СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
ЛЫЖНЫЕ ГОНКИ. МУЖЧИНЫ. КОМАНДНЫЙ СПРИНТ

Они уже стояли вместе на пьедестале – три недели назад, в родном Рыбинске, на этапе Кубка мира. Правда, там была верхняя, золотая, ступень.

С этого и начали разговор с бронзовыми призерами Ванкувера-2010.

ПЕТУХОВ: МЕЛЬКНУЛА ТЕНЬ НОРТУГА

– Все ждали от вас золота. Вы легко расправились в полуфинале с норвежцами...

– Мы выходили бороться за золото. Но Олимпиада слишком непредсказуема. Вы посмотрите, что происходит в биатлоне, в лыжах. Как проходят гонки? Далеко не все фавориты показывают олимпийский уровень.

– Главный тренер сборной назвал вашу тактику финального забега, скажем так, осторожной…

– Он считает, что мы вели себя слишком спокойно? Тренер всегда критикует, когда что-то идет не так, как он хочет. Но это не прогулка в сосновом бору. Это – гонка. Я понимаю, что он тренер. Если знает рецепт победы – пусть сам встает на лыжи и показывает результат. А нас за идиотов держать не надо. Мы выходим на трассу и делаем все, что от нас зависит.

– Но, может, и правда рвануть вперед надо было раньше, чем на последнем? Не осторожничать?

– Эстафета у спринтеров – очень специфичная гонка. Здесь последний этап – самое важное. Если кинешься раньше времени, все может закончиться печально. Можно приехать вообще далеко за чертой лидеров.

– Значит, просто сил не хватило?

– В принципе, мы здесь все правильно сделали тактически. Но соперники не дремлют. Соперники сильные… Я знаю, что мы с Коляном молодцы. Мы завоевали медаль для страны.

– Неудачный старт Нортуга на Играх не удивил?

– А мы думали, что как раз в спринте он поднимется и рванет. Так и получилось. Он выходил с такой спортивной злостью, как никогда. Когда не получается, не получается… а ему очень надо. И он составил сильнейшую конкуренцию.

– А немцы-то как вас провели, а?

– Мы не ожидали прежде всего вот этого побега немца. И Коле было нелегко. Первый этап – он очень натяжный! Мы не думали, что в немце окажется столько прыти. Ведь он больше дистанционщик. А тут взял и задал такой темп!

– Что можно было сделать, но вы не сделали?

– Я попробовал сократить разрыв. Но Нортуг, видите, как хитро сыграл – пропустил меня. Он в итоге встал мне за спину. И я его притащил на подъеме. Он своей техникой добился того, что обманул. Кто знает, если бы я рванул, а Нортуг не удержался…

– Вы понимали, кто именно висит у вас за спиной?

– Да вроде тень какая-то промелькнула. Я иду, думаю: да это тень Нортуга… Я понял, что нельзя его пропускать. Но потом на спуске не успел вовремя включиться, как он скорость набрал и ушел.

– На сколько процентов вы выполнили свой личный план на Олимпиаду?

– Если брать спринт, я считаю, что свою задачу мы выполнили на сто процентов. Хотя до нас уже доходит недовольство.

МОРИЛОВ: НАШИ С СЕСТРОЙ МЕДАЛИ БЛЕСТЯТ ОДИНАКОВО

– Вы бы видели, как болела за вас сестра Наташа Коростелева! А вы-то сами ее бронзовую гонку видели?

– К сожалению, толком не видел. У нас была разминка в это время. Вот так всегда – никак не могу посмотреть Наташино выступление, когда стартую сам. По времени накладывается одно на другое.

– У вас прямо бронзовый семейный подряд!

– Да, у нас дедушка к этому понедельнику так готовился… Словно предчувствовал. Болеть собирался с валидолом у телевизора – чтобы мы обязательно что-то привезли домой с олимпийской трассы.

– Третье место Коростелевой и третье место Морилова – что перевесит?

– А не надо сравнивать. Зачем? И ее, и моя медаль блестят одинаково.

– Вы ведь понимаете, что от вас ждали большего, чем бронзы?

– Ну, наверное, это немножко не то, чего бы всем хотелось. Но, если бы Никита Крюков с Сашей Панжинским (золото и серебро в дуатлоне. – Прим. ред.) были на нашем месте и держали вот эти самые медали, они бы наверняка поняли: это то же самое золото. Мне кажется, команда спринтеров выполнила общую задачу на сто процентов. Ведь и мы, и наши девочки – все завоевали медали.

«НАШ БЛИЦ» – БРОНЗА В ШАМПАНСКОМ

Эти парни оказались первыми из трех наших бронзовых дуэтов, которых чествовали на «Олимпик Медал Плаза» в центре Уистлера. На фоне устало сдержанных норвежцев и как-то криво усмехающихся немцев Николай и Алексей смотрелись по-настоящему счастливыми людьми. И на блиц отреагировали с естественной искренностью.

– В чем будете обмывать вашу олимпийскую медаль?

Н.М.: – В чем? Не знаю, наверное, в шампанском.

А.П.: – Должна быть какая-то большая глубокая тарелка. А в ней должно быть много-много жидкости. Чтобы все мурманчане могли попробовать из нее.

– Что непременно должно быть на праздничном столе бронзовых призеров XXI зимней Олимпиады?

Н.М.: – Так медали и должны быть!

А.П.: – Вкусная русская еда. Пусть это не прозвучит слишком громко, но после питания в Олимпийской деревне наши больные желудки спасал «Русский дом». Курочка и картошка отварная. Да и медаль рядышком обязательно.

– Первое пробуждение призеров Олимпиады – какая мысль может посетить вас утром новой жизни?

Н.М.: – Сегодня я этого не скажу. А вот завтра – пожалуйста.

А.П.: Завтра я проснусь, поверну голову, увижу на тумбочке эту медаль и скажу: «Я все-таки это сделал!».

– Ваши любимые женщины наверняка смотрели гонку. Какого сюрприза ждете от них, когда ступите на родную землю?

Н.М.: – Я даже не представляю, что там будет. Моя девушка мне уже звонила и поздравляла.

А.П.: Да что говорить о жене! Она-то, конечно, уже поздравила. Дошло до того, что мне уже ребята пишут эсэмэски: «Мы любим тебя!». А о женщинах я просто не знаю, что сказать – они любят гораздо больше!

– Первое, самое неотложное дело, которое олимпионик должен сделать, вернувшись домой.

Н.М.: – Приехать к родителям и крепко их обнять.

А.П.: – Мои родители ждали этого не меньше меня. Знали мои трудности. И сейчас будут и слезы, и поздравления. И у жены тоже. Мое первое дело – дать им возможность разделить эту радость со мной сполна. Переживания близких вдохновляют на эти победы.