V4x3 l 1479413714819

У Ильи Авербуха идет тур, его мобильный телефон в любое время дня выдает безнадежную тираду длинных гудков, но вот наконец в воскресенье Илья снимает трубку. Его мнение о шокирующей рокировке в танцевальных парах, как всегда, звучит не в унисон с «общественным».

После того как в пятницу Никита Кацалапов попросил федерацию официально зарегистрировать их с Викторией Синициной в качестве новой пары, рокировка начинает принимать реальные очертания. Низвести ее до уровня сплетни уже не получается.

Соответственно, в эти дни решается судьба… медалей следующей Олимпиады! И к происходящему стоит отнестись предельно внимательно.

– Илья, насколько неожиданным для вас стал распад пары Ильиных – Кацалапов? Или вы предполагали, что нечто подобное может случиться, по косвенным признакам?

– Нет, все случилось очень неожиданно. У меня был определенный шок. Но когда первые эмоции уходят и ты понимаешь, что проблема у них существовала, она зашла достаточно далеко… Ее так или иначе нужно было решать. Лена и Никита докатались до конца олимпийского цикла. Они очень достойно выступали на Олимпиаде, добились многого из того, что планировалось. И новый олимпийский цикл начинают порознь. Если абстрагироваться от эмоций, то время, место и способ разрешения накопившихся противоречий –  все было выбрано правильно.

– Вы называете время и место оптимальным. Но с другой стороны –  пара только начала завоевывать авторитет, оправдывать ожидания, сопровождавшие их давно. И вдруг – падение на взлете. Насколько неразрешима их проблема?

– Работа в паре, помимо таланта,  подразумевает и вопрос взаимоотношений. Потому что вы очень много времени вынуждены проводить вместе. Насколько я понимаю, у Лены и Никиты претензии друг к другу скорее не профессионального характера. Тут явно внутренний конфликт, как это бывает, например, в семье. Есть ли смысл в таких случаях говорить: «Нет, вы все равно помиритесь и живите вместе…»?  Ради чего? Не лучше ли просто сказать спасибо ребятам и их тренеру Морозову? Честно говоря, во всей этой истории больше всего мне жаль тренеров Руслана Жиганшина и Виктории Синициной  –  Светлану Алексееву и Елену Кустарову.

– Почему именно их?

– Они получили в последние несколько лет столько ударов… Сначала от них ушли к Александру Жулину Боброва и Соловьев, потом – Монько и Халявин. Они тем не менее буквально за год сотворили маленькое чудо под названием «Синицина – Жиганшин». Мне приятно, что и я имел к этому отношение, ставил программу. Еще год назад Руслан и Виктория были только пятыми на чемпионате России. А в этом сезоне уже обошли тех же Монько – Халявина, Рязанову – Ткаченко, попали в олимпийскую сборную, с первого раза оказались четвертыми на Европе. За этим стоит огромная работа тренеров, вкладывавших в пару очень многое. Поэтому пострадавшим, по моему мнению, становится прежде всего этот тренерский тандем. И Руслана мне жаль тоже, он замечательный парень. Все остальные – как бы заинтересованные лица.

– Разве Ильиных – заинтересованное лицо?

– Если Кацалапов до такой степени не хочет кататься с Ильиных, значит, не может быть, чтобы Елена совсем не была в этом виновата. В конфликтах никогда не бывает так, что виноват только один человек, а второй совершенно ни при чем. От добра добра не ищут. Никита хочет уйти – следовательно, поведение Лены было как минимум не идеальным. Кацалапов принимает свое мужское решение – разумеется, у него есть веские основания. Перед Колей Морозовым за то, что он сделал для этой пары, хочется снять шляпу. Но и его я не вижу в роли пострадавшего. У него будут другие предложения. Он просто идет дальше.

Полностью интервью с Ильей Авербухом читайте в свежем номере «Советского спорта»! Купить PDF-версию свежего номера «Советского спорта» можно здесь

Связанные материалы: