СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
РАЗБОР ПОЛЕТОВ: КОНЬКОБЕЖНЫЙ СПОРТ

ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

В четверг гостем редакции «Советского спорта» был серебряный и бронзовый призер Олимпиады в Ванкувере, знаменосец российской сборной на церемонии закрытия Игр Иван Скобрев. За час, который конькобежец провел на «Прямой линии», телефон едва не раскалился от звонков. Большинство читателей хотели просто поздравить и поблагодарить Скобрева за его медали, однако и проблемы удалось обсудить досконально.

– Даже не знаю, у кого в стране сейчас график плотнее, чем у меня. Разве что у Дмитрия Анатольевича и Владимира Владимировича, – отшучивался Иван Скобрев, когда мы встретились недалеко от редакции. Дважды призер Олимпиады немного опоздал не только из-за пробок – у него были съемки на телевидении. Все это время в конференц-зале «Советского спорта» не переставал звонить телефон. Стоило нам расположиться за столом, как раздался очередной звонок.

– Иван, здравствуйте, это Ирина из Москвы. Спасибо вам за ваши победы! Признайтесь, кто первым поздравил с медалью?

– Моя девушка, Ядвига. Я подбежал к ней босиком по льду сразу, как понял, что взял бронзу на «пятерке». Она делила со мной все трудности этого сезона – а их было немало – и именно от нее мне в первую очередь захотелось услышать поздравления. Ядвига плакала от счастья…

– У вас сейчас наверняка стало много поклонниц. Ваша девушка не ревнует?

– Пытается. А куда ей деваться? Придется смириться. Я буквально перед заходом в редакцию разговаривал с ней по телефону. Она сейчас разбирается с учебой – запустила, пока со мной по заграничным сборам моталась. И как бы я без ее помощи со всем справился? Вот, незадолго до Ванкувера сильно плечо повредил – три дня левая рука была привязана на тренировках к спине, во время сна – к животу. Ядвига меня мыла, одевала, зашнуровывала коньки – сам я этого делать просто не мог.

ЧТО ТОЛЬКО СО МНОЙ НЕ ДЕЛАЛИ!

– Иван, звонит Владимир из Москвы. Все пишут, что если бы вы не уехали тренироваться к Маурицио Маркетто, то не выиграли бы медали в Ванкувере. Что же именно делал с вами итальянец?

– О, что только он со мной не делал! Я за этот год перевыполнил на 50 процентов все, что касается физподготовки: больше приседаний, больше километров на велосипеде проехал, больший вес стал жать…

– То есть главная причина успеха – возросшая «физика»?

– Для полноценных тренировок мне нужны были командные условия. Не все упирается только в тренера – важно, с кем спаррингуешься. Когда я летел в Италию, думал, что стану железным «номером два» – после Фабриса. А в итоге стал «номером пять»! Потому что Маттео Аннези, Алексис Контэн и даже итальянские юниоры были сильнее меня во всем. То есть на льду я был быстрее – за счет техники, за счет опыта. Но что касается «физухи» – функциональной составляющей, – не мог поначалу с ними сравниться. Не получалось угнаться на велосипеде, я хуже прыгал – не по длине, а по количеству повторений…

– Не попади вы в группу Маркетто – уступили бы в Ванкувере и этим парням?

– Нет. Коньки – это не только сумасшедшая дыхалка и сердце, это все-таки технический вид спорта. Но подтянуть «физику» они мне помогли. А без нее медалей бы не было.

– Реально сохранить вашу команду? – продолжаем разговор в ожидании очередного звонка.

– Да, причем хочу сделать ее на базе сборной России, а не Италии. Президент Союза конькобежцев России (СКР) Алексей Кравцов уже не раз общался с Маурицио, приглашал его в нашу команду, но, повторюсь, необходим не только Маркетто – но и Фабрис, Контэн, Аннези, минимум три-четыре человека из персонала. Это непростой проект, но если мы его создадим, сборная получит все для отличной работы. И если в итоге на Олимпиаде в Сочи я, простите за выражение, обделаюсь, то мне придется признать: да, ребята, я чайник, не заслужил победы! Поплакаться на то, что не было хороших условий для подготовки, не удастся.

– Расскажите поподробнее – что за проект?

– Есть желание сделать команду на основе пяти – десяти конькобежцев, среди которых помимо себя хочу видеть Лаленкова, Румянцева и еще двух молодых ребят. Кого именно – можно будет понять после чемпионата России в Коломне, который пройдет в эти выходные. Кроме того, в команде должны быть те же Фабрис, Аннези, Контэн. Кто еще? Можно привлечь кого-то из иностранцев, натурализовать, например, Дмитрия Бабенко, который, по сути, один бегает за Казахстан. Сами понимаете, что Бабенко – такой же казах, как я китаец. Тренировать нас должен Маркетто. Хочу привлечь в команду механика, физиотерапевта и массажиста из его группы.

– А где тренироваться?

– Тут все должен решать Маркетто. Хотя было бы правильно, чтобы два двухнедельных сбора – летний и осенний – проходили в России. Во-первых, нам будет проще и приятнее какое-то время провести на родине, а Маурицио сможет поделиться опытом с нашими тренерами.

ГУБЫ ЗАКУСИМ – И КАТИМ ДАЛЬШЕ

– Иван, здравствуйте. Это Олег Петрович из Калуги. Скажите, наши тренеры не просили вас выдать секреты работы Маркетто?

– Да нет никаких секретов. Просили, конечно, и я всегда с радостью показывал им наш тренировочный план.

– В чем, на ваш взгляд, главная проблема российских коньков?

– Не знаю. У нас есть катки, есть талантливая молодежь… Маркетто, когда прилетал в Россию, не скрывал изумления от количества перспективных юниоров. Но развивать их не получается… Отчасти из-за того, что тренеры необъективно оценивают свои возможности. Условно говоря: есть парень в Челябинске, который бегает быстро. А его наставник не хочет отдавать ученика, потому что считает, что умнее всех специалистов. Другой такой парень бегает в Коломне, третий – в Питере… Таланты есть, а команды – нет! И рано или поздно ребята останавливаются в развитии. Собрать их в одну группу, организовать тренировочный процесс – и есть наша главная задача.

Другая проблема – у тренеров элементарно не хватает материалов, аналитической базы. Попадают три-четыре талантливых спортсмена к наставнику сборной России, а он не знает, как сделать их быстрее, боится «загнать». Но нельзя же все время сидеть на одном уровне, надо рисковать! При этом риск должен быть просчитан. У Маркетто, например, есть огромная методическая база.

Я никогда не видел раньше, чтобы кто-то, как Маурицио, записывал и анализировал каждый мой круг на тренировке, каждый мой шаг, следил за реакциями организма. Он всегда понимает, где и почему я не дорабатываю. Бывало, пробежим мы пару километров с Фабрисом, а он нам кричит: «Что вы делаете, у меня ребята пять лет назад так бежали! Не хотите работать – катитесь по домам. Олимпиады так не выигрываются». Мы губы закусим и начинаем пахать дальше. Потому что понимаем – раз тренер требует, значит, знает, что здесь можно прибавить, что мы не умрем.

– С победами, Иван! Поздравления от Ольги из Москвы. Скажите, почему у вас получилось взять две награды, а у большинства других наших олимпийцев нет? Только ли в тренерах проблема?

– Менталитет тоже важен. Сложно в двух словах объяснить… Вот я сам не осознавал многое еще пару лет назад. Работал на первые места чемпионатов России, получал свою зарплату и был доволен жизнью. Но в какой-то момент близкие подтолкнули к переезду к Маркетто – я сделал этот непростой шаг и не прогадал. Потому что понимал, что надо что-то менять, расти дальше. Многие идти на перемены в жизни не хотят или боятся.

– И берут в лучшем случае четвертые места на Олимпиадах…

– Когда выходишь на старт Олимпийских игр, не думаешь: вот, сейчас поковыряюсь в носу, пробегу как-нибудь – и фиг с ним, с результатом. Все заряжены на борьбу. Но для медали надо работать не один год. Многие же то ли не хотят, то ли боятся, у кого-то возможностей нет. Ладно, мне повезло – мне помогли близкие, спонсоры. У кого-то такой помощи нет – и ее надо дать. Объяснить, направить, дать заряд на борьбу. У нас он появляется почему-то только в олимпийский год, остальные три сезона мы работаем ни шатко, ни валко. И виноваты в этом не только спортсмены – не хватает внимания к ним со стороны спонсоров, чиновников, федераций.

Здорово, когда, выходя на старт, ты понимаешь: «Елки-палки, а я ведь не просто Ваня Скобрев, я за Россию выступаю!». Когда тебя любят, за тебя болеют, ты получаешь достойную зарплату – можешь со спокойной душой пахать, пахать и пахать. И хрен с ним, если я завтра «умру» на тренировке: я-то знаю, что ради страны своей вкалываю! А если интереса нет, за что работать?

Вот и получается: выходишь на пробежку, а у тебя коленка заболела. И думаешь: «Ну их на фиг, эти тренировки, пойду лучше поваляюсь. Все равно завтра чемпионат страны выиграю». Даже если выиграешь – что с таким подходом на Олимпийских играх делать? У меня в этом году не раз болела коленка, и спина отваливалась, и плечо… Но я знал, что отступить не могу. Сам сделал правильный выбор и хочу помочь его сделать другим.

Получается?

– Посмотрим. Главное, чтобы зависти не было. Вот мой хороший друг Женя Лаленков. Он ведь мог со мной к Маркетто уехать, но выбрал другой путь. И сейчас, после Ванкувера, я чувствую, что наши отношения изменились. Хотя мы продолжаем общаться, но о будущем пока не говорили. Очень хочу, чтобы Женя работал со мной в одной команде. Знаете, если мой план удастся и в Сочи ребята, которые будут работать со мной, возьмут медали, а я нет, – все равно буду счастлив.

НАШИ ДЕВЧОНКИ ПЕРЕГОРЕЛИ

– Звонит Дмитрий из Химок. Иван, можете сравнить отношения чиновников в России и в Италии к национальным сборным?

– Приведу один пример: в сентябре-октябре Маркетто нужен был лед в Италии на 45 дней. Ему предлагали каток в Берлине. Но он не хотел ехать за границу. И Олимпийский комитет Италии выделил 250 000 евро, арендовал для нас каток в Турине, который больше функционирует как «шоу-рум» концерна «Фиат». Мы получили комфортные условия для работы и катались там совершенно одни. Никто нам не мешал.

– Во время забегов в Ванкувере вас вели тренеры сборной России, а не Маркетто…

– Мне было немного неприятно и некомфортно, что ему не разрешили встать на нашу биржу. Особенно на полуторке, перед стартом которой Маркетто нашел бы слова, чтобы лучше зарядить меня на борьбу.

– А не хотите, как Шани Дэвис, выступить на Олимпиаде во всех видах программы?

– Шани все-таки чемпион мира по многоборью, он на всех дистанциях силен. Но пятисотметровку на Играх бежал скорее для тренировки, для тонуса. Олимпиада – длинный турнир, во время которого сложно поддерживать форму. Поэтому лучше бежать несколько дистанций. Это и помешало нашим девчонкам взять медаль в командной гонке, хотя я был уверен, что они поборются за золото. А в итоге вылетели в первом же круге. Долго ждали своей гонки, перегорели. Возможно, тренеры не сумели вовремя понять, что с кем происходит. Да и психологическое давление было высокое – до последнего не было ясно, кто побежит. Девчонки переживали за место в команде.

ТРЕНИРОВКИ АЗИАТОВ – ТАЙНА ЗА СЕМЬЮ ПЕЧАТЯМИ

– Иван, с какими чувствами провожали Олимпиаду? Помимо радости от своих медалей.

– Переживал в первую очередь за биатлонистов. И хоккеистов, конечно. Был на матче Россия – Канада, но не досидел до конца – ушел после второго периода, не было сил смотреть.

– Звонит Татьяна Ивановна из Москвы. Иван, расскажите о своих впечатлениях от Ванкувера?

– Хороший город, мне понравился. Тепло, есть и горы, и море, и снег. Хороший уровень жизни. Правда, азиатов слишком много, но к ним быстро привыкаешь.

– Вы их после двух поражений от корейца недолюбливаете?

– Да что вы! Я же сам азиат – родился на Дальнем Востоке, в Хабаровске. И китайцев с корейцами у нас хватает.

– Корейские конькобежцы сильно прибавили в последние годы – столько золота в Ванкувере выиграли! В чем их секрет?

– Мне кажется, Корея выстрелила потому, что она очень рассчитывала получить Олимпиаду в Пьенчанге. И там бросили все силы туда, где был резерв для роста – в коньках и шорт-треке… А что сделали, как вывели спортсменов на такой уровень – тайна за семью печатями. Абсолютно закрытая система подготовки. Про корейцев никто ничего не знает.

– Николай из Саратова беспокоит. Иван, главный старт сезона позади, не за горами отпуск. Куда поедете отдыхать?

– Я люблю теплые края, люблю Гавайи. Но в этом году собираюсь в Сингапур, где встречусь со своим крестным. Проведу медобследование и заодно поваляюсь недельку на пляже.

– А как же виндсерфинг, водные лыжи… Вы же экстремал!

– Да, экстремал – это точно! Но после нынешнего сезона понял, сил на активный отдых не останется.

ТРЕНИРОВКИ ИВАНА СКОБРЕВА В РОССИИ И ИТАЛИИ

ИТАЛИЯ

18 августа 2009 г.

1-я тренировка Интервальная на велосипеде

Общая продолжительность –1 час.

4 раза по 10 мин. в гору

2-я тренировка

1 час вело, из которых 45 мин. небыстрой езды

Обед

Отдых

3-я тренировка

Штанга

15 подходов по 110 кг

12 х 120 кг,   10 х 130 кг,   8 х 140 кг

6 х 150 кг,    6 х 150 кг

8 мин. выпрыгиваний

10 мин. упражнений «имитация бега на коньках»

8 мин. выпрыгиваний

19 августа 2009 г.

1-я тренировка Интервальная на велосипеде.

Общая продолжительность – 1 ч 45 мин.

4 раза по 15 мин. в гору

Отдых

Обед

Отдых

2-я тренировка

Ходьба в конькобежной посадке по кругу.

1. 10 упражнений по 8 повторений.

2. 10 упражнений по 10 повторений в более высоком темпе.

3. 2 упражнения по 4 повторения в гору.

4. Пауза.

5. Спокойная ходьба в конькобежной посадке – 15 мин.

РОССИЯ

24 августа 2007 г.

Интервальная тренировка на велосипеде

Общая продолжительность – 2 часа 30 мин. Из которых езда в гору – 10 мин. (перерыв), 15 мин. (перерыв), 20 мин. (перерыв), 10 мин.

Отдых

Обед

Отдых

Отдых

25 августа 2007 г.

Интервальная тренировка на велосипеде

Продолжительность — 2 часа 30 мин.

Из которых езда в гору — 8 мин. (перерыв), 10 мин. (перерыв), 8 мин. (перерыв), 10 мин.

Отдых

Обед

Отдых

2-я тренировка

Круговая тренировка со специальными упражнениями.

10 упражнений по 3 серии.

Общая продолжительность серии – 45 мин.