V4x3 l 1464890379868

Тренер «Белогорья», лучшего волейбольного клуба страны, в интервью «Советскому спорту» рассказал, чем российский волейбол лучше итальянского, кого не стоит подпускать к судейству и кто надевает кандалы на его игроков.

Геннадий Шипулин – человек фантастической жизненной энергии. Он тренер, он менеджер, он отец волейбола в Белгороде, он строитель, политик и дипломат в одном лице. Он тактик и хулиган одновременно. На чествование команды он пришел в штанах цвета морской волны и был заметен даже на фоне своих игроков-великанов.

– Геннадий Яковлевич умеет психологически подготовить к игре, как никто другой, – сказал Максим Жигалов, и присутствующие понимающе заулыбались. Пока кто-то считал деньги, кто-то – звезд в своем составе, Шипулин сделал из «Белогорья» такую команду («проект», как он сам ее называет), которая в плей-офф съела всех лидеров и наконец-то озолотила Белгород после восьмилетнего перерыва.

«ЕСТЬ ДВОЕ, КОМУ НЕЛЬЗЯ ДАВАТЬ СУДИТЬ»

На удалом праздновании чемпионства Шипулин, как всегда, был душой компании. Говорить о серьезном отказывался наотрез. Условились созвониться, когда эмоции улягутся. Через пару дней Шипулин снял трубку.

– Я уже в Москве на экспертном совете федерации, обсуждаем новый вариант чемпионата. Нужно придумать такую схему турнира, которая бы устраивала всех, попытаться сократить количество перелетов, может, какие-то дивизионы сделать. Это ведь и затраты лишние, и игрокам усталость.

– О судействе будет разговор?
– Вообще судьи в этом сезоне, как ни странно, отработали нормально. Были двое, которых нельзя подпускать к судейству. Напишите фамилии: это Андерсон и Косяков. Косяков уничтожил еще сборную по пляжному волейболу, а теперь он отнимал очки у нас. Я бы хотел, чтобы пресловутая система «Ястребиный глаз» работала на всех площадках, чтобы в каждом дворце висело по большому экрану и давали повторы. Чтобы могли смотреть вместе с судьями и капитаны команд. Вообще мне очень нравится, как в теннисе – когда все видят, что произошло. В конце концов мы же для зрителей играем.

«АГЕНТЫ СПЯТИЛИ»

– Будут ли усиления в команде или главное – сохранить победный состав?
– Мы приложим все усилия, чтобы сохранить команду такой, какая она есть. Я знаю, что некоторые игроки уже подписали контракты. Сергей Макаров (связующий «Белогорья». – Прим. ред.), к примеру. Но в данный момент система подписания контрактов не соответствует нашему времени абсолютно, агенты как из ума выжили, подписывают контракты с игроками, когда те находятся в тяжелых условиях. Когда до окончания сезона еще много времени. На игроков, по сути, надевают кандалы, и уже ничего нельзя сделать.

Нужно разобраться в юридической прозрачности таких соглашений. Ну как игрок может подписывать контракт, когда еще столько времени до конца сезона?! Вот тот же Макаров в такую ситуацию попал. Я его ни в коем случае ни в чем не обвиняю, я не имею претензий к игрокам, но не могу понять, что делают агенты. Игрокам же, по сути, не объясняют ситуации. С ними подписывают контракты перед плей-офф, когда они еще не имеют представления, как закончится сезон, когда я сам не знаю, что могу обещать им.

А тут подписывается даже не страховочный контракт, как делают в других видах спорта, и сейчас уже ничего нельзя изменить, хотя у клуба дела идут очень хорошо.

– А вы сами останетесь?
– Я остаюсь при своем мнении (ранее Геннадий Яковлевич намеревался оставить тренерский пост по окончании сезона. – Прим. авт.). Окончательное решение зависит в первую очередь от ребят, потому что я не могу их бросить. Я их вывел в Лигу чемпионов, там будет особая борьба, пусть они скажут, нужен им Шипулин или нет.

– Мне кажется, нужен Шипулин или нет – это риторический вопрос.
– Есть еще руководство области, губернатор, спонсоры, и, если даже я сегодня скажу, что ухожу на белом коне, который и так стоит у меня во дворе, и не прислушаюсь к мнению всех этих людей, я буду полным эгоистом.

«Я – ЗА РОССИЮ»

– С кем в минувшем плей-офф было тяжелее всего?
– Да постоянно сложно было, мне эти игры напомнили восхождение альпинистов. Ты лезешь вверх, а становится только тяжелее. Новосибирск, наверное, мог бы выделить. Там переезды были сложные, и в принципе были проблемы с организацией, с площадкой, были мелочи, которые незаметны с виду, но дополнительные трудности создавали.

– Вас задели слова связующего «Урала» Фаласки о том, что их команда попытается победить за счет игры в итальянский волейбол?
– Да. Во-первых, на основе российского и советского волейбола учились все европейцы и латиноамериканцы. Фаласка говорил, что они пропагандируют итальянский волейбол, он сильнее российского и он поможет обыграть Белгород. Говорил, что моя команда играет в такой, дескать, силовой волейбол. Это очень задевало, потому что я всегда за Россию, за нашу школу и за наших тренеров, у которых учились и европейцы, и итальянцы в том числе.

– «Урал» был достойным соперником именно для финала?
– С «Уралом» нагнетали немного. Мы понимали, что, пройдя такой путь, по потенциалу мы будем сильнее. Вот хоккеисты недавно проиграли французам! Почему? Вышли и недонастроились, а я знал, что с нами такого не будет, уверен был.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Геннадий ШИПУЛИН
Родился 29 апреля 1954 года.
Президент и тренер волейбольного клуба «Белогорье», восьмикратный чемпион России, семикратный обладатель Кубка России.
Дважды работал с мужской сборной на Олимпиадах в 2000 и 2004 гг. (серебро и бронза соответственно).
Вице-президент Всероссийской федерации волейбола.

Связанные материалы: