Я, например, не чувствовала бы себя упавшей, если бы у меня был ребенок. Это такая отдушина, — продолжает Усова. — Умирала просто, так хотела родить. Когда поняла, что беременна, была на седьмом небе от счастья. Я благодарна Богу за то, что он дал мне такую возможность — почувствовать себя матерью. Дал, а через два месяца забрал: я потеряла ребенка. Не хотел, наверное, чтобы он рос без отца.

Видно, я сильно перенервничала. В душе, конечно, переживала, что мне уготована участь матери-одиночки, но отцу ребенка, по определенным причинам, о беременности не сообщила. Мне хотелось скрыть свое интересное положение и от коллег. Но мир фигурного катания настолько тесен, что все об этом тотчас узнали. В принципе, эту информацию невозможно было утаить, ведь мы с Платовым подписали контракт с коммерческим туром. И мне пришлось брать медицинскую справку, отправлять ее факсом организаторам гастролей с тем, чтобы отказаться от выступлений по уважительной причине.

Знакомые принялись мне названивать с неизменным вопросом: «Кто отец?» А я для себя решила и сразу сказала маме, что никто мне не нужен, сами ребенка вырастим. Мама, человек старой закалки, два дня безуспешно пыталась переубедить меня, причитала, что неприлично рожать без мужа. Но, увидев всю бесполезность сентенций, согласилась с моим решением.

От кого ты собиралась рожать?

— Этот человек — состоятельный американец, который на несколько лет старше меня. Его не интересовали мои деньги. В отличие от других моих поклонников он ценит меня как женщину, а не как «богатенького Буратинку». Но мой возлюбленный женат.

Именно поэтому ты не рассказала ему про ребенка? Разве он не принял бы ответственность на себя? Американские мужчины такие же трусливые, как наши?

— Мужики везде одинаковые. Я не хотела лишних проблем. Парадокс в том, что я сперва вроде бы Грищук во всех грехах обвиняла, а теперь сама оказалась в такой же ситуации.

Как тебя угораздило связаться с «женатиком»?

— Трижды я ставила себе заслон. Старалась забыть этого мужчину и, более того, подыскать ему замену. Но так как разлюбить его не удалось, я подумала, что пусть лучше будет так. Попыток увести его из семьи я не предпринимаю, поскольку не испытываю ни малейшего желания сломать чью-то жизнь. Ни за что не буду идти напролом, поэтому, наверное, я и не олимпийская чемпионка. Я честно пыталась сделать так, чтобы этого чувства не было. А потом смирилась, и, думаю, оно останется со мной навсегда. Это очень сильное чувство — любовь. Даже не верила, что такое может быть.

После этой встречи я кардинально изменила точку зрения на многие вещи и смотрю на события десятилетней давности под иным углом. И если раньше готова была уничтожить соперниц, то теперь и Оксана, и Таня у меня не виноватые.

Кто же виноват? Саша?

— Наверное, я. Как мне мама говорила, каждая женщина борется за свою любовь. Я, значит, не боролась. А кто тогда виноват, если Сашу и Оксану, а потом Сашу и Таню связывало такое большое чувство, какое я испытываю сейчас. Господи, это такое блаженство — любить кого-то. И поэтому я их оправдываю и не желаю никому зла, потому что все возвращается на круги своя.

ДОМИКИ ДЛЯ ХРЮШЕК

С Платовым тебя связывало только творчество?

— Я впервые обнаружила, что партнер и партнерша не обязательно должны быть мужем и женой, чтобы понимать друг друга. Мы очень хорошие друзья. Мы никогда не были близки. Правда, я чувствовала, с Жениной стороны были поползновения поухаживать за мной. Он не признавался мне в своих чувствах в открытую, но знал, что я все понимаю. Я же в тот момент не могла со своими чувствами разобраться, не то что ответить на Женины красноречивые взгляды. Хотя пыталась.

— Ты пыталась влюбиться в Платова?

— Очень сильно пыталась, словно тренингом занималась. По мнению окружающих, это было бы логичным продолжением нашей карьеры. Мама твердила: «Посмотри, какой он замечательный. И родители у него чудесные». (Как в одной комедии: «Мама у него такая хорошая, про паровоз поет».) Татьяна Анатольевна убеждала: мол, вы идеальная пара, давайте сходитесь, дальше будете работать вместе. Однако, при всем моем уважении и дружеской симпатии к Жене, я бы не смогла лечь с ним в постель, хотя он такой нежный, красивый. Сердцу-то не прикажешь. У Платова тоже личная жизнь особо не складывается, несмотря на то что девушка у него имеется. То есть как девушка — с двумя детьми и мужем. Но он как-то не комплексует по этому поводу.

— Вы живете по соседству?

— В тринадцати километрах друг от друга, в Нью-Джерси. У Жени дом во Фрихолде, у меня в Мальборо, в сорока пяти минутах езды от Нью-Йорка.

Я купила шикарный двухэтажный особняк с большим бассейном и экзотическим садом буквально за десять минут, на день вырвавшись с гастролей. Моя особая гордость — так называемый basement, полуподвальный этаж. Помещение я обставила высокими комодами с многочисленными ящиками — домиками для моих свинок, которых я начала коллекционировать четыре года назад. Уж не знаю, откуда у меня прямо маниакальная тяга к хрюшкам. Видимо, телепатически передалась от Татьяны Анатольевны, родившейся в год Свиньи. Тарасова тоже любит этих животных, хотя собирает черепах и вносит весомый вклад в мою коллекцию. Просто ужас какой-то — свиньи у меня везде: на потолке висят, к холодильнику приклеены. Полотенца кухонные — и те со свиньями.

Такой дом, конечно, дорого содержать, «квартплата» составляет 3600 долларов в месяц. Я живу на сбережения — неплохо заработала, пока каталась с Сашей. Однако денежки потихоньку тают.

— Ты у Тарасовой на зарплате?

— В том-то и дело, что нет. Я работаю с Татьяной Анатольевной с апреля 2002 года. За это время только ее украинская пара Елена Грушина и Руслан Гончаров преуспела на коммерческих турнирах. Получив деньги за один из этапов «Гран-при», ребята нам заплатили. Но это, признаться, смешная сумма.

Впрочем, я не жду золотых гор, по крайней мере на первых порах. Предупредила маму, что нам придется затянуть потуже пояса. Мама сказала: «Майечка, раз ты хочешь научиться тренерской профессии, придется чем-то пожертвовать». Домом я жертвовать не собираюсь. Медицинской страховкой для мамы — тоже, полис ежегодно обходится в 4000 долларов. Она пожилой человек, мало ли что может случиться. А вот от своей страховки на какое-то время могу отказаться.

НАША СПРАВКА

Майя Усова. Выступала в спортивных танцах на льду. Родилась 22 мая 1964 г. в Горьком. Чемпионка Европы и мира 1993 г. Бронзовая медалистка Олимпийских игр 1992 г., серебряная медалистка Олимпийских игр 1994 г. Тренировалась у Натальи Дубовой. С 1992 г. проживает в США. В 1994 г. ушла в профессиональное фигурное катание. Партнеры: Александр Жулин (с 1981 до середины 1998 г.), Евгений Платов (1998-2002 гг.). Живет в Мальборо, штат Нью-Джерси.Была замужем за Жулиным. В разводе.

МНЕНИЕ

Евгений ПЛАТОВ, двукратный олимпийский чемпион:
Майя была замечательной партнершей — трудолюбивой и, главное, не скандальной, потому что с Грищук я, конечно, натерпелся. Мы четыре года откатались в свое удовольствие. Мне было очень лестно, что со мной рядом была не только знаменитая талантливая спортсменка, но и красивая женщина. Майя — одна из самых женственных и изящных фигуристок, над которой не властно время.

Из интервью «Советскому спорту», январь 1999 г.

«Все семнадцать лет, что мы катались, Саша бил меня. Однажды в туре Тома Коллинза вообще произошла дикая драка. Мне даже стыдно было ехать со всеми в одном автобусе. Я была такая «хорошенькая» — с раскорябанным лицом и расквашенным носом. Пришлось занимать деньги и брать такси».

«Я прекрасно помню: в 1996 году Саша приехал на Кубок России в Санкт-Петербург. После этого мои болельщики прислали мне в Америку газету с фотографией Саши и его новой девушки Тани Навки. Под фото красовалась примерно следующая подпись: «Посмотрите на Таню. Она такая красивая, талантливая, молодая. Понятно, почему Жулин решил уйти от своей жены».

«На Олимпиаду в Лиллехаммер я приехала нулевой: не было ни сил, ни эмоций. За два месяца до турнира, когда к нам в Америку приехали моя и Сашина мамы, я вынуждена была разбираться с полицией. Дело было вот в чем. Саша (поскольку между ним и Грищук, тренировавшейся в Москве, было большое расстояние) переключил свое внимание на Навку. Я просто погибала. И тогда Танин партнер — восточный горячий мужчина Самвел Гезолян избил Навку со словами: «Как ты можешь так поступать с Майей, она ведь твоя подруга». Потом подрались наши мамы…»

ГЛАВА 2. СПОРТ
ЯГУДИН ЖИВЕТ В ГАРАЖЕ

ОБИДА ПРЕЗИДЕНТА

Майя, на январском чемпионате Европы Грушиной и Гончарову прочили призовое место, а они стали четвертыми. Ожидала такого расклада?

— Нет, но сделала для себя определенные выводы. Федерация фигурного катания России, которая по-прежнему очень сильна, умеет и всегда будет бороться за своих спортсменов. Конечно, это правильно.

— Ты бы хотела тренировать российскую пару?

— Больше всего на свете! Не в корыстных целях, а потому, что я сама — российская спортсменка. Наконец у меня появилась такая возможность: Тарасова отдала мне Светлану Куликову и Виталия Новикова — эффектную и очень перспективную, на мой взгляд, пару. Только, боюсь, из этой затеи ничего не получится.

— Почему?

— Президент нашей федерации Валентин Николаевич Писеев со скрипом, после долгих уговоров, согласился посмотреть прокат этой пары в феврале. Дело в том, что мы по горячим следам не проинформировали его о ЧП, случившемся в нашей группе в ноябре. От Тарасовой ушел ее второй тренер Николай Морозов, забрав с собой часть спортсменов. В тот момент Куликова каталась с Арсением Марковым. Света осталась у Тарасовой, а Арсений перешел к Морозову. Правда, ребята договорились, что в этом сезоне катаются вместе, однако Марков нас подвел, перестал приходить на тренировки. Поэтому и возникла кандидатура Новикова. Когда я сообщила об этом Писееву по телефону, он раскричался: «Почему вы сразу не позвонили, мы бы своей властью решили, с кем надо кататься, а с кем не надо. Я не хочу разбираться в ваших проблемах». Он был обижен и очень расстроен, хотя лично я Валентина Николаевича и федерацию никогда не подводила.

И потом, мы далеко, в Америке. А третья российская пара (участники чемпионата Европы 2003 г. Оксана Домнина и Максим Шабалин. — Прим. авт.) под боком — в подмосковном Одинцове. Предчувствую, что ее будут тянуть по всем параметрам.

КОЛИН КАТОК

Ты в курсе, что Тарасова удобна далеко не всем?

— А как же! На том катке, где мы работали раньше, а теперь тренирует Морозов, уже идут такие разговоры: «Если эти две придут, не пускать их». Отношение к Тарасовой автоматически перекинулось на меня. Но я от Татьяны Анатольевны отнекиваться никогда не буду.

— Видать, это Морозов строит вам козни.

— Тарасова просто не стала с ним бороться и уехала в Симсбери. Я не знаю, что в скором времени произойдет с «Колиным» катком. Во всяком случае, в газетах пишут, что его закроют.

Тебя не смущает, что Татьяну Анатольевну недолюбливает руководство российской сборной и сотрудничество с ней делает тебе плохую рекламу?

— Мне Татьяна Анатольевна жизнь может сделать в Америке, потому что это не мне, а ей дают восемь часов бесплатного льда в день, новый дом. В Симсбери мы все живем у нее.

— Алексей Ягудин переехал с вами?

— Он живет в гараже у Татьяны Анатольевны. Точнее, оставил там вещи, которые не может распаковать из-за постоянных разъездов.

У Ягудина и впрямь обострилась врожденная травма бедра или он солгал, чтобы пропустить этот сезон в любителях?

— Это был комментарий Чайковской. Я считаю, со стороны Елены Анатольевны было бестактно так оговорить Лешу. Я была с ним на турнире «Скейт Америка», когда он не смог закончить выступления из-за травмы. Тарасова приказала ему: «Не катайся!» А он не послушался. И в итоге снялся с соревнований. Тарасова отправила меня в раздевалку посмотреть, как Леша себя чувствует. Я зашла без стука. Ягудин плакал. Старался, чтобы я этого не заметила, закрывал лицо руками, смотрел в пол.

— Он вернется в большой спорт?

— В данный момент он выступает без сложных прыжков и выигрывает благодаря интерпретивным программам, где, прежде всего, ценятся актерские способности. Пока не понятно, что будет дальше. Для него главное — завершить тур, а на следующий год сделать такие номера, где будут больше задействованы эмоции.