Иван Скобрев, лидер российской конькобежной сборной, занял третье место на этапе Кубка мира в Москве. О планах на этот сезон, возможности получения американского гражданства и причинах неудачного выступления на Олимпиаде в Турине Иван рассказал в интервью «Газете», которое мы приводим ниже.

- После Олимпиады вы собирались переехать в Америку. Что вас убедило остаться на родине?

- Желание уехать было вызвано тем жутким бардаком, который царил в конькобежном спорте. Последние несколько лет я не находил общего языка с руководством федерации, поэтому предпочитал готовиться в США, где живут мои родители и где меня очень радушно приняли. К сожалению, я не получил желанной олимпийской награды, а переезжать, не имея «козырей», бессмысленно. К тому же успехи российских конькобежцев оживили наш вид спорта, и появилось больше возможностей тренироваться дома.

- Вы предполагали, что на Олимпиаде в Турине российская команда способна выиграть медали в гонке преследования. Почему этого не произошло?

- В этих прогнозах не было ничего невероятного. Наш главный тренер Валерий Муратов говорил, что мы в одиночку середнячки, а вместе - крепкий кулак. Поэтому была установка: забыть про личные дисциплины и скатываться командой. Но чтобы успешно выступить, нужно иметь равных напарников. А я еще перед выходом видел, что несколько ребят не готовы. Кроме того, несмотря на все усилия тренеров, нам так и не удалось превратиться в дружный и слаженный коллектив. Эти причины привели к тому, что мы наошибались и попали на сильных голландцев. В итоге - только пятое место.

- На личные дистанции сил не осталось?

- Совершенно верно. Не сказать, что выступил плохо - дважды был шестым, но задачи перед собой и я, и спонсирующий меня клуб «Северсталь» ставили другие.

- Как вам удалось сохранить контракт с клубом?

- Я мог потерять этот контракт в новом олимпийском цикле, если бы в Череповце отнеслись ко мне строже. Руководство клуба внимательно следит за моими результатами и с пониманием приняло мой олимпийский прокол. Мне сохранили прежнее финансирование сроком на год. И это тоже стало одним из оснований остаться в России и оправдать доверие.

- В этом году кардинально изменен тренерский штаб команды. Это пошло на пользу?

- В целом - да. На тренерские должности пришла молодежь - Вадим Саютин и Александр Кибалко. Они высказывают хорошие и правильные идеи. В мужской команде сейчас отличная обстановка, несмотря на какие-то локальные конфликты. В то же время мне не понятно, почему так обошлись с прежним наставником Валерием Муратовым. Он получил должность тренера-консультанта сборной, но она не дает никаких полномочий. Какой он консультант, если не может выехать с нами на сбор?

- Есть ли надежда на успех в командной гонке?

- Нет. Об этом можно забыть. Один из ключевых конькобежцев Дмитрий Шепель травмировался и пропустил много времени (непонятно, кстати, почему он тренируется за свои деньги). А заменить его некем.

- Какой старт наиболее важен для вас?

- Чемпионат мира на отдельных дистанциях. Мне бы очень хотелось реализовать свои амбиции на любимой полуторке, хотя конкуренция здесь наиболее острая. Для того чтобы набрать оптимальную форму к этому февральскому старту, существуют этапы Кубка мира. Они считаются подготовительными, и мы можем выступать на них, не считаясь с итоговыми местами, поэтому не стоит паниковать из-за возможных слабых результатов.

Еще реальнее оказаться на пьедестале чемпионата Европы в многоборье. Здесь очень ждут от меня награды.

- Вновь избранный на пост президента Союза конькобежцев России Владимир Комаров способен работать по-новому?

- Динамика изменений есть. Думаю, в процессе выборов Владимир Дмитриевич увидел, что прежней спокойной жизни у него не будет. Между спортсменами и федерацией наконец-то начался диалог. Правда, проходит он в основном в одностороннем порядке. Нас только слушают... Но подвижки есть: впервые Союз конькобежцев получил спонсора в лице голландского банка DSB. Его обязанности по отношению к нам заключаются в обеспечении спортсменов спортивной формой. Этот контракт не так хорош, как мог бы быть, но он есть.

- Как сейчас складываются ваши взаимоотношения с американской командой?

- Ребята спокойно отнеслись к моему решению пока ничего не менять в своей жизни. Хотя свое предложение оставили в силе. Возможность получения американского паспорта у меня сохраняется, и не исключено, что я ею воспользуюсь в целях более комфортного перемещения по миру. Хотя меня многое связывает с Россией. Недавно появилась возможность построить дом недалеко от Крылатского - будет очень удобно жить и тренироваться.