V4x3 l 1434457257777

На чемпионате Европы я вновь убедилась в том, насколько мы, русские, все еще отличаемся от Европы. Наши тренеры редко изъясняются на иностранных языках, а еще больше бросаются в глаза различия в пресловутом менталитете.

Но критиковать себя слишком азартно не стоит. Вот европейцы себя не критикуют, но охотно указывают на наши недостатки нам. Мы им непонятны. Все еще.

Перед матчами наши тренеры не дают интервью. А волейболистки только в четвертьфинале начали давать их в микст-зоне. Разговаривать слишком много не разрешается. Плохая примета. Владимир Алекно на лондонской Олимпиаде внедрил такую науку побеждать, что ее взяли на вооружение и поставили на поток. Избегая говорить во время олимпийского турнира, Владимир Романович даже на победную пресс-конференцию не пришел! Возможно, просто не смог: переполняли чувства.

На чемпионате Европы в Германии можно наблюдать сплошь и рядом следующие сценки. Капитан сборной Хорватии выходит из конференц-зала, и на нее запрыгивает сыночек, следом бежит муж, торопясь обнять свою любимую. Капитан сборной Голландии, выйдя с той же пресс-конференции (Голландия проиграла Хорватии), отнюдь не выглядит, как женщина, убитая горем. Она спускается по ступенькам в зал, подходит к знакомому фотографу, треплет его по волосам, садится и весело принимается с ним болтать.

Я возвращаюсь после того же матча Голландия – Хорватия в аккредитованный отель, в котором в Халле жили все сборные, и вижу другую голландскую волейболистку. К ней приехали родители, они стоят втроем в холле и живо обсуждают, где бы им сегодня поужинать.

Риторический вопрос: приехали ли к кому-нибудь из наших девочек мужья, сыновья и родители? Ответ очевиден: нет. Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.

К счастью, я не видела здесь ни одного их поражения, но не представляю, чтобы кто-то из них подсел к фотографу, предварительно потрепав его по волосам. Они и через микст-зону прошли бы в кромешном молчании. Они восприняли бы этот день и эту минуту как Армагеддон.

В первые дни меня приглашали на собрание команды перед игрой. Я не ходила, желая сохранить свежесть восприятия и попасть на собрание перед полуфиналом, а лучше – перед финалом. Но теперь мой поезд ушел, и это непоправимо. Оттого что все предыдущие собрания прошли без меня, в победной стратегии ничего не меняем, как бы чего не вышло...

Это Чехов. «Человек в футляре». Для всех остальных сборных чемпионат Европы – приятное времяпровождение. Они ни на минуту не упускают из виду, что волейбол – в конце концов всего лишь игра... Для сборной России это – нечто иное. Для ее тренеров, игроков, массажистов и врачей. Не уверена, что рядом с любой другой командой присутствует представитель комплексно-научной группы, фиксирующий во время матча множество деталей, незаметных непосвященному. Для сборной России – это великая битва, и каждый матч в ней – как последний.

Они не умеют иначе. Но нужно ли желать или требовать, чтобы они стали «как все»? В конце концов в этом несходстве есть свое очарование.