ЭХО ПЕКИНСКОЙ ОЛИМПИАДЫ
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Пока Майкл Фелпс бил мировые рекорды, а волейболисты США громили грандов, россияне времени даром не теряли. Именно в Пекине серебряная медалистка Афин Станислава Комарова, которой на Играх-2008 не удалось заплыть на пьедестал, познакомилась с Алексеем Остапенко, взявшим бронзу в волейбольном турнире. Влюбленные вспомнили прошлое, рассказали о настоящем и поделились с читателями «Советского спорта» планами на будущее.

– Синти, тише! – Стася пытается успокоить восьмимесячную кроху, которая мечется по прихожей, словно не замечая просьбы. Серебряная медалистка Афин общается с щенком чихуа-хуа, словно с младенцем: нежно, но настойчиво успокаивает. И вскоре малышка удобно устраивается на руках у Комаровой.

– Я завела ее после Пекина, – рассказывает Стася, устроившись на уютной кухне. – Меня поразило, как Леша отреагировал, когда впервые увидел Синтюшу: сразу ее на руки взял, начал тискать, играть. Подумала тогда: раз он так с собакой общается, и с детьми так же будет… Я сразу дала понять, что отношения на неделю мне не нужны.

О ПОЕЗДКЕ В ПИТЕР НА МАШИНЕ...

Теперь ребята обустраивают быт вместе, причем сразу по двум адресам: в квартире Стаси продолжается ремонт, и, пока Леша из-за недавней операции на ноге скован в перемещениях, они обживают квартиру рядом с Дворцом спорта на улице Лавочкина.

– Малыш, а у нас с тобой две чашки? – Стася устраивает рейд по кухонным шкафам.

– Лешка, когда один жил, сухарик съест – и все. А тут ему и первое, и второе! – улыбается Стася, наливая чай.

– Она же готовить толком не умела, когда мы начали вместе жить, – раскрывает тайну Остапенко. – У нее даже оладушки не получались!

– Подумаешь, не получилось один раз, – комментирует Стася. – Я о Лешке забочусь. Ему сейчас, даже чтоб чайник включить, надо костыли взять.

– Это последствия старой травмы, которую я пару лет назад в финале Кубка России получил, – вспоминает Леша. – Ногу подвернул, врачи сказали: «Двух связок нет – порвались». А они же не срастаются... После этого пытался играть с тейпом. Но это вредно: колени перегружаются. И решил потренироваться без укрепления. Но каждый раз, как приземлялся после прыжка, стопа уходила в сторону – ее же ничего не поддерживало. Поэтому пришлось делать операцию: натягивать связки, прикреплять их к кости. Пока не знаю, когда играть смогу, хотя тренеры на сбор 21 мая зовут.

– Мы очень ждем, когда Леша сможет играть. Притом я этого момента боюсь, – признается Стася. – Как представлю, что он на два месяца уедет! Привыкла, что человечек постоянно рядом. Волейбол мне нравится, но я не разбираюсь в деталях. Кто такой либеро – не знаю. Я даже не в курсе, кто Леша по амплуа... Малыш, ты атакующий? – интересуется Стася.

– А я вот знаю, что Стася на спине плавает! – притворно обижается Остапенко.

– Он просто видел, как я выступаю. Мы ездили на Кубок Сальникова – давно хотела отправиться в Питер на машине. И он исполнил мою мечту.

– Ну да – девять часов за рулем, в город въехали, а там пробки… Меня трясет уже, Стася переживает: опаздываем…

– Я Лешу с собой взяла, потому что эти соревнования были не ответственные. Вообще не люблю, когда близкие рядом в момент старта. Мама за время, что я плаваю по-серьезному, то есть с 2000 года, на трибунах ни разу не была. Я и подруг прошу, чтоб не смотрели. Хотя в Леше я увидела опору, которой у меня прежде не было. Раньше мы ругались часто – два лидера в семье. Но я видела, что он больше меня расстраивается. Для Лешки эти отношения – большой шаг. После знакомства в Пекине мы какое-то время оставались друзьями – он так захотел. Я не переживала. Сумасшедшей любви с моей стороны сразу не было. Хотя Леша уверен, что я в него с первого взгляда влюбилась!

ВСТРЕЧЕ С ПУТИНЫМ...

– Познакомились мы в Пекине так, – рассказывает Стася. – В тот день в Олимпийскую деревню приехал Путин. Ребята из сборной меня подначивали: «Комарова, улыбнешься Путину – плавание футбол во всех рейтингах обгонит!» Что мне оставалось? Пробиваться в первый ряд, чтобы сфотографироваться с премьером. Но сделать памятную карточку не пришлось: я наткнулась на Лешу и решила, что лучше с ним сфотографируюсь, – смеется Стася. – А потом он меня на «Одноклассниках» нашел…

– У нас Интернет был в нашем корпусе, – рассказывает Леша. – Она и не знала, что я на кровати валяюсь с компьютером. Пишет мне: «Ты где? Я тебя не вижу!»

– Он такой скромный, телефон не просит! Пришлось самой предложить, – продолжает историю Стася. – Леша сказал, что местной сим-карты у него нет. Я вызвалась его проводить до магазина…

– Пока мы сидели в очереди и, как дурачки, переглядывались, я понял, что хочу с ней и дальше общаться, – это опять Леша. – По деревне потом вечерами гуляли: я травмировался, а Стася уже отстартовала. А потом нас заметила моя команда… Наши в мафию играли: карточная игра интеллектуальная. Сидят они на лавочке за столиком, а мимо мы идем. Я был в шортах, носки до колен, как обычно. Саня Корнеев не удержался: «В таких носках далеко не уплывешь!» Там был и Владимир Романович (Алекно, главный тренер сборной. – Прим. ред.). Поинтересовался, что у нас да как. И потом все говорили: «Хорошая девочка, надо брать!» А я не представлял, кто такая Стася. Когда Леха Вербов сказал, что она серебро в Афинах взяла, удивился.

– Я рада, что он влюбился в меня, а не в девушку с обложки, – резюмирует Стася. – Путевку в Пекин мне Господь Бог подарил на окончание карьеры, чтобы я там Лешку встретила…

ГАДАЛКАХ И ПСИХОЛОГАХ...

– Вопрос продолжения карьеры для меня больной, – грустно улыбается Стася. – У меня перед Пекином сложная ситуация была в жизни: и со здоровьем проблемы, и не верил в меня никто. После Афин я долго болела, тренер от меня ушел, никто не знал, что со мной, – я встаю с кровати, а сил уже нет и в обмороки падаю. Каждый день плакала. И то, что я отобралась в Пекин, – уже чудо. В последний день чемпионата России, всем, кто едет на Игры, уже раздали листочки для заполнения. А мне надо было 200 метров проплыть…

Отобралась не зря: медаль не взяла, но Лешку встретила. А вот поплыву ли в Лондоне – не знаю: хватит ли здоровья, будет ли поддержка от федерации. Я слишком хорошо помню, что это такое: готовиться, когда тебя снимают со всех зарплат за два года до Игр.

Спортсмен, добившийся результатов на мировом уровне, не должен думать о том, будут ли у него завтра деньги. И, если я решу продолжить тренировки, поговорю с главным тренером. Даст гарантию поддержки – буду готовиться к Лондону. Нет – собачку еще одну заведем. Увидели тут щенка лабрадора – еле от него оторвались. Это фильм «Марли и я» такой эффект оказал: там собака одну из главных ролей играет…

– Стася три раза заплакала, – делится наблюдениями Леша. – Она очень чувствительная. И заботливая. И чуть легкомысленная: постоянно все забывает. Недавно взяла у меня ключи, открыла дверь, положила их в карман, а из дома вышла в другой куртке. Пришлось ехать на другой конец Москвы к маме за запасным комплектом. И еще она очень впечатлительная и доверчивая.

– Это правда, – согласно кивает Стася. – Года четыре назад мы с моей подружкой пловчихой Катькой Кормачевой приехали в «Атриум» погулять. И тут женщины подходят: «Девочки, нет десяти рублей, детишки маленькие, молочка купить». Мы дали. Одна мне говорит: «Добрая ты, девочка! Расскажу судьбу твою! Вижу, пользуешься популярностью. Но злой рок на тебе! Могу снять. Любую купюру дай». А у меня только тысяча была в кошельке. Отдала. Она ее начала закручивать, нашептывать что-то. А другая в это время хлоп в ладоши. Я опомниться не успела, а женщина говорит: «Черти унесли твои денежки с твоими невзгодами». Кормачева тоже 500 рублей отдала.

Но я не всем так легко верю. Вот психологам не доверяю. С нами один в сборной работает – хороший мужчина сам по себе. Как-то он меня прямо в зале загипнотизировал, усыпил, дал мне на подкорку установку, что я должна быть только первая. После этого я заняла восьмое место на чемпионате России. Впервые в жизни проиграла! Я никогда не верила в гипноз.

– У нас тоже был психолог, когда я в Ярославле играл, – вспоминает Остапенко. – Тренер Сергей Шляпников приглашал какого-то йога, чтобы тот с нами занимался растяжкой: он нас расслаблял, а потом упражнения давал. Но нам это быстро надоело.

...И, КОНЕЧНО, О РЕВНОСТИ

– А я сейчас на работе расслабляюсь, – замечает ведущая программы «Футбол от кутюр» на телеканале НТВ+. – Заблуждение, что все футболисты пафосные, не подтверждается. Пока из наших гостей мне больше всего запомнился Денис Бояринцев. Такой смешной, открытый человек. Мы его нарядили в боярский костюм. Я ему даже потанцевать предложила! И все думаю: когда же Лешка ревновать уже начнет? – хитро улыбается Стася.

– Да ты поводов не даешь, – спокойно парирует Остапенко. – Сама зато ревнует так, что хочется уйти в другую комнату и заткнуть уши. А лучше – сразу застрелиться. Вот поехал в Италию на обследование. А она: «Какие доктора работают в выходные? Я с тобой еду!» – смеется Леша.

– Я поспокойнее уже стала. Ну не только же о спорте нам разговаривать? Я иногда Лешу про волейбол спрашиваю, но очень мягко. Потому что, если вдруг сразу не пойму, он может и прикрикнуть: «Ну что там сложного?»

– А Стася говорит: «Не спрашивай меня ничего о плавании!» – ударом на удар отвечает Остапенко.

– Раздражают те, кто говорит: «Ой, да что там вы плаваете! Да я тебя легко обгоню!» А сами бабушкин стиль исповедуют. В фитнес-клубе я бегала на дорожке и наблюдала, как Лешка плавает. Голова наверху и делает вид, что кролем плывет… Подумала: боже мой, пойду-ка я в баню, – смеется Стася. – Хотя, выйди я на площадку, он бы тоже надо мной смеялся. Подлечимся, поедем отдыхать, и я ему покажу, как надо атаковать! Не зря же я в лагере столько раз в пионербол играла! Будем выступать дуэтом.

– Стася мне показывала свои медали – они в огромном пакете хранятся, он переполнен, все вываливается! С детства все награды собирает, – подначивает Алексей.

– Мама еще и статьи из газет коллекционирует – штук пять папок. Будет что детям нашим показать, – загадочно улыбается Стася.