КОНЬКОБЕЖНЫЙ СПОРТ
ДО ЧЕМПИОНАТА МИРА В МОСКВЕ ОСТАЛСЯ 1 ДЕНЬ

В субботу в Москве стартует чемпионат мира по спринтерскому многоборью – первый в истории, который пройдет в нашей стране. Накануне корреспондент «Советского спорта» встретился с прославленным российским спринтером последних лет, серебряным медалистом Турина на 500-метровке Дмитрием Дорофеевым, который сейчас работает в тренерском штабе сборной.

Дмитрий Дорофеев уже несколько месяцев помогает старшему тренеру мужской команды по спринту Сергею Клевчене, отвечая за подготовку своего преемника в сборной, лучшего российского бегуна на короткие дистанции Дмитрия Лобкова. Именно с ним связаны главные надежды наших болельщиков на малые медали на 500-метровке и награду по сумме многоборья. Беседа с Дорофеевым началась с вопроса о перспективах на московском чемпионате его подопечного.

– Да, Женя Лаленков поборется за золото на 1000-метровке, – рассуждает призер последней зимней Олимпиады. — Но в многоборье ставка делается именно на Лобкова. Тем более что выиграть обе «пятисотки» ему вполне по силам…

— И к какому результату ему для этого придется стремиться?

— Думаю, в районе 34,7 секунды и выше. Личный рекорд у Димы – 34,35. Пятый результат в истории! Делайте выводы.

— Допустим, побеждать Лобков умеет – доказал недавно на этапе Кубка мира в Чанчуне. Зато стабильностью не отличается…

— Дима — спринтер от природы, а значит – очень эмоциональный человек, — вздыхает Дорофеев. — Что в голове у него творится – одному богу известно… Вроде ходит веселый, озорной – потом бац, через пять минут на нем лица нет. Так и в забегах. Пробежал первый забег отлично — выиграл. На второй выходит – разбитый, понурый и допускает фальстарт…

— Лобков в сборной появился всего на три года позже вас – в 1999-м. Не поздно пытаться его исправить?

— У Димы, при всех его недостатках, опыта хватает, чтобы в нужный момент собраться. Если он вдруг накануне важного турнира подойдет ко мне и начнет плакаться в жилетку, ссылаясь на волнение, я его как тренер просто не пойму. Он и не будет. У парня две Олимпиады за плечами.

— Может, поменять систему подготовки?

— Так он менял. У нас же полная демократия – лети, куда хочешь, где хочешь, тренируйся. Вот Лобков провел три недели в Голландии. Потом мы его здесь две недели реанимировали. Там ведь нагрузки совсем другие. Работа идет на износ. А почему? Конкуренция в команде – высочайшая! Сломался Веннемарс, придет Кюйперс. Не сдюжил Кюйперс, появится Грутхуйс. И далее по списку. А у нас Лобков один – на 150 миллионов россиян! Ощущать на себе такую ответственность тяжело. По себе знаю.

— До Ванкувера всего год, чему нужно уделить особое внимание в подготовке Лобкова, чтобы он мог бороться в Канаде за медали?

— Технику шлифовать надо. Это главное. По скоростно-силовой подготовке Дима – сильнейший в мире! Я вам точно говорю. На тренировках он наматывает самые быстрые круги – все иностранцы в курсе… И это – в не подходящих ему ботинках.

— К вопросу о ботинках. Как так вышло, что сильнейший спринтер страны остался без нормальных коньков в начале сезона?

— Во всем виноват сам Лобков. Прекрасно понимаю, что в конце сезона хочется забыть обо всех этих коньках и отправиться на отдых. Но нельзя не думать о будущих возможных проблемах! Вот и получается, приезжает команда на первый ледовый сбор, и начинаются ахи-охи: ваши новые коньки мне не подходят – тут камушек в ботинке, тут жмет, тут трет. А чтобы конькобежцу сделать нормальную пару коньков под себя, надо самому спортсмену лететь в Калгари. И не во время сезона, чтобы не ломать весь соревновательный график, а во время отдыха.

— Но все-таки ехать придется именно зимой за новыми коньками для Лобкова?

— Да, 19 февраля мы летим в Америку, где пройдут этапы Кубка мира и чемпионат мира на отдельных дистанциях. И Дима специально вырвется в Калгари, где ему сделают слепок ноги. Еще две недели – и коньки готовы. Цена изготовления — 2000 долларов.