V4x3 l 1516210307867

Читать такие тексты страшно (оригинал). Но особенно страшно, что такому врачу (а это был, на секундочку, врач олимпийской сборной США) потакали все: и глава федерации, и тренеры, и даже родители, и администрация Мичиганского университета – была целая цепочка. Журналисты ESPN расспросили десятки людей, чтобы собрать воедино картину преступлений человека, называвшего себя врачом. "Советский спорт" предлагает перевод этого материала.

«Он измерял мою гибкость»

Джейн прекрасно помнит тот пол в ванной, покрытый линолеумом, в квартире Ларри Нассара. Она помнит и то странное чувство, которое охватило ее, когда он зашел и дал ей стопку журналов о гимнастике. Можно было немножко почитать, пока она, абсолютно голая, лежала в ванне. Она не помнит, сколько ей точно было тогда – 12 или 13 лет.

Нассар уже был в возрасте около 30 лет и готовился получить свою ученую степень по медицине. Днем ранее он позвонил маме Джейн и попросил о помощи. Он говорил, что проводит серьезное исследование в области гибкости гимнасток и для этого ему нужна Джейн. Мама девочки в тот день уехала по делам из города, поэтому сосед, подвозивший ее до дома Нассара, высадил гимнастку недалеко от Мичиганского Университета. Врач жил в двух шагах от учебного заведения в квартире с одной спальней. Уже внутри Нассар попросил Джейн надеть трико и делать гимнастические упражнения на полу его гостиной.

«Он измерял мою гибкость: насколько сильно открывается моя промежность, когда я делала растяжку», - вспоминает сегодня 38-летняя Джейн.

После того, как Джейн приняла горячую ванну по настоянию Нассара, она вновь надела свое трико и продолжила выполнять упражнения. Горячая ванна, по мнению будущего врача, была необходима для новых результатов «исследования». А затем Нассар дал ей «награду», как он это называл. На специальном столе, расположенном между кухней и гостиной, он сделал ей массаж всего тела. И опять девочке пришлось полностью раздеться. Во время встречи она не чувствовала опасности. Наоборот, ощущала себя «особенной». Другие юные гимнастки из Great Lakes Gymnastics Club не так часто приглашались к Нассару. Потому это считалось честью – быть одной из избранных.

«Вспоминая то время, я думаю, что Ларри пытался понять, сможет ли он избежать наказания за сексуальные домогательства маленьких девочек», – говорит Джейн, которая встретилась с Нассаром в гимнастическом клубе недалеко от Лансинга, где она тренировалась с 5 лет. Джейн – бывшая гимнастка, которая решила рассказать свою историю на условиях анонимности, используя псевдоним «Джейн», чтобы защитить частную жизнь своей семьи. Она одна из более чем 150 женщин, подавших в суд на Нассара и утверждающих, что подвергались сексуальному насилию под видом медицинского лечения.

54-летний Ларри Нассар еще 10 ноября был признан виновным в сексуальном насилии над жертвами, некоторым из которых в момент совершения преступления было всего шесть лет. Судья пообещала дать возможность десятку женщин и их адвокатам высказаться перед тем, как выберет для виновного меру наказания. Дополнительные взыскания могут быть добавлены к уже назначенному сроку в 60 лет тюремного заключения, которые Нассар получил за хранение детской порнографии.

Понимание того, что Нассар на протяжении четверти века имел доступ к маленьким девочкам и девушкам наталкивает на очень неприятную мысль: он действовал не в одиночку. Нассара окружали люди, которые не препятствовали проявлениям его хищной сущности. В их числе тренеры клуба, гимнастки высокого уровня и уровня колледжа, Федерация гимнастики США, медицинский персонал, администрация, тренеры Мичиганского университета, родители гимнасток. Теперь, когда основная часть истории Нассара стала публичной, возникает новый вопрос: можно ли считать роль каждого из них соучастием? А может, все эти люди – жертвы хитроумного насильника-манипулятора?

«Идеальный шторм»: диктатор тренер и утешитель врач

Джон Геддерт тренировал команду на Олимпиаде 2012 года в Лондоне. Более двух десятилетий провел, работая вместе с Нассаром.

Джон Геддерт – превосходный тренер гимнасток являл собой все то, чем не был Нассар.

«Джону было тогда около 30 лет, он выглядел просто великолепно: спортивный и супер-харизматичный мужчина. Когда Джон был в хорошем настроении или доволен тобой – это было как наркотик, ты хотела все больше и больше видеть его таким», – рассказывает Джейн о своем тренировочном процессе с Геддертом.

«В сравнении с ним, Нассар был немного нелюдимым, похожим чем-то на «ботаника». Но одновременно с этим, он был подобен щенку лабрадора – внешне милым пареньком», - говорит Джейн.

Эти двое были не разлей вода как в профессиональной жизни, так и вне спорта. Они работали вместе более 25 лет. Сначала в GreatLakes Gymnastics, а с 1996 года в зале, который открыл сам Геддерт – Twistars USA Gymnastics Club недалеко от Восточного Лансинга. Вместе они трудились и во время Олимпиады 2012 года. В 1996 году Геддерт присутствовал на свадьбе Нассара. Они легко ходили друг к другу в гости. Путешествовали по стране, а потом работали и на мировых соревнованиях. Они поддерживали и поручались друг за друга в трудные времена своей карьеры.

В Great Lakes Gymnastics к мужчинам присоединился общий друг – Кэтти Клэйджс, которая к тому моменту уже проработала в клубе пять лет, прежде чем уйти в Мичиганский университет, чтобы стать главным тренером университетской команды по гимнастике. Вместе Клэйджс и Геддерт тренировали нескольких местных гимнасток. Некоторые из них, кстати, потом надели трико с логотипом университета. Ну а Нассар там же помогал восстанавливаться травмированным спортсменкам.

Тренерский стиль Геддерта во многом базировался на чувстве страха и постоянном запугивании. Об этом рассказывала и сама Джейн, и многие другие женщины, тренировавшиеся у него. В том же ключе о тренере отзывались родители гимнасток и помощники Геддерта. Многие боялись что-то рассказывать, потому что Геддерт был слишком влиятелен в спортивных кругах, а их дети или занимались в Лансинге, или уже имели профессиональные контракты. Опасались мести.

Геддерт пришел в Great Lakes в качестве главного тренера в 1984 году и внес огромный вклад в становление клуба на национальном уровне. Во время же самих тренировок он постоянно кричал на гимнасток, доводя многих до слез. Бывшие его подопечные говорили, что он не давал выпить даже глоток воды, пока спортсмен не выполнит элемент именно так, как хочет Геддерт.

«Джон очень силен в эмоциональных манипуляциях. Он может сделать тебя ничтожеством всего за несколько минут», - рассказывает бывший офис-менеджер Геддерта Присцилла Кинти. Она же была его ученицей в 80-х в Great Lakes. «Ларри же наоборот был отдушиной для девочек после тренировок с Джоном. Он приглашал их к себе и успокаивал. Если бы у меня была дочь, я бы никогда не отдала ее в Great Lakes».

Спорт всегда требует огромное количество времени и полную вовлеченность в процесс от тех, кто хочет выступать на самом высоком уровне. Пятидневные тренировки по четыре с половиной часа, пять часов практики в субботу. Травмы в таком режиме – обычное дело. Родителям разрешали наблюдать за тренировками, но многие предпочитали просто оставлять детей Геддерту и его команде, потому что ждать по пять часов было просто нереально.

На фоне гиперактивной атмосферы на площадке главного тренера, комнатка Нассара казалась убежищем. Она была укромным местом за железной дверью с маленьким окошком, которое Ларри прикрывал занавеской, общаясь с гимнастками. Чтобы добраться до комнаты тренера, а в дальнейшем и врача, родителям надо было пройти насквозь все препятствия тренировочного этажа. Немудрено, что мало кто решался рискнуть и сделать это.

Бывшая гимнастка Джейн хорошо помнит те несколько раз, когда она оставалась наедине с Нассаром. Он клал ее на на тренировочный стол и вводил свои пальцы ей в анальное отверстие, чтобы, якобы, лечить травмированную спину. Она не смогла припомнить точные даты этих странных «сессий», но сказала, что они происходили примерно в то же время, когда девочка посещала его квартиру. Это значит, примерно 1992-1993 годы, когда ей было 12-13 лет. Она никогда не говорила родителям или кому-то еще о том, что происходило у нее с Нассаром, который тогда еще не был квалифицированным врачом. Поэтому по закону, особого согласия родителей на все эти манипуляции еще не требовалось.

«Тогда мы не могли подумать, что это все так страшно», – говорит Джейн сейчас. Нассар играл роль «хорошего полицейского» на фоне «плохого полицейского Геддерта. Он был улыбающимся помощником тренера, благородно помогающим гимнасткам вне зала справиться с нереальным давлением главного тренера.

«Джон и Ларри были настоящим «идеальным штормом», – говорит Кинти. – «Ты становишься настолько неприступным, что твои собственные гимнастки не чувствуют себя комфортно, рассказывая, что с ними происходит. Никому из девочек не было удобно говорить Джону что-либо о Ларри. Дети были просто в ужасе от него».

Одновременно с началом работы под руководством Геддерта в Great Lakes, Ларри Нассар поступил в медицинскую школу Мичигана. На тот момент он был всего лишь тренером, который отработал волонтером на Пан-Американских играх 1987 года и во время подготовки к Олимпиаде 1988 года. Но уже имел дело со многими представительницами команды США по гимнастике. Нассар трудился в Great Lakes около 20 часов в неделю – довольно серьезное расписание для студента. Однажды он даже провалил экзамен по биохимии из-за того, что все выходные проработал на соревнованиях по гимнастике. «После двух месяцев в медицинской школе, меня вышвырнули», – вспоминая то время, написал Ларри в своем Facebook в сентябре 2015 года.

Но на помощь Нассару пришел его друг Геддерт. Он написал письмо декану Мичиганского колледжа остеопатической медицины, в котором заявил, что не позволит отчисленному Нассару вернуться в зал, пока он не закончит медицинскую школу. Нассара сразу же приняли назад, но с одним условием: вместо четырех лет, он должен был отучиться пять. В итоге, Ларри не было в Great Lakes всего лишь месяц.

В последующие годы Нассар и Геддерт выросли в настоящих авторитетных специалистов в мире гимнастики. В 1996 году Нассар стал национальным медицинским координатором в Федерации гимнастики США. Этот пост позволил ему стать участником Олимпиады. Он отличился тем, что помог гимнастке сборной Керри Страг в Атланте после травмы. Умел Нассар и удивить юных гимнасток в Лансинге. Он завоевывал их доверие тем, что привозил ленты и постеры в качестве подарков со всяких международных соревнований.

Геддерт же стал одним из наиболее успешных тренеров по гимнастике в истории страны, поработав более чем с 50 гимнастами сборной. В том числе, с Джордин Уибер, олимпийской чемпионкой 2012 года в составе легендарной «Яростной пятерки». На запрос ESPN с просьбой прокоментировать ситуацию Уибер не ответила.

Конец идиллии

Во время Олимпиады в Лондоне Геддерт трудился в качестве главного тренера женской команды. За прошедшие месяцы сразу три члена той сборной – Эли Райсман, Маккайла Марони и Габби Дуглас – заявили, что подверглись сексуальным домогательствам со стороны Нассара под видом медицинских процедур. Марони сказала, что Ларри насиловал ее в Техасе и Токио, когда они оставались одни.

За несколько месяцев до и после Олимпиады сложный характер Геддерта чуть не сыграл злую шутку с его карьерой. Он обвинялся в нападении и жестоком обращении с детьми после двум разных инцидентов в гимнастическом клубе.

Первый произошел в ноябре 2011 года, когда родители одного из гимнасток, работавшей также тренером заявили в полицию. Они сообщили, что после ссоры во время тренировки Геддерт проследовал за девушкой на парковку, бил и толкал ее, стараясь помешать ее отъезду. Второй инцидент случился годом позже, когда другая гимнастка заявила в полицию. Она обвиняла тренера в том, что он «наступил ей на пальцы, схватил за руку и бросил ее об бетонную стену», чтобы «научить дисциплине». Девочке было 11 лет. Сам Геддерт отрицал все обвинения и каким-то чудом сумел избежать наказания в обоих случаях.

Спустя некоторое время после второго инцидента, бабушка девочки начала получать неожиданные сообщения на свой телефон от незнакомого человека – Ларри Нассара. Он слезно умолял женщину не подавать в суд на Геддерта.

«Просто прошу вас не выдвигать обвинения, если вы на 100% не уверены в том, что хотите, чтобы зал Джона закрыли, а его самого выгнали из Федерации гимнастики США до конца жизни», – написал Нассар бабушке девочки. – «Если у вас есть возможность сообщить следователям, что вы не имеете претензий, дело точно закроют. Поймите, речь идет не только о Джоне, но и о каждой семье, которая занимается в зале».

Ларри Нассар также писал о том, какие меры были предприняты после инцидентов: «Джон только что распорядился, что никто из тренерского штаба не может оставаться с гимнастками наедине или в комнате за закрытыми дверями».

Даже если такое правило и было, то на самого Нассара оно не распространялось ни в Great Lakes, ни в другом гимнастическом зале – Twistars, где Гиддерт и Нассар позднее работали. Врач продолжал оставаться наедине с сотнями девочек и класть их на свой роковой стол в кабинете. Родители записывались на прием к Нассару на вечер понедельника, но могли прождать своей очереди более двух часов. В итоге, десятки спортсменок из Twistars заявили, что подвергались сексуальному насилию во время медицинских обследований.

Весной 2014 года Федерация гимнастики США заплатила некому частному детективу Дону Бруксу за расследование жалоб на Геддерта. Помимо всего прочего, Брукс опросил бывшую гимнастку из Twistars, на которую напал Геддерт в раздевалке. Но ни сам детектив, ни Федерация не стали комментировать проведенное расследование по просьбе ESPN.

Нассар очень хорошо знал, как Геддерт относился к гимнасткам. Но до сих пор неясно, знал ли Геддерт о том, что Нассар сексуально домогался к девочкам?

По информации, которую предоставила суду одна из жертв, Геддерт как минимум однажды без стука вошел в комнату, где Ларри Нассар проводил свою «сессию». Женщина, подвергшаяся насилию рассказала: «Все, что я помню, как он [Нассар] работал со мной – вводил пальцы в мою вагину, массировал мне спину над полотенцем, лежащим на моей заднице. В этот момент зашел Джон и пошутил, что теперь-то моя спина уже не будет болеть».

Джейн, девушка которая принимала ванну у Нассара в квартире, пришла к такому выводу, что «Джон разбивал на куски дух и тело гимнасток, а Ларри должен был собирать осколки вместе».

Сам Геддерт комментировать что-то отказался. Его представитель также не счел нужным отвечать на запросы.

«Они все просто спускали на тормозах»

Некоторые из действующих и бывших гимнасток, которые подверглись насилию со стороны Нассара, рассказывали с какой гордостью и чувством исключительности они посещали его, когда он стал врачом сборной США. На самом деле, Нассар был вообще одним из самых востребованных врачей в Восточном Лансинге. Он принимал пациентов в клинике спортивной медицины кампуса Мичиганского университета, где он работал на постоянной основе, в клубах Great Lakes Gymnsatics и позднее в Twistars и даже в Hold High School недалеко от его дома. Не стеснялся он и в нерабочие часы осматривать девочек у себя дома, чтоб родителям было удобно их привозить. За многими своими юными пациентками он следил в социальных сетях, часто комментировал их посты и фотографии.

В конце 1997 года Нассар лечил молодых гимнасток в подвале Мичиганского Дженисон Филдхаус. Именно там он встретил Лариссу Бойс.

Тогда Бойс была лишь 16-летней спортсменкой, тренировавшейся в юношеской команде Spartan Youth под руководством Кэтти Клэйджс, бывшей коллеги Нассара в Great Lakes Gymnastics.

Кетти Клэйджс убеждала спортсменок скрывать правду.

Бойс рассказала, что Ларри Нассар десятки раз проникал в нее, объясняя, что ему необходимо получить доступ к ее тазовым мышцам, чтобы вылечить спину. Во время одной из процедур, как говорит Бойс, Нассар расстегнул ремень, выключил свет и как показалось был очень сексуально возбужден.

Другая, на тот момент 14-летняя, гимнастка из Spartan Youth заявила, что Нассар постоянно старался проникать в нее под любым предлогом. В конце 1997 года она и Бойс рассказали тренеру Клэйджс о том, что происходило с ними на «сессиях» Ларри Нассара.

«Я сказала, что он вставлял свои пальцы внутрь меня… Это было очень неприятно. Она [Клэйджс] всего лишь ответила, что не может в такое поверить, потому что знала Нассара много лет и доверяла ему», – ответила на вопрос о разговоре с Клэйджс гимнастка Бойс.

«Я думала, что она окажет мне какую-то помощь. Но это не было похоже на желание помочь. Все выглядело, будто она хотела сказать: «Давай больше не будем говорить об этом», – вспоминает вторая гимнастка.

Бойс и ее подруга по несчастью утверждают, что Клэйджс никогда не сообщала их родителям о том, чем они с ней поделились. Сама тренер и ее представители отказались прокомментировать заявление.

«Сама я молчала. Я никому не хотела рассказывать об этом», – говорит Бойс.

«Они все просто спускали на тормозах. И самое ужасное в том, что, если бы взрослые тогда сделали необходимые выводы, приняли правильное решение в нужное время, сексуальные домогательства могли бы прекратиться уже тогда», – говорит вторая гимнастка.

По законам штата Мичиган, определенные ответственные лица просто обязаны сразу же сообщать в полицию о своих подозрениях в сексуальных домогательствах. Школьные и университетские учителя и администрация – как раз среди этих лиц. Тренеры не обязаны этого делать, но некоторые эксперты считают, что наставники входят в категорию «учителя».

Бойс и ее подруга – лишь две из четырех опрошенных Outside the Lines девочек, которые сообщали тренерам Мичиганского Университета о странных методах Нассара.

Тиффани Томас Лопес, игрок в софтбол на полной стипендии, говорит, что рассказывала о Ларри Нассаре трем разным тренерам в 1998 году. Год спустя Бойс и вторая гимнастка встретились с Клэйджс, чтобы заявить о своих сексуальных домогательствах.

«Такое чувство, что они все считали, что я вру», – рассказывает Томас Лопес. Она сказала о случившемся супервайзеру Дестини Тичнор-Хоук. В ответ та «вышвырнула девочку прочь с криками, что она сошла сума». Томас Лопес говорит, что даже сама чуть не поверила, что «слетела с катушек».

Четвертая спортсменка из Мичиганского университета Кристи Ахенбах рассказала, что в 1999 году поставила тренера в известность о том, что происходило на приеме у Нассара. Ахенбах пытались убедить, что Нассар – уважаемый специалист в области медицины.

Неясно, почему тренеры и работники Мичиганского университета были настолько слепы и лояльны к Нассару. Даже в 2016 году, когда женщины раскрыли свои тайны о сексуальных домогательствах со стороны Ларри Нассара, Клэйдж продолжала свято защищать своего бывшего коллегу. Линдси Лемке, бывшая гимнастка Spartan Youth, рассказала, что после увольнения Нассара, Клэйджс заставляла девочек подписывать петицию в знак поддержки своего врача.

Сама Лемке подала иск против Нассара и Мичиганского университета, в котором заявила, что была изнасилована сотни раз и постоянно подвергалась домогательствам от врача в возрасте 12 лет.

«Я поговорила с Клэйджс о том, что девочки рассказали ей, но она ответила мне: «Кристи, это вполне легальная медицинская процедура», – поделилась мать Линдси, Кристи Лемке-Экео.

Врачи, которые ответили на вопросы Outside the Lines, в один голос заявили, что вагинальные и анальные проникновения действительно применялись для выявления медицинских проблем. Например, дисфункции тазового дна, которая может возникать, когда мышцы таза становятся слабыми. Подобное лечение также может применяться при интерстициальном цистите – болезненном синдроме мочевого пузыря. Но одновременно с этим, врачи говорят, что такие процедуры никогда не выполняются без резиновых перчаток, ассистента в кабинете и родительского согласия, в случае несовершеннолетия пациента.

Лемке-Экео же никогда не давала ни Клэйджс, ни Нассару своего согласия на проведение подобных процедур, тем более без перчаток и ассистента в кабинете. Она говорит, что именно «это делает такое лечение нелегальным» и однажды сообщила об этом тренеру. Но Клэйджс продолжала защищать Нассара.

В феврале прошлого года, когда на Мичиганский университет посыпались обвинения в сексуальных домогательствах, Клэйджс была отстранена от работы за открытую поддержку Нассара. На следующий день тренер подала в отставку.

Клэйджс прекратила свою работу и в зале Геддерта после того, как местные СМИ уличили ее в продолжении деятельности.

«Мы бы не хотели, чтобы все это предавалось огласке»

В марте прошлого года два детектива – из ФБР и университетской полиции – пришли в Мичиганский коледж остеопатической медицины. Они хотели поговорить с доктором Вильямом Стрэмпелом, деканом колледжа. Через три недели после того, как Ларри Нассар был обвинен в сексуальном насилии по 22 эпизодам, следователи пытались узнать, мог ли кто-то нарушить закон, не сообщив во время о происшествиях.

Стрэмпел объяснил, что за 15 лет его работы в Восточном Лансинге он пересекался с тренером и врачом лишь формально – подписывал его запросы на поездку на Олимпиады и другие международные соревнования.

Все поменялось для Стрэмпела уже летом, когда на его телефон поступил телефонный звонок. Ему сообщили, что одна из студенток пожаловалась на Ларри Нассара – он, якобы, массировал ее грудь и вагину, когда она обратилась за помощью из-за травмы бедра. Это был ее первый и единственный поход к Нассару. Девушка сразу же сообщила работнику на стойке и другому врачу, что ее «изнасиловали». Стрэмпел моментально связался с детективами и сказал, что отстранил Нассара от работы. Университетская полиция начала расследование. Для оценки жалобы были опрошены четыре эксперта, каждый из которых имел тесные связи с Нассаром.

Среди этой «четверки» была Доктор Брук Леммен, юный физиотерапевт, которую считали близким другом и «протеже» Ларри Нассара. Ранее в 2014 году она убеждала общественность в том, что в действиях ее коллеги нет ничего незаконного. Так произошло и в этот раз. Трое других экспертов согласились с ее мнением и заключили, что девушка просто не понимает «фундаментальную разницу между процедурой и насилием».

В январе Леммен ушла в отставку под давлением общества. Ее обвиняли в том, что она скрыла от руководства факт расследования Федерации гимнастики США в 2015 году в отношении Нассара. Также Леммен оказалась причастна к удалению некоторых файлов пациентов из базы данных Мичиганского университета в 2016 году. Прежде чем она ушла в отставку, Стрэмпел отправил ей письмо, в котором писал о том, что если бы он знал о расследовании 2015 года, то мог бы гораздо быстрее привлечь Ларри Нассара к ответственности.

А так педофил вернулся к работе в университете, фактически находясь под следствием. Также врач продолжал принимать пациентов на протяжении следующих 16 месяцев. Прокурор округа тогда просто посчитал, что в деле Нассара недостаточно улик.

В итоге, десятки девушек сообщали полиции о все новых попытках домогательства со стороны Нассара после его возвращения к работе. Жертвы также отмечали, что в своем кабинете врач не имел необходимого оборудования и проводил процедуры без резиновых перчаток. А это было обязательным условием в списке «рекомендаций» после неудачного расследования.

Позднее Стрэмпел отстранил Нассара вновь из-за того, что врач пренебрег решением комиссии и не выполняет их требования. Другой работник администрации Университета Доктор Дуглас Дитцель удивлен тем, что оказывается у Нассара были «какие-то рекомендации». О них никто никогда не слышал.

Детективы предъявили Дитцелю претензии, на что он ответил: «А как мы должны были следить за всем этим, если даже были не в курсе?».

Стрэмпел же, чьи представители отказались давать комментарии, сообщил следствию, что не видел смысла «выносить сор из избы» и был уверен, что Нассар выполняет все требования. Даже зная, что Ларри Нассар находится под следствием, Стрэмпел не считал нужным следить за соблюдением всех правил.

И все же Доктор Стрэмпел вел очень странную двойную игру. Когда в сентябре 2016 появились новые обвинения в изнасилованиях, Ларри Нассар уведомил Стрэмпела в том, что он должен ответить на ряд вопросов изданию The Indianapolis Star. Стрэмпел пожелал ему удачи и написал в ответ: «Я на твоей стороне».

Весной 2015 года на тренировочной базе сборной США состоялся сложный разговор. Мэгги Николс, которая под руководством Сары Джентци вошла в национальную команду в возрасте 14 лет, поговорила с Эли Райсман – капитаном золотых олимпийских сборных 2012 и 2016 годов.

Николс описала в разговоре свои встречи с Нассаром. Райсман рассказала обо всем Outside the Lines. А Джентци же в свою очередь поделилась с мамой Николс и представителями Федерации гимнастики США.

Мэгги Николс говорит, что Ларри Нассар начал насиловать ее во время медицинских тестов в Кэроли Ранч, когда ей было 15 лет и ее мучила легкую травма спины. Сама Райсман подверглась домогательствам также в возрасте 15 лет. Нассар просто позволял ей кушать вкусные десерты у него в кабинете, которые были запрещены в рамках спортивной диеты у девочек.

И Маккайла Мароуни испытала на себе «странное отношение» Нассара в возрасте 13 лет в Кэроли Ранч. Некоторые другие гимнастки вспоминают свой первый инцидент именно там.

Кстати, родителям не позволяли оставаться с детьми на базе или во время международных соревнований.

После тревожного сигнала от Джентци Федерация гимнастики США направила своего человека к гимнасткам, чтобы получить показания. Лишь после этого спортивные чиновники решили инициировать собственное расследование. А через месяц об этом узнали местные власти. По словам пресс-атташе Федерации гимнастики США, они «немедленно передали все сведения» властям. Позднее выяснилось, что произошла какая-то задержка. Но представители Федерации настаивают: «Мы никогда не пытались скрыть информацию о Нассаре».

На следующий день после сообщения Джентци о сексуальном насилии над ее подопечной, матери девочки-жертвы позвонил сам Стив Пенни, президент и CEO Федерации. Он начал разговор с таких слов: «Я понимаю, что у Мэгги есть некоторые проблемы».

«Он даже не спросил, все ли хорошо у Мэгги. Он просто сказал: «Надо соблюдать спокойствие и тишину. Это очень щекотливый вопрос. Мы бы не хотели, чтобы все это предавалось огласке», - рассказывает Джина Николс.

И все это – за год до Олимпиады в Рио!

«Он был настоящим профессионалом в своем грязном деле. Не врачом, а профессиональным хищником»

Ларри Нассар так и не был отстранен от своей работы координатором Федерации гимнастики США до тех пор, пока организацию официально не уведомили о подозрениях. 27 сентября 2015 года Нассар в своем Facebook опубликовал прощальный пост, где написал, что, «пришло время уйти в отставку». Хотя Федерация на тот момент прекрасно знала о его «проблемах с атлетами».

Кажется, что Федерация даже не пыталась поделиться информацией с Мичиганским университетом, где Нассар продолжал стабильно принимать пациентов. В свою очередь сам университет ни слова ни сказал Федерации о внутреннем расследовании 2014 года.

Спортивные чиновники оправдывались тем, что, якобы, получили некую «директиву от ФБР с просьбой не влезать в расследование». Но тогда, в июне 2015 года, когда президент Федерации Пенни звонил Джине Николс со своей просьбой о неразглашении, никто из ФБР не обращался в спортивную организацию.

Николс вспоминает, что первый звонок из ФБР она получила лишь в июле 2016 года. Райсман рассказала Outside the Lines, что также получала звонки от Пенни после заявлений о сексуальных домогательствах: «Стив Пенни пытался контролировать меня перед тем, как я должна была ответить на вопросы ФБР. Он старался узнать обо всем, что я могла бы рассказать агентам. Его приоритетом было понимание того, что я не сообщила ничего лишнего, чтобы ничто не помешало подготовке к Олимпиаде. Это ужасно».

Из-за постоянного давления со стороны Пенни, Райсман не встречалась с ФБР вплоть до сентября 2016 года. И даже тогда Пенни предпочел находиться в комнате во время интервью, хотя сама спортсменка не давала на это согласия.

Позднее, золотая медалистка Рио Симона Байлс заявила, что и она была жертвой домогательств со стороны Ларри Нассара: «Долгое время я спрашивала себя – была ли я наивной? Может это была моя вина? Теперь я знаю ответ – нет! Это не моя вина. Я не хочу держать на душе то чувство, которая предназначается Ларри Нассару, Федерации гимнастики США и другим».

В марте Стив Пенни ушел в отставку с поста президента и CEO Федерации. На данный момент, он не только подвергся жесткой критике, но и стал фигурантом журналистского расследования издания The Indianapolis Star, в результате которого выяснилось, что Федерация скрывала сообщения от десятков тренеров о сексуальном насилии в отношении их подопечных.

Ни сам Пенни, ни его представители не согласились дать какие-либо комментарии.

По информации The Wall Street Jurnal, Пенни вообще получил $1 млн выходного пособия.

«Я действительно считаю, что необходимо провести независимое расследование того, кто, что знал и в какое время. То, что сделали Федерация гимнастики США и МУ [Мичиганский университет], только умножает нашу боль», - делится размышлениями Линн Райсман.

Первой женщиной, давшей показания в государственном суде штата Мичиган о злоупотреблениях положением Ларри Нассара, стала Кайл Стивенс. Она рассказала, что ей было шесть лет, когда она впервые узнала о его методах «лечения». Шесть следующих лет она пыталась найти в себе силы осознать, что подверглась сексуальному насилию. Набравшись смелости, девочка рассказала обо всем родителям. Еще шесть лет потребовалось на то, чтобы даже ее родной отец поверил дочери.

Стивенс сообщила суду, что в детстве она часто проводила вечера в доме Нассара в Холте, штат Мичиган. Ее родители были близкими друзьями врача и его жены Стефани. По воскресеньям семьи вместе обедали и проводили время.

Девочка и ее старший брат нередко играли с Ларри Нассаром в прятки в подвале дома, пока остальные взрослые были наверху. Стивенс чаще всего пряталась в бойлерной между печью и раковиной. По ее словам, Нассар, якобы не замечая девочку, мастурбировал перед ней. Специально для этого он брал из комнаты бутылочку лосьона.

«Я до сих пор помню тот запах. От него мне становится плохо», - рассказала Стивенс суду.

В течение следующих лет Ларри Нассар стал смелее. Стивенс говорит, что он садился рядом с ней на кушетку в подвале, пока они с братом смотрели телевизор. Он гладил ее бедра и залезал рукой в промежность. Потом они начали укрываться одеялом. И однажды он решил вытащить свой половой член и начал тереться им о ее ноги. В конце концов, Нассар несколько раз вводил в ее вагину свой палец. Женщина говорит, что не понимала, что происходит, пока ее подруга и одноклассница не рассказала о таких же домогательствах со стороны Ларри. Девочка решил, что обо всем надо немедленно рассказать родителям.

«Мама, Ларри трогает мои ноги своим пенисом», - сказала Стивенс своей матери в одну из летних ночей после окончания шестого класса. Мать девочки пришла в ужас. Она попросила дочь рассказать ее историю отцу. В итоге, родители решили, что необходимо проконсультироваться с психологом. Они отвели дочь к Доктору Гэри Столлаку, который работал как раз в Мичиганском университете. Он-то и организовал трехстороннюю встречу родителей Стивенс и Ларри Нассара. Саму девочку на разговор не допустили. Естественно, Нассар отверг все обвинения. Девочка посещала офис Столлака восемь раз, иногда сама, иногда с родителями. Она каждый раз описывала встречи с Ларри Нассаром как «неприятные уроки секса».

Столлак уволился из Мичиганского Университета в 2010 году. Он показал в суде, что после ухода перенес инсульт, что сильно ухудшило его память. Доктор также заявил, что давно избавился от заметок, которые делал о своих клиентах. Но по-прежнему нет никаких данных о том, что Столлак, находившийся под обязательством сообщать о сексуальных домогательствах, хоть раз говорил с кем-то в университете или с полицией о предполагаемом злоупотреблении. Он просто сказал суду, что не помнит, чтобы Стивенс была его пациенткой.

После общей встречи с Нассаром и Столлаком, родители Стивенс привезли девочку в дом Ларри Нассара и заставили извиниться. Она отказалась. С того момента ее отношения с отцом сильно ухудшились. Он ежедневно убеждал ее признаться, что все ее рассказы о сексуальных домогательствах – наглая ложь. Спустя год ее отец сказал, что его терпение закончилось.

«Если ты сейчас же не расскажешь мне правду, то я превращу твою жизнь в ад», - кричал отец девочки. Она говорит, что тот взгляд действительно заставил ее поверить ему. «Если это был не ад, то я была не готова вынести что-то еще», - говорит Стивенс. В итоге, девочка решила, что лучше уступить отцу и рассказать ту историю, в которую он хотел верить.

Некоторые родители отмечали, что Нассар умел великолепно находить с ними общий язык и обхаживать, как и своих жертв. Тони Герреро говорил, что чувствовал большую гордость, когда впервые отвел свою дочь на прием к Ларри Нассару в кампус Мичиганского университета в 2014 году. Стены кабинета врача были увешаны автографами и памятными фотографиями с Олимпиад. Все это заставляло Герреро чувствовать, что он выводит свою 12-летнюю дочь в большой мир гимнастики под наблюдением высококлассного специалиста.

Нассар подарил дочери Герреро автограф золотой медалистки Насти Люкин и позволил самому отцу присутствовать в комнате во время осмотра. Каждый раз во время встречи Тони Герреро был в комнате! Но Лассар Нассар настолько хитро прикрывал своим телом дочь от отца и умел отвлечь внимание, что даже в таком случае находил возможность сексуально домогаться к девочке.

«Он был настоящим профессионалом в своем грязном деле. Не врачом, а профессиональным хищником», - рассказывал Тони Герреро, - «он хитроумно занимал такое место, чтобы я не мог увидеть, где в тот или иной момент находятся его руки. Он делал все, что хотел. Все это время моя дочь думала, что все это нормальная медицинская процедура, потому что я сидел рядом. А он в этот момент делал то, чего делать не должен был».

Другие же просто настолько доверяли Нассару, что оставляли своих дочерей в его доме на осмотр. Иногда даже поздно ночью. Он был «трепетным» врачом и старался найти время, чтобы помочь семьям даже вне работы. Линдси Лемке, гимнастка, выросшая в одном городе с Нассаром, говорит, что он заработал доверие ее семьи, потому что «мог сделать все для всех в любое время, когда его только попросят».

Кристи Лемке-Экео, мать Линдси, настолько сблизилась с Ларри Нассаром, что считала его другом семьи. Они даже дарили друг другу рождественские подарки. Мама девочки никогда не волновалась за дочь, когда та находилась дома у Нассара или в его офисе даже глубокой ночью.

«Как же мы могли не заметить такое?», - ужасается Лемке-Экео, - «я следила за дочерью в Facebook и Twitter в режиме 24/7 . Я названивала ей каждый вечер, чтобы понять, где она находится. Я думала, что держала все под контролем. Это ужасное чувство для матери, поскольку чувствуешь, что совершил грубую ошибку».

Лемке-Экео несколько раз в 2016 году спрашивала дочь, домогался ли к ней Нассар. И ответы потрясали ее. Но мать девочки не могла впустить такую мысль в свою сформировавшуюся реальность. До того момента, пока Нассара не обвинили в хранении детской порнографии. В его доме нашли более 37 000 изображений! Лишь тогда Лемке-Экео изменила свое мнение.

Стивенс, чей отец не поверил ей и заставил извиняться перед Нассаром, вспоминает, что именно это испортило ее отношения с отцом. Много лет он считал ее «врушкой». Ее отец страдал от хронических болей, а коктейль лекарств, которые ему приходилось принимать, по словам Стивенс, «влияли на его моральное состояние».

За месяц до отъезда в колледж в 2010 году, девушка попробовала еще раз поговорить с отцом о том, что Ларри Нассар злоупотреблял своим положением и домогался до нее.

«Я не врала», – Стивенс сказала отцу. Он не понял, о чем идет речь и попросил повторить. «Я не врала», - несколько раз повторила девушка. «Отец сел на диван и несколько минут молча смотрел в пустоту, не моргая», - вспоминает Стивенс. На лице отца читалось недоумение: «Черт, эта 18-летняя девушка вернулась к тому случаю из прошлого. Почему? Неужели это была правда?».

30 марта 2016 года отец Стивенс покончил жизнь самоубийством.

Но девушка не связывает это с историей про Ларри Нассара. Все годы после признания у них были прекрасные отношения с отцом. Скорее всего, как говорит Стивенс, он не выдержал постоянных болей, «которые подорвали его моральное состояние».

Менее чем за шесть месяцев до смерти отца Стивенс, 32-летний адвокат и мать троих детей Рэйчел Денхоллендер рассказала полиции о сексуальном насилии со стороны Нассара во времена юности. Она-то и стала первой женщиной, которая публично обвинила врача в домогательствах в статье The Indianapolis Star от сентября 2016 года.

Именно история Денхоллендер вдохновила десятки других женщин и девушек рассказать о своих инцидентах. На этой неделе они будут делиться своими случаями с судом. Истории, которым никто не верил четверть века, наконец, будут услышаны, а Нассар получит свое наказание за содеянное.

Та репутация, которую он создал для себя, стала своеобразным щитом вокруг его грязных дел с девочками на протяжении многих лет. Для Денхоллендер и десятков других женщин утешением будет та лепта, которую они внесут в наказание насильника. Правосудие должно свершиться.

«Культура потакания и безразличия – необходимое условие для того, чтобы педофилы продолжали процветать», - сказала Денхоллендер, когда Нассар признал себя виновным в насилии над ней и еще девятью девушками в ноябре, - «вы не получите очередного Ларри Нассара, не получите педофила, который имеет возможность насиловать и сексуально домогаться, если вокруг него не сформируется общество потакающих и безразличных людей. Пока мы миримся с безразличием, это будет повторяться снова».