Олимпийская чемпионка Светлана Ишмуратова уверена, что сборная России на чемпионате мира по биатлону после серебра Максима Чудова и бронзы Натальи Гусевой только вошла во вкус и себя еще проявит во всей красе. Об этом она рассказала в интервью газете «Московский Комсомолец», самые интересные места из которого мы приводим для вас.

— Света, как вам из Новосибирска видится чемпионат в Италии? Кажется, поводов для тревоги сборная пока не дает…

— Бронза Наташи Гусевой и ее же четвертое место — разве это не здорово? Я за нее вообще очень болела и переживала. Ей как-то очень много доставалось и от тренеров, и вообще по жизни. А она сама такая трудолюбивая девчонка, но как-то маленько не везло всегда. А тут, видимо, прорвало — и слава богу, что так получилось. Конечно, если бы не досадный последний выстрел на стойке, все могло получиться еще лучше.

— Чудов в первой гонке тоже погорел на длительном прицеле, зато сделал выводы.

— Ой, так мы расстраивались, когда он откладывал стрельбу: я все вижу как бы изнутри, я знаю, почему — и от этого еще больше, наверное, переживаю. Мы тут на нервах весь диван испрыгали. Расстроились, конечно, после спринта, поэтому, когда Максим бежал в гонке преследования, мы все бегали по комнате вместе с ним, чтобы он быстрее-быстрее, еще быстрее обогнал этого француза! И знаете, я думаю, это только начало. Ребята сейчас войдут во вкус, и будет еще лучше.

— А еще лучше — это как? У нас не делают официальных прогнозов, а вы можете прикинуть, сколько медалей мы можем увезти с чемпионата?

— Я, как любой спортсмен, не люблю прогнозы.

— Кто же их любит, но зато как интересно…

— Ну ладно. Надеюсь, что в эстафете можно побороться — что ребятам, что девчонкам — за золото. Далеко не у всех команд есть стабильная четверка — многие любят заходить на штрафные круги. У наших ребят очень ровная команда, а это как раз и важно для эстафеты. И не забывайте и не недооценивайте, что мы — русские, борьба за команду у нас в крови. Так что надеемся на золото. Потому что ниже места — это и класс ниже. И это не наш уровень, мы должны думать о хорошем.

— Но ведь и индивидуальные гонки должны нас порадовать — вон главный тренер Владимир Аликин говорит, что первый день без медалей мужскую сборную по-хорошему взбодрил, ребята даже разозлились…

— Я надеюсь, но в индивидуальных гонках все, конечно, зависит от стрельбы. Тут уже только кулаки можно держать и переживать, какую судьбу стрельба подарит. А масс-старты — это уж у кого сколько сил останется. Потому что программа очень тяжелая. За девять дней — шесть стартов. Это безумно тяжело — тем более бежать все дистанции, а наши все рвутся, как я понимаю, в бой.

— Вы с трассой чемпионата мира хорошо знакомы? Она — за или против спортсменов?

— Трасса очень хорошая. Мне там нравится: про трассу организаторы думают, заботятся о ней и готовят прекрасно. Она всегда, например, жесткая. Погода там помимо всего роскошная. С утра, когда поднимается солнце, все сверкает, тепло, атмосфера изумительная, болельщиков просто море, все такие громогласные, национальные, если так можно сказать. То есть ощущения, эмоции у ребят там должны быть самые-самые хорошие.

— Высота на какой-то день может преподнести сюрприз? Ведь не вся сборная приехала задолго до чемпионата, только несколько человек.

— Высоту, конечно, сбрасывать со счетов мы не можем. Потому что она очень сильно влияет на физическое состояние, но у девчонок-то более или менее все уже установилось. А вот ребята, конечно… Хотя все равно — две недели-то они успели провести на высоте. На последнем этапе Кубка мира в Поклюке была высота. И соперники тоже практически все выступали на этом этапе. Так что тут все индивидуально — у кого какой организм, как этот организм сработает...

— Как вам открытие чемпионата — юная Нойнер?

— Я присматривалась к этой девочке еще в прошлом году. Она была у нас на этапе и, по-моему, заняла тогда 4-е место. Ей было вообще восемнадцать лет, и я очень удивилась — надо же, как она выступает.

— Да она просто прет, простите…

— Да, прет. И, конечно, очень настораживает то, что ее результаты стабильны — чего нет ни у кого из нас. Мы всегда где-то страхуемся, чего-то бережемся. Конечно, если ее чуть-чуть попридержат, будет лучше.

— Вы боитесь, что она сорвется от собственной скорости?

— Здоровья не хватит. Организм молодой, до 21 года она развиваться все равно еще будет, а так я смотрю — техника у нее хорошая, за счет техники скорость, и чувствует она себя явно хорошо. И ведет себя скромно, звездная болезнь ей явно не грозит. Так что у нее все должно быть нормально. Но болеть я, конечно, буду за Наташу Гусеву, за Аню Богалий. А так вообще — не важно, кто победит, главное, чтобы это были наши.