СОБЫТИЕ ДНЯ. САННЫЙ СПОРТ
ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

Сегодня мы продолжаем и, хочется надеяться, завершаем тему, поднятую в статье «Фрезернул деталь – есть, считай, медаль…» («Советский спорт» от 21 ноября с.г.), где в репортаже с Дмитровского завода фрезерных станков мы рассказали о том, как изготавливают детали для саней серебряного призера Олимпийских игр в Турине Альберта Демченко. На подготовку саней к Олимпиаде в Ванкувере спортсмен потратил свои деньги...

В статье «Почему не нашлось денег на сани Демченко?» («Советский спорт» от 28 ноября с.г.) начальник Центра спортивной подготовки Александр Кравцов заявил, что по закону Центр не может постфактум оплачивать расходы Демченко на изготовление деталей для саней, которые уже составили 16 000 евро.

Мы попросили высказаться по этой проблеме Альберта Демченко и его тренера Валерия Силакова. После чего у нас возникли вопросы к министру спорта Виталию Мутко. И, судя по всему, Виталий Леонтьевич своими ответами тему закрыл.

ПРЕЗИДЕНТ ФЕДЕРАЦИИ САННОГО СПОРТА РОССИИ, ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР СБОРНОЙ РОССИИ ВАЛЕРИЙ СИЛАКОВ: НУЖНО ПРЕДПРИЯТИЕ ДЛЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ САНЕЙ

— Валерий Николаевич, ответственные лица в Министерстве спорта и Центре спортивной подготовки пеняют вам на то, что вы неправильно выстраиваете взаимоотношения с производителями – не подкрепляете их ни договорами, ни какими-либо иными официальными документами. И в самом деле – что вам мешает это сделать?

— Мы не имеем возможности заказывать сани и запчасти к ним на больших предприятиях. Нет у нас контракта ни с таким автогигантом, как у немцев, или с космическим предприятием, как у американцев. Поэтому мы бегаем по маленьким европейским мастерским — договариваемся, торгуемся, словно на рынке.

А договариваться приходится подчас о таких вещах, которые в контракт не больно-то и впишешь. Есть австрийская мастерская «Геснер», у которой мы регулярно покупаем полозья, опоры и другие детали для саней. Покупаем и… тут же договариваемся, чтобы мастер внес в детали какие-либо изменения – чтобы не было, как у наших конкурентов. Что тут прописывать? Всему миру рассказать о том, что мы хотим опробовать? Нам приходится хитрить, чтобы даже мастера не вполне понимали, что они делают.

— Стало быть, Министерство спорта должно верить вам на слово?

— Мы не в обиде на министерство. Нашему виду спорта уделяется большое внимание, и проблем с финансированием сборов или иных этапов подготовки мы не имеем. Есть некоторое недопонимание. Принесли мы в декабре 2008 года заместителю министра Геннадию Алешину чеки от различных мастерских на общую сумму что-то около 16 000 евро. Объяснили, за что и кому платили. Нас уверили, что деньги по этим чекам нам вернут, и… дело легло в долгий ящик.

— Каков же выход из ситуации?

— Выход один – закрепление за нами сильного и высокотехнологичного предприятия, которое занималось бы разработкой и производством саней для спорта высших достижений. С 1998 года мы уже и с заводом Хруничева неоднократно разговоры вели. Все заканчивалось предложениями – заплатите нам порядка 110 000 долларов, и мы сделаем вам сани. Спрашиваем: «А вы можете гарантировать, что эти сани будут ехать на 0,3 секунды быстрее, чем нынешние сани Демченко?» Гарантировать никто ничего не может. Наши собственные опыты нам дешевле обходятся. Мы покупаем сани за 3000, вкладываем в них еще тысяч десять, и после этого Демченко и Кнейб способны на них бороться за медали.

СЕРЕБРЯНЫЙ ПРИЗЕР ОЛИМПИАДЫ В ТУРИНЕ АЛЬБЕРТ ДЕМЧЕНКО: ВАНКУВЕР УЖЕ ПРОЕХАЛИ – О СОЧИ ПОРА ДУМАТЬ

— Альберт, почему наше государство не может изготовить своему лучшему саночнику пару саней к Ванкуверу?

— К Ванкуверу мне уже никто ничего не изготовит – даже если очень захочет. Готовить сани надо летом – притом не того года, когда проходит Олимпиада, а еще раньше. У нас с механиком Александром Васиным в разработке и обкатке постоянно находятся трое-четверо санок. Экспериментировать приходится с отдельными узлами, с обтекателями и так далее… Например, в Альтенберге во время тренировок мы испытывали несколько обтекателей, которые я привез летом из Словакии. Один обтекатель хорош, но тонкий – прогибается от перегрузок, другой крепок, но вихревые потоки проходит гораздо хуже. Сани – инструмент индивидуальный, тонкий. Вот так я уже много лет и ковыряюсь – все сам да с друзьями-помощниками. Потому что пока нет в России предприятия, которое специально производило бы сани.

МИНИСТР СПОРТА ВИТАЛИЙ МУТКО: РАЗБЕРЕМСЯ С ЭТИМИ БУМАЖКАМИ, СЧЕТАМИ, ЧЕКАМИ

Демченко потратил свои деньги на подготовку саней к олимпийскому сезону. Согласитесь, ситуация не совсем нормальная. Что вы обо всем этом думаете?

— Очень много разговоров на эту тему. Что значит свои деньги? А сколько мы тратим на Демченко и Зубкова! Что мы им еще должны купить? Просили для Демченко новые сани – мы купили, просили полозья – то же самое. Что мне на стол ни клали, все мы выполняли. А ведь есть еще и федерация, она тоже должна работать. А они порой говорят: вот если б два года назад... Да не было меня здесь два года назад!

Мы с Демченко встречались, я ему сказал, чтобы ни о чем не волновался и спокойно готовился к Олимпиаде. Все, что надо, мы решим. И разберемся с этой бюрократией: бумажками, счетами, чеками.

Силаков говорит, что производителей саней в России нет, поэтому контракт заключать не с кем. Из-за этого они вынуждены обращаться к различным мелким фирмам для изготовления деталей...

— Сейчас надо выступить в Ванкувере, а потом будем разбираться с Силаковыми и остальными. Еще раз повторяю: мы все решим. Пусть Альберт не волнуется. Как говорится, ищущий да найдет. Нашли же мы средства для многих федераций. Я дам задание Кравцову, и он поможет Демченко в решении всех вопросов. Главное, чтобы спортсмен подошел к Олимпиаде в полном порядке.

 — Про то, что надо наладить в России производство собственных саней, до вас говорили бывшие руководители спорта (с 1998 по 2005 год) Павел Рожков и Вячеслав Фетисов. Что нужно предпринять, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки?

– Вопрос очень непростой. Это производство, технологии. Сейчас мы над этим работаем. Но еще раз отмечу: в настоящий момент мы сосредоточились на Играх в Ванкувере, а уже после Олимпиады займемся этой темой очень серьезно.

Связанные материалы: