СКЕЛЕТОН
ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

На минувшей неделе на «Прямой линии» с нашими читателями побывал первый в истории российского скелетона обладатель Кубка мира Александр Третьяков. Более часа красноярский спортсмен рассказывал о своих пристрастиях, шансах на победу в олимпийском Ванкувере, коллегах по цеху и о том, почему влюбился в безумный вид спорта, где ты летишь к финишу головой вниз со скоростью свыше ста километров в час.

– Поезд из Латвии приходит в 9.40, встречайте на Рижском вокзале и сразу поедем к вам в редакцию. Я буду в синей куртке с российской символикой и множеством сумок, – объяснил мне по телефону Александр Третьяков, возвращающийся из Латвии с чемпионата России.

В нашей стране соревнования по скелетону проводить негде, нет трасс. Тем удивительнее победа Александра на Кубке мира.

БЛИЗОРУКИЙ ЛИДЕР

В какой-нибудь Швейцарии или Австрии потенциального медалиста Олимпиады на руках бы носили. А тут «синяя куртка, много сумок»… На перроне, кроме вашего корреспондента, персоной Третьякова никто не заинтересовался. Да многие ли в России вообще слышали о скелетоне? Может быть, после Игр в Ванкувере амуницию Третьякова будут рвать на сувениры, а пока же мы без суеты укладываем в багажник коньки от скелетона, форму и… Кубок мира! Александр никак не довезет его до родного Красноярска, ведь после триумфа он успел побывать на чемпионате мира в Америке, а оттуда сразу направился в Латвию на национальное первенство.

– И как вам чемпионат России в латвийской Сигулде?

– Выиграл, – скромно, почти шепотом произносит Третьяков, когда мы выезжаем на Третье кольцо.

– А соперники-то в нашей стране у вас есть?

В ответ спортсмен, поправляя очки (у него зрение «минус 4», но выступление в линзах в скелетоне, оказывается, обычная практика), рассказывает, как много в России одаренных скелетонистов, как сложно с ними бороться... Но осекается после конкретного вопроса:

— Ваш отрыв от второго места в Сигулде?

— Секунда, — виновато улыбается Саша.

Для скелетона, где счет идет на сотые, а порой и на тысячные доли секунды, это колоссальный отрыв.

«СПЕШИТЬ МНЕ НЕКУДА…»

По дороге успеваем обсудить реформу ЦСКА. Правда, она особо не трогает Третьякова, приписанного к армейскому обществу в Красноярске. Служба в армии 23-летнему Александру не грозит, во-первых, по зрению; действует и отсрочка от службы: сибиряк учится в университете на учителя физкультуры.

– Кому-то ставят оценки за то, что человек выигрывает разные чемпионаты, – поражается Александр. – Мне бы так! В Красноярском университете как сессия – будьте любезны. Зубрить приходится. А теперь я в аспирантуру поступил, — вновь включает Третьяков свою стеснительную улыбку.

Но мы уже возле редакционного крыльца. Третьяков достает Кубок мира, чтобы продемонстрировать моим коллегам.

– Эх, его бы в наш музей… – вздыхаю я.

– У вас и так вон какая коллекция! – улыбается Третьяков, внимательно рассматривая экспонаты. – Клюшки, футболки, мячи. Лучше я вам свою майку подарю, в ней на нынешнем Кубке мира выступал. Она с ванкуверской трассы, где пройдет Олимпиада.

«Я НЕ ПЬЮ»

До «Прямой линии» еще два часа.

– Мне спешить некуда, – констатирует Александр. – Поезд в Красноярск только в восемь вечера, друзей в Москве нет. Так что спасибо за приют.

Мы завтракаем чайком с тортом и параллельно смотрим обзор матчей НБА.

– Я в Красноярске часто на баскетбол хожу. Наш «Енисей» сейчас здорово прибавил, поэтому и аншлаги постоянно собирает, — делится Александр.

– А как насчет суперпопулярного в Красноярске хоккея с мячом?

– Стадион для бенди расположен не в самом благополучном районе… Многие туда ходят не столько поболеть, сколько водки вмазать. Драки там частенько случаются. А я не пью, да и шайба мне больше нравится.

Секретарь напоминает, что до редакционной планерки осталось пять минут.

– А мне туда можно? – неожиданно интересуется Третьяков. – Посмотреть изнутри вашу кухню?

Можно. Полчаса, что длится планерка, Александр изучает свежий номер, внимательно слушает выступающих и приговор главного редактора.

«У вас все серьезно!» – резюмирует Третьяков за минуту до старта «Прямой линии».

БОБСЛЕЙ ОПАСНЕЙ

– Добрый день, вас беспокоит Ирина из Москвы. В футболе пенальти чаще доверяют бить холостым, мол, жена в случае промаха не будет ругать из-за профуканных премиальных. А в скелетоне, наверное, вообще нет женатых. Кому понравится, что твой муж летает вниз головой с горы, да еще на бешеной скорости?

– Отвечу за себя. Я не женат, но любимая девушка у меня имеется.

– И как она относится к вашей профессии?

– Нормально. Тот же бобслей гораздо опаснее. У нас при падении просто отталкиваешь от себя скелетон и катишься самостоятельно. А в бобе, если перевернулся, тебя накрывает здоровенная 200-килограммовая бандура. Скелетон не так страшен.

– Как человек из Красноярска, где нет трасс для скелетона, оказался в этом виде спорта?

– Трассы нет, но федерация-то есть. Я занимался легкой атлетикой, за 11 секунд стометровку бегал. И вот на чемпионате края меня увидел наставник из школы по бобслею и скелетону. И предложил попробовать себя разгоняющим в бобслее. Тогда мне 17 лет было, кровь играла в жилах, согласился…

Однажды даже пробился в экипаж Дмитрия Абрамовича, который потом выиграл и юниорский, и молодежный чемпионаты мира. Вместе с Димой мы победили на Кубке России после Олимпиады в Турине. Но для больших побед в бобслее у меня не та фактура, веса не хватало.

– В скелетоне есть правила по ограничению веса спортсмена и инвентаря?

– Да. В сумме вы должны весить не более 115 килограммов. Мой скелетон, к примеру, весит 35 килограммов, а я 75. Если же человек сам за сотню, то в силу вступает ограничение по максимальной массе скелетона. Но крупных людей у нас почти нет. Все подтянутые, атлетичные. Здесь же очень многое зависит от старта. Быстро разогнался за отведенные 20—30 метров – это половина успеха.

ЗАЧЕМ НАМ ДОПИНГ?!

– Здравствуйте, это Сергей Васильевич из Подмосковья. О чем вы думаете, когда спускаетесь по трассе?

– Только о виражах и технике прохождения. Чуть-чуть отвлечешься, и… полетел кувырком.

– Часто переворачивались?

– Раньше – да. В этом году было одно падение. Но я не отпустил скелетон, метров тридцать на спине прокатился, а потом забрался обратно. Вот только до финиша не доехал… Он уже перед глазами был, но скорость все снижалась, снижалась – и, наконец, остановился.

– Обошлось без травмы?

– Трасса была гладкая, отделался синяками.

– Вы, наверное, на автомобиле постоянно нарушаете скоростные режимы?

– У меня нет авто. Я даже на права не сдавал, некогда, хотя водить умею.

– Это Светлана из Москвы. Александр, такое ощущение, что вам просто не хватает адреналина… Может, в парашютном спорте себя попробуете?

– А может, и попробую. Я понял «фишку» скелетона и спокойно спускаюсь по трассе. Нет того адреналина, что раньше.

– В чем же эта «фишка»?

– В том, как ты рулишь. Это тяжело объяснить, нужно чувствовать. И потом – скоро Олимпиада, зачем раскрывать все секреты?

– Сколько времени в году у вас уходит на отработку старта?

– Все лето. Занимаюсь легкой и тяжелой атлетикой, в Павловске на специальных эстакадах отрабатываем технику старта. Нужно уметь не только хорошо разбежаться, но и быстро залечь в скелетон.

– Интересно, скелетонисты попадаются на допинге?

– А зачем нам допинг? Для концентрации? Глупости все это. У нас, кстати, недавно один попался на допинге и то сумел доказать, что принимал препарат от облысения. В Ванкувере допинг-скандалов в скелетоне не ждите.

СНОУБОРД С РАСПРОДАЖИ

– Меня зовут Мария. Вы частый гость в Третьяковской галерее?

– В Красноярске нет такой галереи. А вообще я люблю ходить в кино и кататься на сноуборде, благо весной, когда у меня заканчивается сезон, в Сибири еще снег. Люблю рисовать.

После этого ответа просим Александра показать товар лицом. Он берет лист бумаги, ручку и начинает выводить эмблему Кубка мира, параллельно продолжая общаться с читателями.

– Почему именно сноуборд?

– Два года назад я поехал на этап Кубка мира в Австрию, а там совсем не было снега. Трассы простаивали, и цены на сноуборды рухнули. Раза в три они были дешевле обычного. Вот я и купил, благо у нас в Красноярске отличную трассу построили.

– Ваш круг общения?

– Скелетонисты, саночники, бобслеисты. Все вперемежку. Сложилась определенная компания, в которой человек 20. Лет пять вместе ездим на соревнования. Заводила у нас канадец скелетонист Джон Монтгомери. Постоянно что-нибудь отчебучит, звук какой издаст и на соседа накинется: зачем, мол, так сделал…

– Это Андрей из Саратова. Если не секрет, сколько вы зарабатываете благодаря скелетону?

– На жизнь хватает. Красноярский спорткомитет помогает. Хотя с футболом сравнивать не стал бы, даже в бобслее получают больше… Но мне нравится моя работа.

«А В ДВУХ САНТИМЕТРАХ ОТ ЛИЦА ЛЕД…»

– Добрый день, вас беспокоит Кирилл из Тулы. Давно слежу за вашими результатами, надеюсь, что в Ванкувере вы завоюете золото…

– Не хочу загадывать. Все мысли о подготовке к Играм. Тренеры придумали специальный план, по которому и буду работать. Я буду рад любой медали, если сделаю для победы все возможное. Как на последнем чемпионате мира, где взял бронзу.

– Пессимисты утверждают, что в общем зачете наша сборная на Играх в Ванкувере завоюет не больше четырех золотых медалей…

– Пусть чиновники считают потенциальные награды. Спортсмены все сделают ради победы, потому что работа у нас такая…

– Как вам олимпийская трасса?

– Самая быстрая в мире. До 140 километров в час разгоняемся. Ложишься на скелетон, лед в двух сантиметрах от лица, все белое, только виражи мелькают. Мне там комфортно, ведь у меня один из самых быстрых разгонов в мире. Дальше главное — не совершить ошибку.

В Канаде это сделать очень легко. Там есть один 90-градусный вираж, на котором спортсмена «рубит»: космическая нагрузка на шею, голову не можешь поднять. Это единственное место, где я не могу бороться с нагрузкой.

Но страха нет.

…«Прямая линия» подходит к концу. Завершен и рисунок в исполнении Александра Третьякова — его эмблему Кубка мира сохраним для нашего музея. Кто знает, насколько ценен будет этот рисунок после Ванкувера-2010…

КАК СКЕЛЕТОН ПОЛУЧИЛ СВОЕ НАЗВАНИЕ?

– В двадцатые годы, когда наш вид спорта только зарождался, англичане придумали сани, каркас которых по своей форме напоминал человеческие ребра. Тогда их в шутку назвали «скелетонами», от английского skeleton – скелет. А вскоре и сам спорт получил такое «страшное» имя, – рассказывает Третьяков. – Хотя современные сани скелет уже ничем не напоминают.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Александр ТРЕТЬЯКОВ

Родился 19 апреля 1985 года в Красноярске.

Рост – 184 см, вес – 72 кг.

Обладатель Кубка мира (2009). Бронзовый призер чемпионата мира (2009). Чемпион мира среди юниоров (2008). Четыре раза побеждал на этапах Кубка мира.