V4x3 l 1449159353123

На часах 10 утра, но вокруг Центра гимнастики уже толпа. Смешались в кучу волонтеры, полицейские, зеваки. Повод прост – на утреннюю тренировку прибыла звездная сборная России, в составе которой все-таки выступит олимпийская чемпионка Алия Мустафина.

«НУ, ПОКАЗЫВАЙТЕ СВОЙ ГОРОД»

Полицейские тщательно сверяют мое лицо с фотографией на аккредитации и все-таки впускают внутрь. В дверях тренировочного зала смеются Мария Пасека и Ксения Афанасьева. А вот на Мустафиной нет лица…

Первой к нам подходит государственный тренер сборной России Валентина Родионенко.

– Никак не получается один элемент. Но ничего – на выступлении Алия всегда собирается. Вечером у нас тренировка на помосте, так что вы не утомляйте ее особенно своей экскурсией, – просит наставница.

Чемпионка сейчас явно не в «прогулочном» настроении. Глаза опущены, кулаки сжаты, чуть хромает на левую ногу. Заметно, что мыслями она все еще на ковре, где до последней минуты тренировки отрабатывала поворот в вольных упражнениях. Но, увидев спецвыпуск «Советского спорта», посвященный Универсиаде, с собою на обложке, расплывается в улыбке. Тепло от этого стало всем вокруг.

– Ладно, я в Казани первый раз, давайте, показывайте свой город, – просит сама Алия и, ускоряясь, идет к нашей машине.

Усевшись на переднем сиденье, гимнастка первым делом пристегивается ремнем безопасности.

– Быстро не гони, мне еще выступать, – шутит чемпионка.

Кивнув, понимаю, что времени мало, а посмотреть нужно очень много. По новой развязке долетаем от гимнастического центра до кремля за 10 минут. По дороге в поле зрения попадают диковинные для Казани двух­этажные автобусы, которые с этого дня будут возить туристов по городу.

– Ух ты! Как в Лондоне, – умиляется Алия, вспоминая золотую для себя Олимпиаду. – Будем считать, это хороший знак. А что это справа?

– Университет. Ему более двухсот лет. Кстати, вождя будущей революции Владимира Ульянова-Ленина отчислили отсюда после первого семестра.

– Да, и все помнят, чем все это кончилось… – кивает головой Мустафина, небрежно поправляя волосы.

Мы переглянулись с фотографом.

СЕРДЦЕ КАЗАНИ

Начинать знакомство со столицей Татарстана лучше всего здесь. Кремль – самое сердце города с тысячелетней историей. Поднимаясь по крутой горе, Алия слегка оступается.

– Дорогу с тех времен сохранили? – улыбается спортсменка, показывая на брусчатку. Но тут ее внимание переключается на памятник знаменитому татарскому поэту Мусе Джалилю.

– Красивое имя, нужно найти его стихи, – размышляет гимнастка вслух.

У Спасской башни, как всегда, многолюдно. Туристы провожают чемпионку взглядами, но никто не решается подойти. В толпе слышится шепот: «Мустафина. Мустафина!». Кто-то делает пару снимков уже в спину проходящей мимо гимнастке.

– На улице узнают не часто, – говорит Алия. – Был короткий период после Олимпиады, а сейчас – меньше. В Москве-то уж точно нет, – щурится она от солнца.

Остановившись на самой верхней точке, окидывает взглядом прекрасную панораму: Волга, делающая крутой поворот, облагороженный казанский канал Булак, Дворец спорта, видевший первое чемпионство «Ак Барса», и стадион «Центральный», рукоплескавший Месси, Хави, Анри, Ибрагимовичу…

– Футбол и хоккей? – переспрашивает Алия. – Честно сказать, кроме своего вида никакими другими особенно не интересуюсь. Не будь спортивной гимнастики, наверное, занималась бы художественной.

МЕЧЕТЬ КУЛ-ШАРИФ

Лидер сборной двигается не спеша, внимательно разглядывает все вокруг. Белый собор – точная копия своего «брата» в Суздале, на крыше которого снимали погоню «за демонами» в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Мустафина явно заинтересована.

– Кстати, Иван Грозный взял Казань только с десятого раза – в 1552 году. Царь до основания разрушил мечеть. По сохранившимся артефактам, лекалам и фрескам ее восстановили в 2005 году, – проводим небольшой ликбез.

– Подождите, не рассказывайте! Дайте сфотографирую эту красоту, – останавливает повествование Алия и достает из кармана телефон. И, уже сделав с десяток снимков на память, требует продолжения.

– В соцсети выкладывать не буду, – с легким разочарованием в голосе шепчет Мустафина. – Я там только с друзьями общаюсь.

Спортсменка слегка ускоряет шаг.

– А вообще мы очень редко ходим на экскурсии в городах. В основном маршрут всегда одинаковый: аэропорт – гостиница – зал – аэропорт. В принципе это правильно: если при­ехал на соревнования, нужно отдаваться им по полной и бороться за победу.

Тут в Деревне все ходят друг к другу в гости, смеются, улыбаются, расслабленные такие. А я лишь о выступлении думаю… Задачу перед нами поставили простую – только победа. Говорят, японки очень сильны. Посмотрим! – произносит чемпионка, загадочно потирая ладони.

БАШНЯ СЮЮМБИКЕ

– Знаешь, что нужно для победы? – спрашиваем, почувствовав неподдельный интерес чемпионки, будто и вправду располагаем универсальной формулой победы. – Загадать желание, и оно обязательно сбудется. Есть тут такое место.

Выходим из арки – перед нами новый вид.

Ведем Алию к знаменитой падающей башне Сююмбике. Каждый казанский ребенок знает эту красивую и грустную историю. Однажды царица Сююмбике, обладавшая такой красотой, что даже птицы при виде ее начинали петь громче, сказала, что уедет с Иваном Грозным только в том случае, если он построит для нее башню. Семиэтажное строение возвели за семь дней. Но у восточной красавицы был свой план… Сююмбике поднялась на вершину башни и прыгнула вниз – предпочла смерть замужеству.

Позже возникло поверье: если прикоснуться к стене башни и загадать желание, оно обязательно сбудется.

Наконец-то видим знаменитую улыбку Мустафиной, подобную той, что наблюдали миллионы телезрителей на пьедестале Лондона.

– А она не упадет, если я ее задену? – с искоркой в глазах спрашивает Алия. Но затем, чуть изменившись в лице, прикасается ладонью к стене и застывает в такой позе на пять секунд, словно в финальной точке вольных упражнений. – Буду надеяться, что сбудется!

Связанные материалы: