502 Bad Gateway


nginx

Бая-Маре – румынский городок в регионе Трансильвания, что расположен на севере страны. В былые времена город славился залежами золота и серебра, но богатство и величие растаяли как весенний снег. Излюбленное место талантливых художников 19 века – Шимона Холлоши и Иштвана Рети – пережило крупнейшую экологическую катастрофу. Венгры назвали ее «новым Чернобылем». В ночь на 30 января 2000 года на местном предприятии «Аурул» произошел выброс 100 тысяч кубометров цианосодержащей воды в приток реки Сомеш. В результате чего, флора и фауна рек Сомеш и Тиса была уничтожена на 90%.

В этом неспокойном и недружелюбном к экологии местечке сейчас живет Сионе Ваиомоунга. Если вы не знаете, кто это, значит вы не следили за сборной Тонга по регби во время Кубка Мира 2011 года. Именно в том составе блистал Сионе. Теперь же судьба забросила его очень далеко от родного Тихого Океана, забыв предоставить обратный билет. Уже прошло три года, как Ваиомоунга застрял в «румынской ловушке», откуда выбраться пока не получается.

В поисках лучшей судьбы

Сионе, как и многие регбисты из Тонга, оставил родину в поисках профессиональных контрактов в Европе. Эта миграция происходит каждый год: кто-то находит свой шанс, меняет свою жизнь к лучшему, кому-то просто платят достаточно, чтобы прожить. Но есть и те, чьи поиски лучшей для себя участи заканчивались неудачно. Сионе Ваиомоунга – как раз один из таких неудачливых искателей.

До 2014 года Сионе и слыхом не слыхивал о такой стране, как Румыния. Но все же согласился подписать контракт с местным клубом «Бая Маре» из одноименного города. Конечно, вряд ли он рассматривал этот этап своей карьеры, как большое достижение, но, наверняка, считал ступенькой к чему-то большему. Надев регбийку румынского клуба, Сионе бросился отрабатывать обещанные ему деньги. Но вечером накануне матча полуфинала у регбиста пошла из носа кровь. Ваиомоунга долгое время не мог ее остановить и пожаловался на недомогание тренеру и врачу команды. После игры менеджер команды немедленно отправил Сионе в госпиталь. Где регбист задержался на целых три месяца!

Страшный диагноз без права на отъезд

После первых же обследований врачи вынесли неутешительный вердикт – почечная недостаточность. Правда, сам Ваиомоунга, далекий от медицины, не оценил всю серьезность диагноза. Спортсмен продолжал верить и надеяться, что вот-вот его подлатают и он вернется на поле, чтоб бежать, захватывать и заносить попытки. Время шло и привычная улыбка начала сходить с лица Сионе. Дошло до того, что регбист уже не мог жить без постоянной процедуры диализа – удаления из организма продуктов обмена веществ и жидкости, которые почки не в состоянии удалить.

Источник фото: PETRUT CALINESCU

С того момента прошло уже три года, но о поездке домой Сионе и не думает. Дело в том, что в больницах Тонга нет необходимых аппаратов для диализа. Но ситуация осложняется тем, что через три месяца у Ваиомоунга закончится виза и его скорее всего просто вышвырнут из Румынии. Регбист сейчас живет в маленькой квартирке со своей семьей: женой Салой, трехлетней дочкой Джесидой и 10-месячным сыном Сионе-младшим.

Сала рассказывает: «Это будет смертельный приговор для нас, если мы будем вынуждены отправиться назад в Тонга. Мы не знаем, что теперь делать. Мы находимся в подвешенном состоянии, а неопределенность – худшее, что может быть».

От кого ждать помощи?

Конечно, добрые люди в Бая-Маре стараются всячески поддержать регбиста и его семью, которая борется не только с недугом Сионе, но и с языковым барьером и непривычной температурой воздуха. Зимой в Румынии мороз доходит до -20 градусов, тогда как в Тонга в это время +15.

Сначала клуб старался помочь Ваиомоунга. Трехлетний контракт регбиста предполагал выплаты в размере 600 евро в месяц, большую часть из которых он высылал своей семье и Сале в Тонго. Когда начались проблемы, Сионе разрешили поселиться в клубном отеле, но вдвое урезали зарплату. В 2015 году Румынии выпало играть против сборной Тонга. Благодаря этому Сала смогла переехать к Сионе. «Это был очень сложный период. Два года я жил здесь совсем один», - рассказывает регбист. Сала долго планировала свадьбу в Тонга, но в итоге пара поженилась в Румынии в прошлом году. Конечно, никакого медового месяца они просто не могли себе позволить. Единственное, куда отправилась Сала с Джесидой – в Венгрию. Им пришлось пересечь границу, чтобы снова получить разрешение на въезд после истечения сроков визы. А потом родился Сионе-младший, но претендовать на румынское гражданство он не может.

Источник фото: PETRUT CALINESCU

Когда контракт Сионе закончился, клуб выселил регбиста из отеля. Он старался найти себе новую работу, потому что играть в регби уже не мог. Трижды в неделю с 9 вечера до 2 ночи его кладут на аппарат для диализа, оставляя следы от иглы на предплечье. На следующий день, Сионе просто не в силах что-либо делать после процедуры: он вымотан.

Сала также не может устроиться на работу из-за визы. А ведь когда-то она представляла сборную Тонга в регби-лиг и футболе. «У нас совсем нет работы. Мы не можем никуда устроиться. Я бы пошла зарабатывать деньги, если бы условия моей визы это позволили. В Тонга ты можешь выжить без работы – ты можешь выращивать еду и продавать ее. Но в Европе, если ты безработный, то у тебя большие проблемы», - сокрушается Сала.

Пока мы едины, мы непобедимы!

Семья мечтает получить визу в Новой Зеландии или США, где живут их родственники. Еще одна мечта – найти донора почек для Сионе. Трижды ему звонили из больницы в Клуж-Напока, но все три раза группы крови не совпадали. Такое чувство, что в этой части мира нет доноров с группой «А положительная».

Но несмотря на сложную ситуацию и тяжелую жизнь, семья старается быть оптимистичной: «Пока мы вместе, мы счастливы». Сионе рассказывает: «Сколько раз я им говорил вернуться в Тонга, но Сала оставалась и она знает, что так лучше для нас». Остается надеяться, что под давлением врачей Сионе бюрократическая машина Румынии все же прогнется и сможет выдать очередные визы семье Ваиомоунга.

И все же Сионе Ваиомоунга повезло. Если так можно выразиться в его случае. В Тонга он бы уже давно умер из-за отсутствия необходимого оборудования и недостаточной медицинской помощи. Он и сам говорит, что он – счастливчик. Сколько подобных эмигрантских историй заканчивались плачевно для регбистов? В прошлом году фиджийский «столб» Исирели Темо покончил жизнь самоубийством во Франции. Или совсем недавно скончался друг Сионе – Талифолау Такау. Он выступал в Японии и умер после сотрясения мозга, полученного в одной из игр.

За жертв регбийного рынка есть кому заступиться. Такие организации, как Международная ассоциация регбистов и Pacific Rugby Players Welfare работают, не покладая рук, чтобы помочь всем нуждающимся регбистам. Два дня назад организации отчитались о сборе 26 тысяч фунтов для семьи Ваиомоунга, причем 20 тысяч были собраны всего за 48 часов! Теперь у Салы и Сионе есть шанс на будущее.