ВОЛЕЙБОЛ

Пока сборная России находилась в Венесуэле, наконец-то благополучно разрешился вопрос с игроком команды МГТУ-«Лужники» Тарасом Хтеем. Он из воинской части, где проходит срочную службу, отправился в Белгород, присоединившись к национальной дружине.

Ситуация, когда игрок сборной страны вынужден пропускать весь подготовительный период из-за службы в армии, представляется абсолютно абсурдной. Мы попросили высказать свое мнение разные стороны – главного тренера сборной России Геннадия Шипулина и наставника клуба «МГТУ-Лужники» Юрия Нечушкина.

«ВОСПИТАНИЕ» В УЩЕРБ СБОРНОЙ

Геннадий Шипулин:

— То, что произошло с Тарасом Хтеем, мне кажется дикостью. Вместо того чтобы вместе с командой начать 10 мая подготовку к сезону, Хтей почти все это время находился в казарме одной из воинских частей Подмосковья. Все наши попытки вытащить его оттуда долго ни к чему не приводили. Общались с руководством клуба, там говорили, что они не виноваты, мол, Тарас сам создал эту проблему. А мы даже были не в силах это проверить. У Хтея отобрали мобильный телефон, и мы вообще не могли найти никаких концов. Все упиралось в командира подразделения воинской части где-то в Балашихе, офицера в звании майора. Я понимаю, есть клубные интересы, есть ведомственные. Похоже, парня таким образом решили проучить. Но он же игрок национальной команды! Зачем вести воспитательную работу в ущерб сборной?

В команде сейчас идеальный микроклимат, у ребят хороший настрой, есть полное взаимопонимание в цепочке игроки – тренерский штаб – федерация, мы выплатили волейболистам все, что им причиталось за медали, завоеванные в сборной, никому не должны ни рубля. Но вот приходится сталкиваться с совершенно странными проблемами.

ОН САМ ЗАГНАЛ СЕБЯ В КАЗАРМУ

Юрий Нечушкин:

— Руководство нашего клуба изначально имело с воинским начальством нормальную договоренность о том, что Тарас при прохождении воинской службы будет иметь возможность тренироваться и играть. До 4 мая, даты окончания чемпионата России, Хтей приезжал в часть только считанные разы – давать присягу, получать форму. Чистил ли он снег? Да, такое было, но это лишь случайный эпизод. Когда игрок приехал за формой, как раз выпал сильный снег, и проходящий мимо группы солдат офицер приказал им взять лопаты. Уборка территории длилась только минут 15–20.

Во всем, что происходило в мае, виноват сам Тарас. По определенным датам ему было предписано появляться в воинской части, чтобы отмечаться у командования и продлевать соответствующие бумаги. После Нового года Тарас трижды не явился в указанные сроки, что вызвало негативное к нему отношение со стороны старших офицеров. Когда завершился чемпионат России, то 5 мая Хтей должен был прибыть в часть. Но он в нарушение установленного порядка явился туда без формы, его отправили за ней, и Тарас вернулся только поздно вечером. Шестого мая его под честное слово отпустили из части, чтобы 10 мая Хтей прибыл на сбор в Новогорск, а 11 мая, после всех праздников, отметился у командования с документами, подтверждающими его нахождение в стане национальной сборной. Каково же было мое удивление, когда я купил газету с составом российской команды на сборе в Новогорске и не обнаружил там фамилию Хтея. Звоним на базу – Хтея нет, в части его тоже нет. Пропал человек, мобильный телефон не отвечает. Если говорить военным языком, то игрок фактически пустился в «самоволку». В итоге Тарас нашелся, прибыл в часть, но уже после того, как все сроки увольнительной истекли, это окончательно добило воинских начальников. Я их понимаю, ведь формально они несут ответственность за своего военнослужащего. От нас и от федерации потребовали бумаги, где бы гарантировалось безупречное поведение Хтея за пределами части, а самого игрока оставили в казарме. Он сам туда себя загнал разгильдяйством. Причем столкнул лбами нашу федерацию волейбола и клуб МГТУ-«Лужники».