V4x3 l 1446739716050

В последний день состязаний гимнастов «новому русскому» не было равных в упражнении на коне.

Перед началом очередного соревновательного дня у России в медальной копилке уже 39 золотых наград. До рекорда страны на Универсиадах не хватает трех. Люди, в очередной раз выстроившиеся у Центра гимнастики, в ожидании шоу. В его программе: «новый русский» Николай Куксенков на коне, Ксения Афанасьева в опорном прыжке и любимые брусья Алии Мустафиной, принесшие ей олимпийское золото.

ПОДСКАЗКИ ДАВИДА

Но старт дня выдается так себе. Давид Белявский выходит в вольных упражнениях на ковер первым. Отрабатывает чисто, но без блеска. Это лишь бронза. Золото у японца Като, немец Хамбьюхен второй.

– Ничего, наши свое еще возьмут, – спокойно выдыхает болельщик.

Бронза, похоже, не очень расстраивает и самого Белявского. Давид надевает олимпийку и идет на трибуну. На журналистские места гимнаста не пускают, присаживается на ступеньках. Что поделать – аншлаг.

За девчонок в опорном прыжке Давид переживает отчаянно. Машет рукой, подсказывает тренерам, как подвинуть подкидной мост. Советы попадают в яблочко. Мария Пасека прыгает на бронзу, а Ксения Афанасьев, уступившая накануне Алие Мустафиной в многоборье, тут берет золото.

СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ

Следом парни начинают на коне. Стартовый протокол с фамилиями не совпадает с колонной, что проходит мимо журналистских рядов. На месте Эмина Гарибова идет японец Като. Представитель Страны восходящего солнца смотрит в затылок Николаю Куксенкову. Россиянин, взявший уже два золота, настроен на третье. В зале жарко, но Куксенков идет в разминочную зону в вязаных перчатках. Сначала коварный гимнастический конь подставляет свои бока для двух украинских гимнастов. Перед подходом к снаряду Куксенкова именно два его бывших соотечественника, два Олега – Степко и Верняев – возглавляют погоню за золотом.

Российский гимнаст накручивает свои элементы при гробовом молчании. Но четкий соскок утопает в овации. Зал в неистовстве. Николай – трехкратный чемпион Универсиады.

«ЖАК РОГГЕ ЗВАЛ В БЕЛЬГИЮ»

Сразу после церемонии награждения победитель ускользает от журналистов.

– Перед интервью я должен обговорить все с тренером, – дипломатично объясняет свой шаг победитель. Следую за ним.

Через пять минут Куксенков выходит в фойе.

– До тренера я не дозвонился, но давайте поговорим, – улыбается Куксенков, уже сняв золотую медаль с груди.

– Как вас приняли в новой сборной?
– Нормально встретили. Думал, выйдет сложнее. Будут притирки или какие-то проблемы в коллективе. Но оказалось, что ребята отличные и коллектив очень дружный.

– Финал на одном снаряде. Не маловато ли для абсолютного чемпиона?
– То, что я, чемпион многоборья, отобрался в финал только на коне, ни о чем не говорит. Это в художественной гимнастике абсолютное чемпионство подразумевает господство и в упражнениях с другими снарядами.

В спортивной все по-другому. Вспомните олимпийского чемпиона многоборья Олимпиады из Японии. Он ведь тоже попал лишь в один вид, хотя до этого говорил, что выиграет чуть ли не все. Да, здесь, возможно, собрались не все лучшие на коне, потому я и выиграл. Но к чемпионату мира усилю программу, особенно прыжковую. А вообще очень важно, что вернулся в многоборье спустя год.

– Как вам дался этот переход? Как отнеслись близкие?
– Добро дал отец. Когда вся эта история с возможным переходом только начиналась, я боялся начать с ним разговор на эту тему. Как-то неудобно было. Но папа, на удивление, отнесся к этому хорошо.

Может, за спиной меня зовут предателем – я не обращаю на это внимания. Конкуренция в России выше, чем в Украине. Чаще спорт-смены уезжают из России, потому что не могут здесь пробиться в состав и выступают за более слабые страны. А со мной вышло наоборот.

Меня сватали и в Бельгию. Сам Жак Рогге. Глава МОК приезжал к нам в Украину на олимпийскую базу вместе с Сергеем Бубкой. Нас выпустили к Рогге для массовки. Я подошел и сказал ему три фразы на фламандском. Типа «с какой вы улицы?». Он был поражен. А я учился в Бельгии, знаю языки. А потом он увидел меня на Олимпиаде в Лондоне и позвал к себе.

– Не хотите ли по окончании спортивной карьеры пойти по стопам сестры, стать нашим коллегой?
– Моя сестра не только журналист. Она еще и пресс-секретарь главы Ингушетии Евкурова. Она с детства очень пробивная. Гены у нас с ней одни. Кстати, предлагала мне продолжить карьеру в спортивной журналистике, но я еще чувствую в себе силы выступать. Я определял для себя возраст в 23 года, думал, что дальше будет тяжело. Да, я стал массивнее и взрослее, но и заматерел. Думаю, пока чувствуешь силы – не важно, сколько тебе лет. Николай Крюков выступал в 30 – и был хорош.

Кому я позвонил в первую очередь после победы? Маме.

Связанные материалы: