СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
ЛЫЖНЫЕ ГОНКИ. СКАНДАЛ

Наступил на ногу – извинись. Этому детей учат, начиная с детского сада. Зачем учат – непонятно. Ведь в жизни все не совсем так. В большом спорте – совсем не так. Ванкувер напоминает про это каждый день. Понедельник прозвенел если не набатом, то колокольчиком точно. Одному из лучших спринтеров мира Алексею Петухову показали желтую карточку на командной спринтерской гонке. Показали за то, что он вроде бы наступил французу на лыжу. И едва не лишили бронзовой медали вместе с Николаем Мориловым.

Главное в работе репортера в подтаявших снегах «Уистлер Олимпик Парка» – ожидание. Все мы: и теледискжокеи, и радиорокеры, и те, кому в ритме рэпа долбить заметки в газетный номер или на сайт, – все мы ждем. Ждем, когда после финиша (лучше победного) наши герои усталой походкой добредут до изголодавшихся камер и диктофонов. И вот тогда скажут все, что они думают на злобу дня. Бронзовые призеры командного спринта Алексей Петухов и Николай Морилов брели так долго, что закрадывалась мысль, будто они страшились собственной славы.

Но нет, они бежали на разбор полетов. Там их хотели лишить медали.

ПЕТУХОВ: Я ПОПАЛ В «КОРОБОЧКУ»

– Вы сразу поняли, в чем заключались претензии жюри FIS к российской команде и конкретно к вам?

– На одном из этапов у меня произошло столкновение. Вот потому нас после цветочной церемонии и вызывали на заседание жюри.

– Зачем же вы, Алексей, такой крепкий северный мужчина, свалили на снег хрупкого французского южанина?

– Я знаю, что в мою сторону дали желтую карточку. Что конкретно я нарушил – в итоге не понял. Ну, по ходу гонки сломал палку. Это нормальная контактная борьба в спринте. Кто там был – француз, канадец – не помню.

– На каком языке вам выдвигали обвинения?

– В сути претензий нам по-русски помог разобраться технический делегат FIS. Спасибо ему.

– Когда вас вызвали на заседание жюри, наверное, почувствовали себя неважно?

– Да, полезли в голову всякие мысли. Были случаи, когда у русских забирали не только медали. И вообще, спорный вопрос решался, скажем так, не в нашу пользу. И сразу в душе обида: «Как же так? Мы же боролись – и вдруг у нас не будет медали!».

– Но итог – все сложилось хорошо?

– Да, в итоге все хорошо. Бронзовая медаль в кармане.

– Момент того самого происшествия можете восстановить в деталях?

– Все случилось, кажется, в момент передачи второй раз эстафеты от Коли. Я оказался в «коробочке» зажат. Надо было что-то делать. Я просто не знал, как поступить. Я практически падал там.

– Кто был у вас перед глазами?

– Я шел за Петтером Нортугом. Там вообще замес крутой был! В пылу борьбы я, кажется, перешел на другую лыжню. Конечно, это было сделано не специально. Иначе я бы просто упал под ноги тех, кто шел сзади.

МОРИЛОВ:НОГИ НЕМНОГО ЗАДРОЖАЛИ

– Уже состоялась цветочная церемония. Вас успели объявить на весь мир бронзовыми призерами. И тут вдруг – какие-то сомнения, вопросы…

– Послушайте, вот эта бронзовая медаль мне досталась очень тяжело. В очень жесткой борьбе – думаю, у моей сестры Наташи (Натальи Коростелевой, бронзового призера в спринтерской эстафете. – Прим. ред.) тоже на трассе давка была не меньшая. Когда идет такая борьба, возможно всякое. Люди гибнут за металл.

– Когда предложили пройти в комнату жюри FIS, внутри ничего не задрожало?

– Честно говоря, коленки дрогнули. Было бы очень обидно, если бы нас дисквалифицировали. Все годы работы насмарку. К счастью, такого не случилось. И это справедливо. И потому мы счастливы.

КАДЫКОВ: НА ВИДЕО НАРУШЕНИЯ ЧЕТКО НЕ ВИДНО

– Вам, ассистенту технического делегата и члену жюри FIS, ситуация с самого начала казалась определенной? Или все-таки неоднозначной?

– Наше жюри после гонки рассмотрело видеозапись инцидента, в котором участвовали российский лыжник Алексей Петухов и французский спортсмен Сириль Миранда. Жюри приняло решение, что российский спортсмен нарушил правила. Был контакт. Но мы посчитали недостаточным наличие доказательств, чтобы пойти на дисквалификацию.

– Поясните подробнее.

– Один из аргументов против дисквалификации: то, что мы рассматриваем, случилось далеко от финиша. И это не повлияло на результат. Второе – на пленке не был явно виден контакт именно лыжами.

– А что видно на видеозаписи?

– Там, скорее, видно, что падение француза произошло от контакта с лыжной палкой Петухова. Из-за чего палка и сломалась.

– Иными словами, решение было принято из-за отсутствия четкой видеозаписи?

– Да, и это позволило нам отстоять решение о недисквалификации российской команды.

– Решение было единогласным?

– Поначалу четверо из пяти членов жюри были настроены на дисквалификацию… Но в итоге голосовали за непринятие дисквалификации единогласно.

– Теперь Алексей Петухов, что называется, висит на желтой карточке. Что это значит?

– Карточка действует до конца сезона. Еще одно предупреждение – и дисквалификация до конца сезона.

– Есть ли тогда ему смысл бежать командную эстафету в Уистлере? Зачем рисковать возможным командным успехом?

– Теоретически он может по ходу гонки нарушить правила, не ведущие к дисквалификации. Но, если это потянет на предупреждение, его дисквалифицируют.

– Это обычная практика?

– Да.

– Назовите тех, кто вершит здесь судьбы гонщиков?

– Урош Паниквар – председатель жюри, словенец. Он очень хорошо знает российский спорт, проводит семинары по обучению технических делегатов, сотрудничает с Федерацией лыжных гонок России. Я – ассистент технического делегата. Бента Скари, олимпийская чемпионка. Она – шеф соревнований чемпионата мира в Холменколлене в 2011 году. Томас Йонс, член жюри, главный судья этапа Кубка мира в Фалуне (Швеция). Ну и Роб Берхарт, главный судья соревнований на лыжных стартах Олимпиады.

– Кто-то может влиять на принятие решений жюри?

– Жюри выслушивает мнение, и это очень важно, директора гонок FIS Йорга Каполло. Он не участвует в голосовании. И не участвует в итоговом обсуждении. Но мнение его очень важно.

НАШ БЛИЦ

ПОВОРОТЫ ПРОХОДИЛИ БЕЗБАШЕННО!

Ирина Хазова и Наталья Коростелева даже восемь часов спустя после спринта не могли отойти от гонки.

– Вы едва не проехали сегодня мимо медали.

Н.К.: – Это тактика была – заманить и победить!

И.Х.: – Медаль добыта потом и слезами.

– Ирина, после полуфинала вы промчались мимо с криком: «Вещи пропали!».

И.Х.: – Вещи нашлись. Их забрала Наташа.

– Дома ждете встречу с оркестром?

Н.К.: – Меня муж возьмет в охапку – и к родителям.

– Вам было страшно на этой опасной трассе?

И.Х.: – Стало страшно, когда немка Захенбахер упала передо мной на спуске. Не врезалась чудом. Но потом все равно проходила спуски безбашенно.

– Бронза должна помочь вам по жизни?

И.Х.: – Над этим вопросом надо будет серьезно подумать.

Н.К.: – Мне поможет точно. Это необходимый позитив. Такие испытания не даются просто так.

– Сон в олимпийскую ночь.

И.Х.: – Спокойный и долгий.

Н.К.: – Я сны не вижу ни-ког-да.

– Сочи...

– Да!