ВОЛЕЙБОЛ

В межсезонье в карьере чемпиона Мировой лиги-2002 Евгения Митькова произошли резкие изменения: он переквалифицировался из либеро (игрока чисто оборонительного плана) в нападающего 2-го темпа и перешел из состава лучшей команды страны «Локомотив-Белогорье» (Белгород) под знамена дебютанта второго дивизиона «Динамо» (Казань). Почему Евгений принял такое нестандартное решение, он рассказал корреспонденту нашей газеты.

— Прежде всего я решил поменять амплуа. Раньше был нападающим, а потом, после травмы руки, из меня сделали либеро. А у него только две функции на площадке — поднять мяч и отработать в защите. Ну не мое это дело. Может быть, если бы меня изначально готовили к этой роли, то я бы прижился, а так чувствую себя как бразильский футболист, которого в ворота поставили. У меня перед нынешним сезоном было несколько предложений из разных клубов, но все на место либеро. А я твердо решил вернуться в нападение. И на эту позицию меня позвала Казань. Восстанавливать прежние навыки нужно в высшей лиге. Тем более что перед командой ставится задача: за год подняться до суперлиги, а в «вышке» и мне задерживаться неохота. Так я стал динамовцем. Сборная? Мне всего 30 лет, а до Олимпиады осталось два года. Вот отыграю там и уйду. Честно говоря, я не вижу себе конкурентов в России на место либеро, понимаю, что необходим сборной в этом качестве. Может быть, через год вернусь на эту роль, чтобы помочь команде на Олимпиаде. Хотя главный тренер сборной Геннадий Шипулин, возможно, думает по-другому.

— Вспомните начало карьеры.

— Родился в Иркутске. Там начал заниматься волейболом. Потом перебрался в знаменитый ростовский спортинтернат, где отучился год. Правда, обычно щедрый на выпуск талантов, интернат с моим, 1972 годом рождения пожадничал. Только я и остался в большом спорте. Начинал с дублирующей команды середняка еще первой лиги союзного чемпионата — новосибирского «Севера».

— Чем же вы так отличились, что вскоре получили приглашение в сборную России, став ее самым молодым игроком?

— Это надо спросить у тренеров сборной, хотя вы правы, в 21 год я был там моложе всех остальных. В те годы была проблема со свежей кровью, а я со своими достоинствами — стабильным приемом, атакой, видимо, выделялся на фоне сверстников. В сборной конкурентами были Павел Шишкин и великий Андрей Кузнецов, который вскоре погиб. Вот это несчастье и дало мне возможность пробиться в основной состав.

— Сборная начала 90-х годов была очень сильна по именам, но мало чего достигла. Ваше мнение, почему она не раскрыла свой потенциал?

— Ну, кое-чего мы все-таки добились. В 93-м году стали вторыми в Мировой лиге, в том же году завоевали бронзовые медали на чемпионате Европы. Игроки были классные, в зарубежных клубах они играли первые скрипки, но в сборной почему-то не получались у нас коллективные действия. Может, нас настолько хорошо изучили, что тяжело было чем-то удивить соперников.

— Вы тоже много времени провели за границей…

— Да уж, покатался. В Японии два года, в Италии три и по сезону в Германии и Турции. Каждая страна запомнилась по-особому. Начинал с Японии. До сих пор вспоминаю о ней, как о сказке. Тогда там только открыли профессиональную лигу, мы туда отправились вместе с Олегом Шатуновым — в «Джапан Тобакко». Условия были идеальные.

— А почему уехали из Японии?

— Из-за земляка. Конкурент в сборной Павел Шишкин был приглашен в нашу команду, а в Японии ввели лимит на легионеров — не больше одного в клубе. И мне сказали: «До свиданья!» Я направился в итальянский «Максиконо» (Парма) — один из лучших клубов Европы. Но у них начались финансовые проблемы, там распродали не только всех ведущих игроков, но даже свое место в лиге сильнейших — стали выступать во 2-м дивизионе. Сейчас клуб и вовсе перестал существовать. Я в Парме провел один год, после чего перешел в «Модену». Этот клуб действительно был одним из сильнейших. И остается таковым. Вместе со мной играли звезды — голландец Бас ван де Гор, старший из двух братьев, итальянцы Вулло, Браччи, Джани, Кантагалли. Команда звездная, мы выиграли Лигу чемпионов и Кубок Италии. После чего я поехал в Турцию. Черт попутал. Принял приглашение своего товарища Саши Климкина, который выступал там. Мы играли за «Галатасарай», один из ведущих клубов страны. Но в отличие от футбола и баскетбола, нашему виду спорта там уделяется не очень много внимания. Мы лишь приложение к двум популярным видам спорта. И задачи ставятся скромнее, и деньги дают только те, что остались после футбола с баскетболом. Правда, я получил все, что положено по контракту.

— Турецкий язык немного похож на татарский.

— Нет. Ни слова не знаю. У нас в команде был массажист из Болгарии, который помогал мне в общении с местными. Потом я поменял и страну, и свое место на площадке. В волейболе ввели обязанность либеро, которую я и начал исполнять вначале в сборной, потом в клубах. Переехал в Италию, в «Монтикьяри», потом в Германию. Эта роль меня не совсем устраивала, я даже год отказывался играть за сборную в данном амплуа, но потом смирился.