Олимпийская чемпионка Турина Светлана Журова проиграла на прошлой неделе выборы на пост президента Союза конькобежцев России. Делегаты выборной конференции проголосовали за Владимира Комарова, занимавшего этот пост ранее. До выборов Журова отметила, что ее спортивная карьера зависит от результатов этого голосования. О дальнейших планах Светлана Журова рассказала в интервью «Новым известиям», самые интересные выдержки из которого мы приводим ниже.

– Света, давайте, наверное, с главного. Вы остаетесь в спорте?

– Да. Мы с моим тренером Владимиром Филипповым все взвесили и приняли решение продолжать тренировки. Правда, начинать подготовку я хотела бы по индивидуальному плану. Нужно сначала войти в привычный ритм, а потом уже присоединяться к сборной. Завтра я улетаю в Сочи, где состоится семинар в рамках работы заявочного олимпийского комитета «Сочи-2014», а после возвращения планирую приступить к тренировкам. Сразу хочу сказать, что индивидуальный график мне нужен не потому, что я чемпионка и требую к себе особого отношения. Просто я бы хотела начальный этап подготовки провести дома, в Санкт-Петербурге, ведь в последнее время я слишком много уделяла внимания общественной работе и очень скучала по мужу и сыну.

– Какие-то конкретные задачи на этот сезон вы себе уже поставили?

– Пока нет. Встану на лед, посмотрю, как пойдут дела. Если почувствую, что выйти на прежний уровень результатов сложно, возможно, пересмотрю планы или, скажем так, приму окончательное решение о своем будущем в большом спорте. Может быть, придется и уйти, потому что после столь громких побед занимать пятнадцатые места глупо.

– Вы не боитесь, что после выборов руководство федерации в отместку будет вам палки в колеса вставлять?

– Мне и до выборов их вставляли, так что хуже уже не будет. Это во-первых. А во-вторых, в сборной сегодня всего три спринтера, среди которых я – единственная женщина. О чем тут еще можно говорить? Я, например, просила руководство федерации дать мне в спарринг-партнеры молодых девочек, я ведь тренируюсь одна, без команды. А мне в ответ: «Раньше с мужчинами тренировалась? Вот и тренируйся дальше».

– Света, очевидцы рассказывают, что у вас была очень неплохая, интересная программа. Солидная поддержка на государственном уровне. Почему же, как вы думаете, все проголосовали на выборах против вас?

– Видимо, не хотят или не готовы люди в нашем конькобежном спорте что-то менять. Но знаете, у меня даже разочарования не было. Все было очевидно еще в период подготовки к этим выборам. То устав СКР мне на руки не давали, когда нужно было обязательно заявку на выборы подать, то советами типа «подожди, молодая, неопытная еще» запугивали … Но я, если честно, в глубине души рассчитывала на здравый смысл, на то, что желание перемен все-таки возобладает, но у нас все осталось по-прежнему, все. Президент, исполком, вице-президенты…

– А вице-президентом, к примеру, стать, как это было с Еленой Вяльбе, Александром Поповым, вам не предлагали?

– До выборов предлагали. А после – нет. Жаль, что мои единомышленники в регионах, в нашей сборной, которые помогали мне все это время, поддерживали, шли за мной до конца, не получили того результата, которого хотели. А так я ни о чем не жалею. В жизни, как и в спорте, надо уметь быть вторым. Все эти события принесли мне немало плюсов. Я и раньше не скрывала, что хочу выставить свою кандидатуру на пост руководителя СКР. Все упиралось в ответ на вопрос – когда? Сейчас или через четыре года. Так вот в любом случае подобного опыта борьбы я не получила бы больше нигде.

– Значит ли это, что через четыре года вы повторите попытку?

– Не знаю. Вот мне говорили: поучись. Но чему и у кого? Мне казалось, что мое время настало сейчас, и я могла бы принести родному виду спорта огромную пользу. Возможно, я ошибаюсь. Жизнь покажет. Сейчас я с большим удовольствием занимаюсь работой в заявочном комитете «Сочи-2014», где меня очень ценят и любят… Буду участвовать и в каких-то проектах, связанных с конькобежным спортом. Вот каток в Санкт-Петербурге нужно построить… В общем, постараюсь как-то еще проявить себя. Ведь неизвестно еще, кто больше потерял на этих выборах – наши коньки или я.