V4x3 l 1439225339402

Приемный отец чемпионки (на фото вверху слева) не комментирует версии следствия, но готов говорить о том, каким хорошим человеком была Лена.

– Лена тяжело переживала не­удачу в Лондоне?
– Череда неудач ее преследовала несколько месяцев, начиная с Олимпийских игр. Слишком большие надежды на нее возлагали. Получилось – мужчины-дзюдоисты набрали сполна медалей, а женщины…

– Перегорела?
– Что-то где-то сломалось. А вернулась из Лондона – вскрылись старые травмы. И болячки серьезные, и деньги большие на лечение. Ездила три раза в Италию. Сложные операции. Одно колено прооперировали, надо было второе. Она говорит: «Папа, не хочу, опять реанимация…»

– Она впала в депрессию из-за боли?
– Не сказал бы. Несколько дней назад сказала: «После Адлера поеду на операцию».

– Звонила вам перед трагедией?
– За 10 минут до этого. Наши дома в трех минутах езды друг от друга. Лена жила с родной сестрой Ириной. Позвонила моей жене Тане. Попросила прощения. Татьяна набрала Ире, мол, что-то мне настроение Лены не нравится. Разговоры странные ведет…

– Говорят, что причина – в молодом человеке?
– Лену я удочерил в 17 лет. Она не любила личную жизнь обсуждать. Когда в последний раз на эту тему заговорили у нее дома, там был свадебный кортеж. Лена вздохнула: «А моя свадьба разрушилась. Но ничего, найду другого». Все. Никакого надрыва.

– Между звонком вам и роковым шагом вниз она успела еще кому-то позвонить?
– Телефон с ней был. Экран вдребезги, но работал. При мне зазвонил. Следователи его изъяли.

– Правда, что в предсмертной записке была какая-то информация, имена?
– Следствие в этом разбирается.

– Криминальная версия рассматривается?
– Что-то за эти полчаса про­изошло. Она же с подругой в Адлер собиралась. За окном – солнечное утро, впереди – море. У нее депрессии случались в начале весны – конце осени. А летом – нет. И мне кажется, что в эти полчаса у нее еще разговор состоялся.

– Как от осенне-весенних депрессий она лечилась?
– Препараты были, но это врачебная тайна. Ну, может 2–3 недели она после приема находилась в сонном состоянии. Потом выходила… Правда, иногда это у нее накладывалось на соревнования.

– О чем мечтала Елена?
– Олимпиаду 2016‑го не обсуждали. А в Лондоне очень хотела выиграть. Говорила: «Папа, как я хочу тебе сделать подарок!»

Но у нее же четыре последних года колени просто в хлам износились! Должна была ехать в Пекин в 2008‑м, но перед этим во Франции травмировалась. И потом все говорила: «Я потерплю».

– Она способна была долго терпеть?
– Она очень мужественная девушка. С женой размышляем: счастье это или горе, что Лена в бога не верила. Говорила: «Потребности нет – и не верю. Я дзюдо занимаюсь. Мне самурайские законы подходят. Человек в своих бедах никого не должен винить».

У нее никогда не был виноват ни судья, ни врач, ни тренер.

– Вы – приемные родители. А ее родные мама с папой?
– Болезнь у Лены наследственная была. Возникали конфликты с биологической мамой. С 6 лет Лена с ней редко виделась.

Пропадала во дворе. Потом смеялась: «Я как на улицу выйду, меня дворничиха позовет, я к ней в котельную. Там собачку обниму, на меня накинут телогреечку, я около котла прижмусь, и ты знаешь – какой кайф?..» 

ОТКЛИКИ

«МЫ ПОТЕРЯЛИ БУДУЩУЮ ОЛИМПИЙСКУЮ ЧЕМПИОНКУ»

Тренеры и чиновники вспоминают Елену как настоящего бойца, который еще мог громко заявить о себе в спорте.

Виталий МУТКО, министр спорта:

– Когда уходят из жизни такие большие спортсмены, как Елена Иващенко, да еще столь трагическим образом – это горе. В спорте всегда большие нагрузки, в том числе и психологические. К сожалению, мы не всегда до конца понимаем, что происходит с человеком, когда он остается наедине с собой. Так заявил Мутко в интервью агентству «Весь спорт».

Анатолий РАХЛИН, бывший тренер женской сборной по дзюдо:

– Про Лену могу сказать только самое хорошее. Это была святая, чистая душа, которая не сделала ничего плохого в своей жизни. Борьба была для нее всем. Судьба не всегда была к ней благосклонна, где-то перекрывала дорогу. Она была бойцом, рыцарем без страха и упрека.

Это сообщил Рахлин корреспонденту «Советского спорта» Константину КРИНСКОМУ.

Энцио ГАМБА, генменеджер сборной России по дзюдо:

– Я сейчас стараюсь держаться. В такой трагический момент важно сохранять самообладание. Но мы все потеряли будущую олимпийскую чемпионку. Агентство «Весь спорт».