V4x3 l 1473244630698

О них вспоминают только во время Олимпиады. Раз в четыре года, когда стране нужны медали. Они живут в обществе, помешанном на футболе. А в маленьком тире в Домодедове самая известная семейная пара стрелков – Любовь Галкина и Евгений Алейников, – не думая о титулах и званиях, упрямо растит себе достойную смену.

Евгений АЛЕЙНИКОВ

Родился 29 мая 1967 года в Орджоникидзе. Бронзовый призер Олимпийских игр по пулевой стрельбе. Двукратный чемпион мира в команде. Серебряный и бронзовый призер чемпионата мира.

Любовь ГАЛКИНА

Родилась 15 марта 1973 года в Алапаевске. Чемпионка и двукратный призер Олимпийских игр по пулевой стрельбе. Чемпионка мира. Семикратная чемпионка Европы.

И что бы вы думали: позиции напротив всех мишеней забиты мальчишками! Несмотря на то что в окна балкона так заманчиво заглядывает клочок футбольного газона. Эти ребята уже понимают: если они не уйдут из этого тира, то футбольного «комфорта» и шальных денег у них никогда не будет.

Но мальчишки приходят к Любе и Жене снова и снова: значит, они все уже решили…

«ДЕТИ ХОТЯТ НАУЧИТЬСЯ СТРЕЛЯТЬ»

– В большинстве школ закрылись тиры. Как находите учеников?

– Они сами приходят. Да, тиры закрылись, но мальчикам и девочкам интересно.

– Что привлекает женщин в этом виде спорта?

– Я занимаюсь стрельбой с 13 лет. Уже 27 лет… – быстро сосчитав в уме, говорит Люба. – Это и любовь, и страсть, и профессия. И желание попасть в цель. Когда начала «обстреливать» мальчишек и девчонок, выиграла свой первый турнир, мне это так понравилось…

– Но большинство сердец вокруг почему-то отдано футболу…

– Но не у людей, которые рядом со мной, – возражает Женя. – Я вижу весы, на которых лежит футбол и все остальное. Я не завидую, но это внимание несоразмерно показываемому результату. У нас только в пулевой стрельбе на Олимпиаде разыгрывается 10 комплектов медалей, а в стендовой – еще 5. И мы на олимпиадах представлены во всех дисциплинах. А в футболе всего два комплекта, и нашим современным футболистам не удается пройти отбор… И все равно... Помню, совсем молодым стрелком у себя во Владикавказе я, чемпион мира, оказываюсь на втором месте после футболиста, который стал чемпионом России.

Странно.

«В НАШЕМ БОЛОТЕ ВСЕ КВАКАЮТ В УНИСОН»

– Стрельба в России вряд ли станет массовым видом спорта. Как же вы ищете мотивацию?

– Надо работать! Не хотелось бы сейчас выступить как кулик, который хвалит свое болото, но в нашем «болоте» все хорошо, все квакают в унисон. Те, кто желает работать, – работают. Допустим, ты хочешь чего-то добиться – да, надо искать поддержки «сверху». Но прежде всего рассчитывай на себя. У нас есть все необходимое, чтобы спокойно заниматься своим делом. Пули, винтовки, костюмы, ботинки, перчатки.. А стрельба учит дисциплине, это важно. Умение обращаться с оружием – огромная ответственность. И таких олимпийских видов спорта, где «физика» сочетается с техникой, мало.

– А если пофантазировать: каким бы вы хотели видеть свое сообщество профессионалов-стрелков?

– Что мечтать – нужно делать. Простая ситуация – в Домодедове есть стрелковый тир. Помещение небольшое, желающих пострелять много. А когда ребенок у меня тут стоит и ждет очередь пострелять – я себя нехорошо чувствую. Мечтаем, конечно, чтобы тир стал просторней. Ведь интерес к стрельбе есть!

Вот на встрече победителей Универсиады-2013 с Президентом в Новогорске Назар Лугинец, мой воспитанник, озвучил эту проблему: «Хочется, чтобы тир у нас был побольше».

– Вряд ли у главы страны есть время, чтобы решать проблемы такого масштаба…

– Да мы понимаем, что Президент не должен и при всем желании не сможет заниматься решением подобных вопросов. Но это крик души был. Стучаться в закрытые двери уже нет сил. А у нас так заведено: все, что озвучено на подобном уровне, немедленно «идет в работу». Но чиновники Минспорта Московской области ответили формально: «Не считаем целесообразным!». Вот так.

Ну а более глобальные мечты… Здорово было бы, чтобы Россия со временем превратилась в такую же стрелковую державу, как, например, Германия. Там есть стрелковые клубы – им по 200 лет! А у нас тоже стрелковые традиции были и есть. Но сейчас сложилась такая ситуация, что мы пожинаем плоды непростых 90‑х годов.

«ТЕПЕРЬ ПЕТРОВА МОЖЕТ ЗАМЕНИТЬ ВАСЕЧКИН»

– Чем вы сейчас скованы?

– Спасибо Стрелковому союзу за то, что долго и самоотверженно он добивался поправок в законодательстве. Ведь члены сборной страны не могли купить себе в магазине спортивное огнестрельное оружие.
За неделю до старта ломается оружие – привет. Ты за бортом. В твою лицензию вписана только одна, определенная винтовка. А для того, чтобы оформить новое, нужно пройти кучу формальностей.

С олимпийским чемпионом Артемом Хаджибековым перед финалом Кубка мира был такой случай… А когда в таможенную декларацию по ошибке вписывался другой номер – столько проблем возникало. Не приведи господь! Другой пример: отказался от сборов или выступления «Петров». Звонит тренер сборной: «Женя, твой «Васечкин» хочет поехать вместо «Петрова»?». «Васечкин», может, и хотел бы, и даже с удовольствием, но он сидит дома. Поскольку по всем спискам проходит «Петров», и вписать другого – немыслимое дело.

– Но, кажется, ситуация меняется к лучшему?

– С прошлого года стало полегче, но еще есть над чем поработать.

– Однажды на таможне у нас отобрали все патроны, с которыми сборная России летела на этап Кубка мира в Австралию! – вспоминает Люба. – Мы туда прилетели без единого. Ходили, как по паперти. Соперники, конечно, не спешили делиться. Повезло, что встретился немец Кристиан Бауэр, наш хороший друг. Принес две пачки патронов – как раз столько, сколько было необходимо нам.

КАМЕННОЛИЦЫЕ ИДОЛЫ

– Женя, правда ли, что в России восходит сверхновая звезда – Назар Лугинец? Его называют наследником славы Галкиной и Хаджибекова.

– Назар пришел ко мне, когда я тренировал юниорскую сборную. Не буду клясться, что сразу глянулся человек, но его работоспособность поразила. Он четко знал, чего хочет. И с тех пор ничуточки не изменился, он и сейчас такой. Кто-то может заныть: не хочу, не могу. У этого паренька нет таких слов в лексиконе. Я себя в нем вижу!

– Он такой же каменнолицый идол с острова Пасхи, как большинство стрелков? Вы не считаете, что этим отпугиваете болельщиков?

– Отпугиваем? – возмущенно перебивает Люба. – Я специально на Олимпиаде в Лондоне сфотографировала очередь желающих попасть в тир. Туда могли пройти не больше семисот зрителей. Это всего лишь десятая часть тех, кто хотел пройти. И далеко не все из нас «каменнолицые».

– Люба, по-моему, вы никуда не ушли. Не удивлюсь, если встречу вас на улицах Рио-де-Жанейро годика через три…

– Я стреляла после Олимпиады на чемпионате Европы, но в Рио-де-Жанейро – нет, вряд ли. Нельзя готовиться одной, как тебе самой угодно, без сборов. А ездить на сборы, как раньше, надолго оставляя семью, я больше не хочу.

«МОЯ ЖЕНА – ЛЕГЕНДА.
НЕ УСТАЮ ЕЙ ВОСХИЩАТЬСЯ…»

«Моя жена – легенда», – не каждый мужчина со свойственным им обостренным самолюбием готов в этом признаться.

А Евгений – смог. После того как Люба ушла на тренировку…

– Любе бы именной тир построить. Она такая скромная, о многом молчит. А у нее уже есть две воспитанницы – такие девочки, я же вижу, как у Любы глаза горят рядом с ними. Одна из них всего год занимается и уже кандидат в мастера спорта! В Любе огромный тренерский потенциал, она великая женщина. Я не многих готов назвать легендами. Всего двоих, пожалуй. Артема Хаджибекова и Любовь Галкину.

Я многому у нее научился, даже когда мы стреляли вместе. Очень многому! Это и технические моменты, которые можно на рубеже применить, реализовать. И психологические… Люба не видит разницы между Олимпийскими играми и первенством области. От этого и успех. Этот психологический ход вроде бы очевиден для всех. Но применить его… Мы сейчас и с Назаркой, и с Сашей Дрягиным и Аней Сушко работаем в этом направлении.