Экс-старший тренер женской сборной по биатлону, недавно скандально отстраненный от должности на заседании Совета Союза биатлонистов России, дал интервью «Времени новостей». Приводим самые интеерсные выскажывания известного специалиста.

- Как вы узнали об увольнении?

- Нас со старшим тренером мужской команды Владимиром Аликиным пригласили в Москву на заседание совета Союза биатлонистов России. Мы приехали и...все время заседания совета простояли в коридоре. Выслушать наше мнение и аргументы члены совета не сочли нужным - разобрались, так сказать, в отсутствие «подсудимых». Лично я, уже когда нас попросили постоять за дверьми, ожидал подвоха. Узнав о своей отставке, тут же уехал. В первые минуты попросту вспылил. Пять лет работал, добывал медали и... Вот она, первая официальная со стороны СБР оценка моей работы! Ведь до этого года совет биатлонистов от собственного лица работу тренеров никак не оценивал. «Медальный план выполнили? А! Ну ладно, работайте дальше». И вот дождался - непригоден.

- Непригодны по каким критериям?

- Самому хотелось бы знать. Никто из руководителей СБР после заседания совета не счел нужным меня даже официально поставить в известность. Все новости узнаю из газет и по телевидению. Интереснейшие вещи узнаю! Оказывается (так заявил в своем интервью президент СБР Александр Тихонов), мою работу признал неудовлетворительной «Росспорт», а сам он вопроса о моем снятии даже не поднимал. Его первый заместитель Дмитрий Алексашин утверждает, что не может разобраться в моих планах подготовки. Большинству любителей биатлона я, возможно, новость сообщу, но Дмитрий Яковлевич занимает ставку главного тренера обеих сборных. В прошедшем сезоне с командой он встречался три раза. Так вот в документах моих главный тренер сборной разобраться не может. Другой вице-президент, Вадим Мелихов, в телеэфире на всю страну говорит прямо противоположные вещи. Оказывается, к моим профессиональным качествам у СБР претензий нет. Меня сняли за «отсутствие контакта сборной с СБР» и даже «по политическим мотивам». У нас, простите, какой год на дворе, и с каких это пор тренер по функциональной подготовке должен отвечать еще и за контакт сборной с руководством СБР? В Союзе биатлонистов этим заняться некому?

- Надо полагать, главной причиной явился конфликт сборная - СБР из-за логотипов нового спонсора?

- А тренер женской сборной что должен был в связи с этим делать? Спортсмены, привыкшие за три последних года к стабильности и открытости во взаимоотношениях с прежним рекламодателем, не захотели подписывать соглашения по поводу нового спонсорского договора СБР. Причины вполне веские: спортсменам предложенный контракт ничего не гарантировал. Выплата премиальных оговаривалась - «при наличии у СБР средств». И что хотели наши начальники? Чтобы я убеждал спортсменов подписать эти бумаги? Чтобы то же самое делали Аликин и другие тренеры? Да сами тренеры и сервисеры в этом договоре вообще не упоминались. Кому нужен такой договор? Нам? Спортсменам?

Не так давно председатель «Росспорта» Вячеслав Фетисов сказал в интервью: «Главные люди в спорте - это спортсмены и тренеры. Все прочие - это обслуга. Будь ты хоть двукратным, хоть десятикратным...». Так вот в российском биатлоне все иначе. Главное - это воля СБР. А спортсмены и тренеры пусть работают и рта не открывают. Позволил себе возражать высочайшему мнению капитан команды Сергей Рожков - его фамилии нет в списке на централизованную подготовку. Назвали меня виновным в том, что спортсмены больше не верят президенту СБР, и вытерли об меня ноги. Кто там следующий в очереди?