На чемпионате мира по водным видам спорта в Мельбурне российский прыгун в воду Глеб Гальперин показал феноменальный результат. В финале на 10-метровой вышке спортсмен удостоился 17 наивысших оценок и впервые в карьере стал чемпионом мира в индивидуальном виде. В придачу к этому в синхронных прыжках с вышки он в дуэте с Дмитрием Доброскоком завоевал серебро. После возвращения из Мельбурна он рассказал о своих победах в интервью газете «Время новостей», самые интересные моменты из которого мы приводим для вас.

- Глеб, на прошлогоднем первенстве Европы вы выступали с серьезной травмой ноги и завоевали два золота на вышке. На этот раз перед чемпионатом мира травмировали спину и вновь попали в призеры. Как вы сами объясняете подобную «закономерность»?

- Прыжки в воду очень травматичный вид спорта. Прыгуны постоянно жалуются на больные руки, спины... Год назад перед Будапештом я сломал ногу. Прилетел в Венгрию с гипсом, который мне сняли буквально накануне старта. Нечто подобное случилось и в преддверии нынешнего первенства мира. На сборе в Китае от нагрузок на вышке «повело» спину. Из-за этого в течение двух недель сбора с вышки я практически не прыгал. Стал готовить новую программу на трамплине с Сашей Доброскоком. Прилетели в Австралию - спина не проходила. Три дня я вообще не тренировался, лечился.

- И какие мысли одолевали в эти дни и потом, когда в синхронных прыжках с трамплина вы завершили выступление на последнем месте?

- Неприятно было: приехал на чемпионат - и такое, ни то ни се. На вышке толком не готовился, и на трамплине без медалей остались. Фактически это выступление на трамплине стало моим первым стартом на таком серьезном уровне. Программу мы собрали сложнейшую, в суммарном смысле она по сложности превосходила ту, что демонстрировала китайская пара. Мы рисковали, у нас с Сашей не было ни одного простого прыжка.

Откровенно говоря, поначалу я расстроился, что мы стали последними. Но потом подумал, что у меня претензий к себе нет. Грубых ошибок я не сделал. Так что перед вышкой все плохие мысли постарался выбросить из головы.

- Вы можете объяснить, что произошло с вашим партнером?

- Нет, не могу. Об этом надо спрашивать у Саши.

- В перспективе планируете совмещать выступления на обоих снарядах?

- Если руководство федерации скажет «надо», буду на двух снарядах за Родину выступать. Хотя, конечно, это очень сложно. Те же китайцы подобное не практикуют. Слишком техника на двух снарядах разнится. Технически трамплин более сложный. Если я, к примеру, пару дней с трамплина не попрыгаю, то ощущаю себя не в своей тарелке. Трамплин нужно чувствовать, а эти ощущения легко потерять. Он требует к себе более внимательного отношения. Вышка несколько проще. Прыгать с нее поначалу страшнее. Но страх быстро проходит, на смену ему приходит автоматизм.

- Судя по результатам, вам больше нравится прыгать с вышки?

- Мне нравятся оба снаряда. Вышка, может быть, чуть-чуть больше. Программу на вышке я начал собирать в 2000 году. До этого из-за травмы больше прыгал с трамплина. Мне ведь в 14 лет операцию делали на локте. Оторвался сустав. Это было в 1999 году, а через год, когда все зажило, начал тренировки с 10-метрового снаряда. Кстати, мой папа в прошлом был неплохой трамплинист.

- Однако тренирует вас мама.

- Да, она мастер спорта по спортивной гимнастике. Но в прыжках в воду это не редкость. Есть тренеры - мастера спорта на батуте, есть гимнасты. Ведь тренировки у нас в основном имитационные. Тренеры показывают на суше, что надо делать, а мы потом повторяем в воздухе и воде.

Я с двух лет стал ездить с мамой на сборы. У нее на тот момент уже имелись другие ученики. Оставлять меня дома было не с кем, и как дети актеров вырастают за кулисами, так я вырос в бассейне. Помню, мне было лет пять-шесть, я заигрался на бортике и упал в воду. Но не испугался, выплыл сам. Правда, родители уже до этого решили, что я пойду по папиным стопам. Честно говоря, альтернативы у меня не было. Мой младший брат Егор, ему исполнилось девять лет, тоже увлекается прыжками в воду. Недавно выиграл соревнования с вышки.

- Под началом собственной мамы тяжело тренироваться?

- Когда начинается тренировка, то она уже не мама, а тренер. Сейчас помягче стала, а раньше очень жестко себя вела. Частенько я и по пятой точке от нее получал. Но за дело, сам иногда доводил ее. Прыгал назло плохо, а после получал. Переходный возраст. Глупым был. Сейчас-то я точно знаю, чего хочу. И это мне нужнее и важнее, чем маме-тренеру.

- А чего хотите?

- Собрать коллекцию золотых наград. Золото чемпионатов Европы и мира у меня есть. Не хватает олимпийского. Правда, и после Пекина я не собираюсь завязывать с прыжками, если здоровье позволит. Так прыжками по жизни и пойду.