СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ

Окраина подмосковного Дзержинского. Вместо гор и лесов Ванкувера – ТЭЦ на горизонте, гаражи и склады по одну сторону дороги, песчаная насыпь с экскаваторами – с другой. В ряду многоэтажек выделяется высокий панельный дом. Именно здесь живет семья Никиты Крюкова – первого россиянина, ставшего олимпийским чемпионом Ванкувера. Вчера у них в гостях побывали корреспонденты «Советского спорта».

В уютной и чистой квартире родителей Крюкова – праздник и блеск золотых кубков Никиты, которые он выиграл за свою карьеру. Совсем скоро здесь появится самая ценная, самая дорогая его сердцу награда – олимпийская медаль высшей пробы. А пока – бесконечные поздравления соседей и гостей, звонки родственников, друзей, тренеров, чиновников. Валерий Никитич и Светлана Фридриховна – папа и мама Никиты – едва успевают со всеми пообщаться. Не спали всю ночь, за сына переживали – однако все так же бодры, веселы и задорны, как в первые счастливые мгновения после финиша Никиты на трассе в Уистлере.

«ВЕЗЕТ ТОМУ, У КОГО МАСТЕРСТВА БОЛЬШЕ»

– Ну что, муж, признавайся, сколько корвалола выпил? – спрашивает супруга Светлана Фридриховна, только что проводившая очередных гостей и сев вместе с нами на диване в гостиной.

– А вы что же, не следили?

– Нет, я в отдельной комнате забаррикадировался, чтоб в одиночку переживать, там и смотрел, – улыбается отец олимпийского чемпиона. – А капли корвалола не считал, если честно.

– Самое страшное было, когда в полуфинале братишка лишь третьим стал, – отмечает сестра Крюкова Ольга, успевающая не только общаться с нами, но и нянчиться с двумя маленькими сыновьями. Что интересно, родились оба в тот же день, что и их дяди (Никита с братом-близнецом), – 30 мая. – В финал он теперь только как лаки-лузер мог пройти.

– Да, но я знала, что забеги с Никитой всегда получаются сверхскоростными, так что особо не переживала, – в свою очередь, отмечает мама Крюкова. – Да и недолго мы волновались – быстро стало ясно, что сын вышел в финал.

– И там он почти весь забег провел за спиной Александра Панжинского…

– Ох, непросто за этим наблюдать было, – говорит Светлана Фридриховна. – Но Никита – он ведь финишер непревзойденный! Я ему сколько раз говорила: «Сынок, что ж ты нас так нервируешь? Бежишь все время четвертый-пятый, и не поймешь, будешь делать рывок или нет». Так и тут – боялась, что упустит нужный момент, когда надо прибавлять. Однако ж не упустил!

– Саша ведь его свою тактику заставил изменить, – отмечает Ольга. – Вынудил сразу включаться в работу, а не ждать последних сотен метров. С другой стороны – здорово, что два наших парня вышли в финал. Так им психологически было легче. А то раньше, помню, когда брат в финалах бегал, рассказывал: «Выхожу на старт, а там пять красных комбинезонов – и я один».

– В любом случае мы бы и серебру ох как обрадовались! – заключает Виталий Никитич. – Перед гонкой все специалисты считали, что Никита – потенциальный бронзовый призер. И я настраивался на то, что он возьмет третье место. Но сын, улетая в Ванкувер, сказал, что едет только за золотом. А Сашу Панжинского он, наверное, за счет опыта на финише «съел». Я ему, когда поздравлял, сказал промеж дела: «Повезло тебе». А он в ответ жестковато так: «Папа, везет тому, у кого мастерства больше!» Он весь такой. Никогда ни на что неудачи не списывает – упал там или соперники помешали, палкой по лыже стукнули. Проиграл – не хватило умения. Но раз выиграл – значит оказался лучше.

«ВАШ СЫН БЕЖАЛ ПО-ГЕНЕРАЛЬСКИ»

– Вы Панжинского хорошо знаете?

– У нас многие ребята из сборной бывали, – рассказывает Светлана Фридриховна. – И Саша с Никитой заезжали как-то со сборов ненадолго. Помню, приехал Саша – с самолета, простывший, весь красный, нос заложен. А я ему соль-то погрею, в носок засыплю – и на переносицу. Покормлю, выслушаю все, что душу терзает. По-матерински так. А сама думаю – может, и моего сына где-нибудь когда-нибудь борщецом горяченьким накормят. Я ж за всех наших переживаю. Это на трассе они – соперники, а для меня все равно дети. Мне Никита как-то видео показывал с их сборов в Швейцарии. Там же Альпы, снег, красота! И они с Сашкой – румяные с мороза, замерзшие, как цуцики, а все на улице дурачатся, в снежки играют…

– С Никитой между забегами не созванивались?

– Что вы – это было невозможно! Да и незачем его отвлекать. После финала он сам позвонил, сказал: «Мама, папа, я вообще не понимаю, что я чувствую! И о чем буду думать во время гимна – представить не могу». А потом сына на допинг-контроль увели сразу, потом повезли в Ванкувер на церемонию награждения.

– Про эстафету с ним не разговаривали?

– Пару дней назад я спросила его: «Что будет 22-го числа?» А он мне твердо так отвечает: «Мама, я бегу 17-го! Что будет дальше – меня пока не волнует!» Вообще на эстафету пока заявлены Морилов и Петухов. А что там тренеры решат – кто их знает…

– Знаете, нас сегодня кто только не поздравлял, – отмечает на прощание мама Крюкова. – Приходили из администрации Жуковского – сказали, что хотят к возвращению сына украсить город праздничными растяжками с фотографиями Никиты и его тренера. Звонили из университета МВД, где он учится, сказали: «Ваш сын хоть и младший лейтенант, а бежал по-генеральски!» Всем-всем важна эта победа. Все-таки Олимпиада получается провальной. И сейчас я счастлива не только потому, что Никитка стал олимпийским чемпионом, но и что он подарил России надежду – в Ванкувере для нас еще далеко не все потеряно.