«Плывет мужик на лодке по туману – ничего не видно. Только слышит откуда-то: «Да пошел ты!» И снова: «Да пошел ты! Да пошел ты!» Подплыл на голос, а там другой мужик – ложками гребет.

Ну, он ему и говорит:

- Слышь, брат, а чего ты ложками гребешь? Взял бы весла!

- Да пошел ты!...

Костя, наш новый знакомый и заядлый рыбак, сначала смеется своему же анекдоту, а потом вдруг становится серьезным: «Нет, мужики! Сначала рыбалка, выпивка – потом. Под ушицу, в компании, немножко можно – русские же мы люди!.. А во время рыбалки – и не уговаривайте!»

А мы уговаривали. Очень даже уговаривали! Потому что готовились к рыбалке серьезно: коньяк - два по ноль-пять, водка - три поллитровки, французское сухое красное – три по ноль-семь. И даже пруды лучшие, пожалуй, в Подмосковье подобрали: за Балашихой, в Бисерово, где всегда и карп берется, и форель благородная, и белый амур с судаком колючим. И все потому, что захотели поэкспериментировать. Есть миф такой, что, дескать, мужики наши только за тем на рыбалку и едут, чтобы накушаться до положения риз – даже и удочек не разматывая! И что рекорды в спортивной рыбалке измеряются литрами…

Не тут-то было!

«Пока сам не клюнешь, - дядя Сева хитро щурится, щелкает себя по горлу, - и рыба не клюнет!» - и опрокидывает рюмашку водки. «Но! – поднимает он палец, - Но все в меру! Пару булек – не больше. …Вино да коньяк – это все в ресторанах да на юбилеях хорошо. А я вот, было дело, на Волге под лед провалился. Вытащили ребята, да… Растерли… Не вином же растирали, да?! А еще блесной раз так палец порвал – дай дорогу! «Хеннеси» да «Баккарди» рану заливать, да?.. Но вы мне больше и не предлагайте: пока на уху не наловлю – ни-ни! Да?»

…А у соседней привады уже идет битва. Седой, крепкий, в морщинах весь, старик борется с карпом и – вторым фронтом – с женой.

- Коля! Коля! Тяни его! Тяни его!

Старик сосредоточенно и не спеша (чувствуется рыбацкая закалка!) вываживает сильную рыбину.

- Коля! Ну, Коля же!...

- Зина, спокойно!

Спустя пару минут, когда двухкилограммовый карп уже обреченно бьется в садке, знакомимся с Николаем Ивановичем и его супругой Зинаидой Егоровной. Предлагаем обмыть улов.

- Я за рулем, – враз обрубает Николай Иванович. – А за рулем не пью. Никогда! А так бы, конечно, за костерком немного пропустил бы. Немного! Жена меня никогда пьяным не видела. Я могу выпить, конечно. Только – пить пей, а меру разумей! Что, Зин, скажешь?

Зинаида Егоровна пускается в рассуждения. Зинаида Егоровна, видимо, бывшая учительница. Физик или химик. Как мы – экспериментатор.

- А можно мне по капле всего попробовать?

Пробует.

- Неплохое вино! Только кто ж красное сухое под рыбу?.. Не комильфо! Коньяк?.. Все это замечательно, только в уху его не добавишь. Вы же знаете, что в настоящую, в царскую уху 50 граммов анисовой обязательно – обязательно! – надо добавить… Кстати, анисовой не прихватили с собой? Что же вы молчите? С собой дадите – в ушицу добавить?

А вообще, пить на рыбалке – не дело. Особенно зимой, в холода. Спиртное ведь не согревает – обманное это тепло. Так что поаккуратнее!

В этот день на людей аккуратных нам более чем везло. Народа на Бисеровских прудах в любой день хватает. Только народ этот совсем не соответствует классическому образу рыбака, описанному в анекдотах: два часа нарезали мы круги вокруг пруда – призывно звеня бутылками, предлагая халявную выпивку да закуску. Да только две из трех французского сухого, одну полную и одну чуть початую коньяка пришлось нам везти назад в Москву. И только последнюю заначку сорокаградусной у нас выпросили-таки:

- Домой приеду, жена форель с грибами запечет, за стол сядем – вот тогда и по рюмашке, - мечтает Юра из Балашихи.

Олег ГОЛОВИН, фото автора

 

Связанные материалы: