Погибший в автомобильной катастрофе бронзовый призер чемпионата мира Юрий Рязанцев успел дать интервью за несколько часов до трагедии.

- Скажите честно, Юрий, сегодня эта медаль для вас - предел возможного?

Наверное, можно сказать и так. Если учесть, что финальная часть чемпионата началась неудачно. После упражнения на коне судьи долго совещались, засчитывать мне соскок с ошибкой или не засчитывать совсем. В итоге снизили оценку на 0,9 балла. И я оказался 21-м из 24 участников финала. Было обидно чуть ли не до слез.

- Долго приводили себя в порядок?

- Времени для больших раздумий на соревнованиях нет. Посидел, поразмыслил, как выкарабкиваться из сложившейся ситуации. Внутри бушевал огонь. Успокоился, понял, что терять нечего. Сказал себе: «Юра, не сдавайся! Это не последний чемпионат, постарайся выглядеть достойно». После чего решил на оставшихся пяти снарядах увеличить так называемую базовую сложность. И хотя был еще один срыв (при соскоке с перекладины Юрий коснулся мата рукой), работа по максимуму помогла в итоге выиграть медаль.

- Можете представить себя в роли Максима Девятовского, который отказывался завершить упражнения из-за ошибок и получал «баранку»?

- Нет. Считаю, что даже проигрывать надо достойно. Поэтому никогда не позволяю себе разных жестов в сторону судей, отчаянных ударов кулаком по непокорному снаряду или выплеска эмоций за пределами помоста. Стыдно распускать себя. На нас же в зале тысячи людей смотрят, и телекамеры за каждым твоим шагом следят.

- Где учились самообладанию? Наверное, у легендарных владимирских земляков Николая Андрианова и Юрия Королева?

-  К сожалению, я их не застал на помосте. Поэтому стараюсь брать пример с более близкого мне по возрасту гимнаста - четырехкратного олимпийского чемпиона Алексея Немова. Его поведение, особенно после памятного поражения на Олимпиаде в Афинах-2004, можно назвать эталоном спортивного и человеческого достоинства.

-  Личные чемпионаты сильно отличаются от командных?

-  Судите сами. В Лондоне Россию представляли пять парней. В многоборье мы с Девятовским работали в разные смены: он в первую, я - во вторую. Еще трое наших, выступавших в отдельных видах, выходили в третьем потоке. У каждого свой режим, в зале и даже в столовой мы почти не пересекались. Отсюда разные ощущения. Если в командных состязаниях ты опасаешься подвести свою сборную, то в личных стараешься выступить не хуже соперников.

-  Кстати, почему гимнасты падают? Вроде каждая композиция отработана не одну тысячу раз - выйди на помост и выполни чисто.

 - А эмоциональный накал и другие сбивающие факторы не учитываете? Да на чистоту исполнения может повлиять любая на первый взгляд мелочь - некрепкий сон, плохой аппетит, мрачная погода, кем-то невзначай брошенное слово. Концентрация теряется, и твою великолепную комбинацию портит неудачный соскок или другое невыразительное движение. Хорошо, если падение не приводит к травме, как это случилось с основным претендентом на золото в многоборье немцем Фабианом Хамбюхеном, который порвал голеностоп на официальной тренировке за день до старта чемпионата мира. К счастью, у меня серьезных болячек сейчас нет, хотя подлечить мышцы и связки придется.

-  Чем займетесь во время заслуженного отпуска?

-  А его как такового у меня не будет. Уже на среду во Владимире назначена первая тренировка, а с четверга мы с тренером Игорем Калабушкиным переходим на двухразовый режим занятий. В настоящем отпуске за свою спортивную карьеру был только однажды. В прошлом году после Пекина со своей девушкой съездил в Тунис. А вообще мне и во Владимире уютно. Родной дом, друзья, любимые с детства места. Некоторые знакомые подначивают: мол, заработаешь денег и обоснуешься в Москве. Не понимаю, зачем рваться в столицу, если до нее можно доехать на машине за несколько часов.

-  Давно за рулем?

-  В 17 лет сдал на права мотоциклиста, через год получил права категории B и C. Первой машиной была «Лада» 99-й модели. Ох, и намучился я с ней! Зато знал, где лучшие мастера автосервиса и самые приемлемые цены на ремонт. Теперь уже два года езжу на «Шевроле» корейской сборки и забот не знаю. Впрочем, положительный опыт общения с отечественной техникой все же был, когда ездил на мотоцикле «Минск» 1978 года выпуска. Мотор ни разу не перегрелся!
Связанные материалы: