СПОРТИВНАЯ ГИМНАСТИКА
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Две недели назад российская гимнастика простилась с блистательным спортсменом Юрием Рязановым. Смерть подстерегла бронзового призера чемпионата мира на трассе Москва – Владимир. Несколькими часами раньше, садясь в машину, он попрощался со своей девушкой – Галей Сизовой. Они были счастливы два года, а собирались – всю жизнь.

Галя пришла в редакцию «Советского спорта», чтобы вспомнить Юру.

На похоронах Рязанова во Владимире были толпы людей, море живых цветов и венков. Надпись на одном из них била под дых, выбивая слезу даже у матерых ветеранов спорта, – «Я буду любить тебя вечно». Высокая рыжеволосая девушка с потухшими глазами не отходила от гроба…

Мы встретились с ней спустя полторы недели в Москве. Ваш корреспондент отыскал Галю в одной из социальных интернет-сетей, где создано сообщество «Памяти Юрия Рязанова». Над моей просьбой рассказать о Юре она думала несколько дней и… согласилась на встречу.

«ПОДАРКИ ИЗ ЛОНДОНА ДОВЕЗ ТОЛЬКО МНЕ»

19.10.09

14.00 Самолет вылетает из Лондона, где Юрий впервые в жизни завоевал бронзовую медаль чемпионата мира в многоборье. Перед вылетом в аэропорту Рязанов по традиции покупает подарки.

– …Как всегда, всем близким купил, а довез только мне… Подарил духи «Шанель», сказал, что хотел другие купить, но Алексей Немов посоветовал эти… Я улыбнулась и ответила: «Можно считать, что от двоих подарок»… – вспоминает Галина.

17.58 Самолет садится в Москве. Юрий отправляет Гале SMS-сообщение: «Зайчон, мы сели! Как с базы выезжать буду – позвоню».

– Мы познакомились лет семь назад в нашей 14-й владимирской школе. Я училась в 9-м классе, а он в 10-м. На празднование Нового года у общего друга Максима Соцкова Юрка пришел со своим лучшим приятелем. Помню, Максим предупредил меня: «Галь, там будут два гимнаста – баламуты страшные. Ты не пугайся».

Юрка произвел на меня хорошее впечатление, а вот я, как потом мы выяснили, не особо глянулась. Но общение завязалось – созванивались, переписывались… Потом перерыв – увиделись снова, когда он учился на первом курсе, а я в 11-м классе.

Как говорил Юрка, «в тот момент я понял, что влюбился!». А меня учеба захлестнула: выпускной класс, поступление в московский институт… Но Юра себя забывать не давал, через моего младшего брата всегда узнавал, когда я приезжаю во Владимир. А я ведь даже маму предупреждала, чтобы о моем приезде ни-ни…

Сижу дома, вдруг SMS: «Пошли в кино». Вот так он со мной отношения поддерживал… Но потом мы все равно почти на год «потерялись» – мои родители переехали в Нижний Новгород, и… Юра лишился своего верного «связного»…

«3 ЯНВАРЯ 2008-го МЫ ВПЕРВЫЕ ПОЦЕЛОВАЛИСЬ»

— Снова встретились случайно в Москве на «Рижской», – продолжает Галя. – Я торопилась судить какие-то наши институтские соревнования по баскетболу. А Юра давай зазывать в «Олимпийский» (там тогда этап Кубка мира проходил). Я сказала, что подумаю, и… не пришла. Тогда он назначил новую встречу на «Речном вокзале» (туда со спортивной базы проще добраться), но я вновь не пришла. Лишь в декабре согласилась сходить с ним в кино. Однако в кино не попали, а провели вечер в кафе. Много рассказывали друг другу – каждый о своем. Потом начали переписываться, общаться в Интернете, потом снова пошли в кино. На «Пилу-4». Страшный был фильм! Я, испугавшись, хотела схватить его за руку, но… удержала себя. Установка у меня была строгая: мы друзья и большего не нужно.

Хотя Юрка тянулся ко мне и меня к нему тоже тянуло.

Нашим днем стало 3 января. Новый, 2008 год мы встречали в разных компаниях, а в этот день встретились во Владимире и пошли на «Иронию судьбы-2». В конце фильма он взял меня за руку, а потом была прогулка к Белому дому. Там мы впервые поцеловались…

На следующий день я уехала в Нижний, он начал засыпать меня сообщениями… И мы стали встречаться. 8 марта я ехала из Москвы в Нижний. Поезд останавливался во Владимире в полночь с 7 на 8 марта, и Юра примчался на перрон с двумя букетами – для меня и моей мамы, а еще притащил пакет с домашними вкусностями: «Ты, наверное, голодная едешь…». Такой человек был Юрка… – улыбается Галя.

19.00 Рязанов расстается в аэропорту с личным тренером Игорем Калабушкиным и отправляется на спортбазу «Озеро Круглое», где запаркован его автомобиль.

– В его жизни все было продумано, хотя меня он убеждал: «Живи сегодняшним днем». Но при этом он словно на много лет вперед все знал про себя: когда у него будет семья, как он окончит вуз, как будет воспитывать детей… Вот и сейчас по Юркиному плану он должен был по выходным летать в Германию, выступать на коммерческих соревнованиях и сдавать сессию в Академии государственной службы, с декабря садиться на сборы, Новый год встретить во Владимире, потом наш день – 3 января… Я сейчас думаю о Юркином плане жизни и не нахожу в себе силы смотреть вперед. Словно жизнь ушла куда-то и в будущее меня ничто не зовет…

«ДЕТЕЙ ХОТЕЛ ВОСПИТЫВАТЬ САМ»

– Планировали создать семью?

– Мы не торопились. Я учусь на пятом курсе, у него напряженный график… Куда тут спешить? О детях мечтал – но после Игр в Лондоне. Он сам хотел воспитывать ребятишек с раннего возраста – чтобы не получалось, что он на сборах, а они без него растут, хотел видеть их первые шаги, слышать первые слова. Он сказал, что после Олимпиады в Лондоне завершит спортивную карьеру. Я возражала: «Вон Крюков на скольких Играх выступал! Как минимум еще одни пройдешь…».

– Сына хотел?

– Конечно. Говорил, что непременно сделает из него гимнаста. Причем тренировать будет сам.

– А если девочка?

– Художественная гимнастика или танцы…

– Настолько любил гимнастику?

– Для него это – смысл жизни. От занятий не уставал. Даже в законный выходной шел заниматься в зал. Его тренер Игорь Николаевич Калабушкин иногда пропускал такие тренировки – незачем было Юрку контролировать. С самого утра у него никаких «поваляемся» – проснулись, позавтракали и поехали в зал: «Давай переодевайся, побегаешь…» – сальто меня учил делать, другие несложные упражнения… Он всех вокруг заряжал своей энергией и берег тех, кого любил.

– Кто был его лучшим другом в сборной?

– Легче сказать, кто не был. Пожалуй, лишь Максим Девятовский был для него лишь коллегой. А друзей невозможно и перечислить – Миша Боднар нас даже в шутку называл своими мамой и папой. Костя Плужников, Андрей Перевозников, из молодежной сборной масса народу…

«МЕДАЛИ МНЕ НИКОГДА НЕ ПОКАЗЫВАЛ»

22.00 Рязанов звонит Гале с «Круглого» и едет к ней на ВДНХ, где и ночует.

– Юра гордился своим бронзовым успехом в Лондоне?

– Он просто светился от счастья… А я по характеру человек иной. Сама занималась спортом и всегда воспринимала его так, что есть победа и все остальное. Написала ему в Лондон: «Ты молодец, но раз ты не первый – значит, есть стимул, над чем работать…». Может, обидела его этим… Ведь сделал он там, конечно, все, что мог. Он иначе работать не умел.

А вот медалей своих никогда не показывал – отвозил родителям. Сам будто не придавал трофеям значения – по крайней мере когда был рядом со мной. А на этот раз привез с собой – показал. Потом слегка перекусил, и мы сели за компьютер. Посмотрел почту, потом показал записи своих выступлений на чемпионате мира. Сейчас мне кажется, будто он чувствовал, что смотрит в последний раз… Ничего не комментировал – словно заново проживал все это внутри себя.

– Вы часто ссорились?

– Всякое бывало. Из-за ерунды обычно. Но Юрка отчего-то это ценил. Говорил, что раз мы ругаемся – значит, неравнодушны друг к другу. Последние несколько месяцев мы жили душа в душу и поругались – из-за пустяка, как всегда – за несколько дней до чемпионата мира. Я помню, как в день отлета в Лондон он сказал: «Знаешь, я даже рад, что мы поругались. Настоящий выплеск энергии получился…».

«ПУСТЬ БЫ НАС ВМЕСТЕ НЕ СТАЛО…»

20.10.09

7.00 Галя и Юра прощаются. У Рязанова дела в Москве, а в 16.00 его уже ждут во Владимире в родной спортшколе.

– Утром Юрка поехал оформлять шенгенскую визу. Позвонил мне в 9.40 и сказал, что со всеми делами управился и уезжает во Владимир. Обычно мы ехали вместе, но был будний день, у меня работа, учеба…

9.40 Юра выезжает во Владимир за рулем «Шевроле-Лачетти».

– Мы проснулись очень рано. Часов в шесть. Попили чаю, Юра собрался, и мы спустились вниз к машине. Он вез во Владимир еще и мои вещи – тетрадки какие-то… Я помогла ему спустить все вниз. Было холодно, а оделась я легко. Он заставил меня надеть шапку – почему-то за этим все время строго следил. Говорил, что голову надо беречь, – все идет от головы. Спустились, положили все в багажник, но Юра не спешил прощаться.

– Посиди со мной – пока машина прогреется.

А сам сидел совсем недолго – пошел чистить стекла. Боковые протер только со своей стороны. Потом вдруг перестал. Обошел машину, открывает дверь и говорит: «Зай, смотри, как интересно, – с моей стороны все стекла заледенели, а с твоей сухо!». Словно знак какой-то…

12.30 Юра звонит тренеру Игорю Калабушкину, сообщает, что проехал Лакинск (35 километров от Владимира), и обещает к 16.00 быть в родной ДЮСШ, где ему готовят торжественную встречу.

– На панихиду пришло много детей…

– В день похорон я вышла из автобуса и увидела, что вся площадка и все крыльцо школы забиты народом. Он был для всех живым и близким. Наверное, многие думали, что еще успеют наговориться с ним, – целая жизнь впереди… А вот не успели.

12.50 Автомобиль Рязанова вылетает на встречную полосу и сталкивается с «Ауди», мчащейся на скорости 100 км/час.

– Я до сих пор не верю, что он разбился на машине. Он никогда не сомневался в ней и чувствовал себя за рулем очень уверенно. Редко лихачил и всегда контролировал ситуацию. Кроме того, у Юрки ведь блестящая реакция. На моей памяти была пара случаев, когда перед нами резко тормозила машина, – он мгновенно реагировал.

Всю неделю до его гибели меня не покидало чувство тревоги. Правда, мне казалось, что произойдет что-то со мной, – я даже с подругой поделилась… А ведь удар по машине пришелся именно на мою сторону. Я всегда садилась на сиденье рядом с ним. Даже когда ехали вместе с Игорем Николаевичем, Юрка просил его сесть назад.

Вот уже много дней меня не покидает мысль – лучше бы я в тот момент была с ним, пусть бы нас вместе не стало, или я смогла бы как-то отвести от него удар. Юрка ведь нужен здесь, а не там… – Галя уже не сдерживает слез.

– Несколько месяцев назад он как-то сказал: «Как права получишь – на моей будешь ездить, чтоб я рядом был. Если разобьемся – то вдвоем…». Сейчас эти слова как нож в сердце… Не взял он меня с собой.

«ГАЛЬ, ЮРКА ПОГИБ…»

13.20 Милиционер сообщает Галине по телефону, что Юра попал в аварию.

– У нас так было заведено: если кто куда едет, сообщает, что нормально добрался.

А тут по всем расчетам я понимаю, что он должен быть во Владимире.

Набрала ему с рабочего. Слышу – улица, машина, чужие мужские голоса… Подумала: может, ошиблась? Хотела даже обидеться: неужели забыл позвонить? А потом как вспышка в голове: а вдруг авария! Перезвонила с мобильного.

– Мне нужно Юру Рязанова.

– А кем вы ему приходитесь? – незнакомый мужской голос.

– Я его девушка…

– Юрий Рязанов попал в аварию. Если вы можете, сообщите его близким.

– Он жив?! С ним все нормально?!

Мне ответили, что Юра в тяжелом состоянии и его отвезли в больницу. Называли какие-то координаты, но я уже плохо понимала, о чем мне говорят. Позвонила его брату Женьке – говорить родителям было страшно. Женька в тот день работал, это недалеко от места аварии – на выезде из Владимира на автозаправке. Потом еще раз перезвонила гаишникам, боялась спросить о главном. Мне сказали, что он вылетел на встречку.

Про то, что погиб, так и не сказали, но я сама поняла…

Помчалась на Курский вокзал брать билет до Владимира. В голове крутились Юркины слова: «Что бы с тобой ни стало, я все равно буду рядом». Правду узнала на эскалаторе, на выходе из метро. Женька позвонил и сказал: «Галь, Юрка погиб…». Я что-то закричала, слезы из глаз, а потом останавливаюсь, и в голове стучит лишь одно: «Это не он! Он не мог просто так уйти!».

– Родителям тоже Женя позвонил?

– Нет, кто-то из знакомых. Женька не успел, ему ведь самому пришлось Юру из машины вытаскивать, ехать в морг…

– С родителями Юрия вы часто общались?

– Часто. Мы с Юркой нередко связывались по Интернету, и он постоянно просил, чтобы я маме и папе что-то сообщала... Он так стремительно познакомил меня со всеми родственниками, что я даже опомниться не успела. Через пару недель, как начали близко общаться… без предупреждения подвез к дому: пойдем, говорит, с родителями знакомиться. Я опешила: «Не выйду из машины!». А он: «Вон мама уже встречает, в окно машет! Не выйдешь – расстроится…».

Юра очень любил мамину кухню: борщ, пельмени, блины… Я на первых порах ему даже боялась готовить, так он мамину кухню нахваливал.

P.S.

Из письма Галины Сизовой вашему корреспонденту:

«В эту субботу была на «Круглом». Захожу в зал. Мальчишки тренируются. Повинуясь чему-то, ищу среди них Юрку… Нету… Захожу в раздевалку. Юркин шкафчик. Заглядываю – все, как всегда: дезодорант, мочалка, кружка… Только на шкафчике фото его наклеено…

Вспоминаю последний свой приезд сюда – за день до отлета на чемпионат мира. Я заходить не хотела, думала, в машине его подожду. А Юра: «Да тебя уже все знают, осталось со старшим и главным тренером познакомить». Но я на своем настояла.

А сейчас захожу – в зале Евгений Николко, Андрей Родионенко. Вот и познакомились…».