Фигурист Евгений Плющенко дал интервью корреспонденту «Комсомольской правды».

- Евгений, каково это совмещать спорт и активную творческую деятельность? Как расставляете приоритеты в работе?

- По графику, - улыбается Женя. - Нет гастролей - занимаюсь политикой. По возможности стараюсь не прогуливать работу в Законодательном собрании. Слава Богу, теперь уже перестали ходить и проверять, сижу ли я в моем кабинете.

- А раньше ходили?

- Толпами валили. Все смотрели: сижу я в кабинете или нет?

- Вам, наверное, досталось от злых языков за решение заняться политикой?

- Да уж по поводу политики столько всего говорили! Неприятно даже вспоминать. И что я не буду в Заксобрание ходить, и что все это спектакль, чтобы одурачить избирателей, а свой мандат я после выборов передам кому-нибудь. И что вообще я из корысти за большие деньги это сделал.

Все это очень неприятно, но если по большому счету, то мне плевать. У меня есть огромное число моих болельщиков, людей, которые меня любят за мое творчество, ценят как человека. И сейчас моя главная задача - не судиться и не доказывать кому-то чего-то через прессу, а работать. И в политике - для избирателей. И в творчестве - кататься, общаться со зрителями, делать шоу, туры, пропагандировать фигурное катание.

- А насчет политики - это все абсолютно несправедливые упреки? Или все же вас просто уговорили поучаствовать в выборах. Так сказать, «продать лицо»?

- Честно: мне это все - работа в Заксобрании, в «Справедливой России» - на самом деле очень интересно. Поэтому я и вошел в центральный совет «Справедливой России».

- Политика многим интересна. Но далеко не все в нее идут. Тем более люди, которые добиваются громких успехов на другом поприще, как вы, например.

- Хочу сразу расставить все точки над «i»: в политику я пошел сознательно - потому, что стал задумываться о будущем. Мне всегда хотелось как-то влиять на то, что происходит в российском спорте, помочь таким же, как я, тем, кто ушел. У многих ведь трагическая судьба. У меня огромный спортивный опыт: шутка ли - почти 20 лет. И, думаю, что мое мнение может быть полезным. Когда-нибудь и я уже не смогу кататься: думать о будущем все же надо заранее. В том числе и заботиться о том, чтобы оно стало лучше.

- Понятно, что спорт и спортсмены вам ближе. Но политика - гораздо шире чисто спортивных проблем.

- Как оказалось, политика - действительно дело сложное. Многие проблемы, понятия и тонкости мне просто незнакомы. Но я благодарен тем, кто помогает мне вникнуть во все детали: показать, объяснить, разложить по полочкам. Да и маме моей нравится.

Когда я вступил в «Справедливую Россию», она очень обрадовалась, хотя всегда настороженно относилась и к партиям, и к политике вообще.

- Что же ее порадовало?

- Сергей Миронов - наш, питерский. Да и они столько сделали для меня, поддерживали в трудные минуты. А для родителей важно, чтобы их любимое чадо окружали порядочные люди. Я сам отец, поэтому очень хорошо ее понимаю. Тем более что даже я, человек от политики далекий, понимаю важность того, что предлагает «Справедливая Россия».

- Например?

- Я не могу не поддержать Сергея Миронова, когда он хочет добиться повышения пенсий и зарплат. Может, кому-то и кажется, что я всю жизнь в шоколаде. Но мне, к примеру, очень хорошо известно, что собой представляют наши пенсии. Я это знаю по себе. Точнее, по своей семье: мой отец, проработавший всю жизнь, получает сейчас 2000 рублей. А я ведь часто бываю в других странах и вижу, что там отношение к пожилым людям совсем другое: пенсионеры могут позволить себе путешествовать по миру, видеть то, что не могли, когда работали. Как у нас говорят, пожить на пенсии по-человечески. Наши старики разве хуже? В том числе, конечно, касается это и бывших спортсменов: спорт - тяжелейшая работа на износ, работа ради чести страны. Я хочу восстановить справедливость.

- Кстати, а как у вас самого со спортом? Не собираетесь вернуться? Или старые раны не позволяют?

- Своими травмами я плачу за прошлое: как-никак в большом спорте я уже почти 20 лет. Так уж получилось, что в фигурное катание я пришел совсем ребенком и рано поднял свой профессиональный уровень, выполняя сложные прыжки - тройные и четверные. Мои нынешние «болячки» стали своеобразной данью прошлому. Однако ставить на себе крест я не собираюсь. После такого перерыва возвращаться вообще будет непросто. Потому что возвращаться всегда в десять раз труднее, чем начинать с нуля. Главное, что я хочу попробовать свои силы. Но никогда не смирюсь со вторым местом - это для меня настоящее поражение. Я привык быть лидером, отстаивать честь нашей страны. Я приступил к тренировкам. Мне делали летом операцию. Сейчас тренирую двойные, тройные прыжки и буду ставить новые программы.

- А, кроме спорта, много планов?

- Да, работаю над новыми программами. Это очень непросто дается: хочу удивить всех, поразить. Когда закончу подбор музыки, уже начну подыскивать хореографов. Возможно, что буду работать с бродвейскими мастерами, хотя не исключаю, что будет кто-то из великих российского балета. Катастрофически не хватает времени на все. Но я не хочу бросать ни любительское фигурное катание, ни Законодательное собрание.

- Во второй части своей автобиографии о своей политической карьере напишете?

- Ну с идеей написать автобиографическую книгу я «носился» давно. Хотел, чтобы ее прочитали молодые, такие же, как я, оказавшиеся в непростой ситуации. Чтобы никто не говорил потом, что Плющенко, мол, все легко давалось. Вышла пока первая часть, потому что кое-какие вещи - о своих шоу, съемках на ТВ - я пока рассказывать не могу, условия контрактов не позволяют. Естественно, раз «Справедливая Россия» стала частью моей жизни, я обязательно об этом напишу. Когда настанет время.