Одним из героев чемпионата стал российский шпажист Павел Колобков. Он не только блестяще провел личный турнир, где завоевал золотую медаль, но и привел к серебряной ступени пьедестала почета сборную России, которую никто не называл в числе фаворитов. После финала Павел пришел поболеть за российских рапиристок, которые сражались за золотые медали, и согласился ответить на несколько вопросов корреспондента «Советского спорта».

— Павел, на первенстве Европы мне довелось услышать, как один из зрителей, увидев вас перед боем, сказал: «Волк вышел драться». Как вы относитесь к такой характеристике?

— Да? А я не знал, что обо мне так думают. Наверное, это хорошо. В фехтовании, как и в боксе, соперника нужно подавить, он должен почувствовать себя обреченным.

— Когда вы это поняли?

— Я это всегда знал. Половина успеха закладывается перед поединком. Так, когда перед личным финалом с французом Фабрисом Жанне я увидел его лицо, я понял, что это моя добыча. Он прекрасный фехтовальщик и дрался здорово, но я видел, что у него нет уверенности в успехе, что у него в глазах застыла какая-то тоска. Прямого взгляда он не выдерживал. Ну а что в итоге получилось, вы знаете.

То есть в спорте очень большую, если даже не главную, роль играет психология.

— Некоторое время назад наша шпажная команда была похожа на сборную Либерии по футболу. Есть лидер, суперзвезда – там Джордж Веа, здесь Павел Колобков – и есть партнеры, которые, к сожалению, уступают вожаку в классе. Но сейчас, похоже, этот период остается позади. Можно провести такие аналогии?

— Нет, я не могу согласиться с этим утверждением. У нас всегда была довольно сильная команда, которая могла претендовать на самые высокие места. К сожалению, ребята в это еще не верили. Я думаю, что вот этот чемпионат мира может послужить тем толчком, который заставит их поверить в себя. Ведь уверенность в собственных силах приходит только с победами.

Когда мы заняли второе место на Олимпиаде, мы весь сезон очень удачно выступали на этапах Кубка мира и знали, что можем победить любую команду.

— В финале мы долгое время проигрывали, но потом почти догнали французскую команду, оставалось всего два укола. Реально было переломить в этот момент ход встречи?

– У французов очень сильная команда, а главное, очень хороший резерв, много молодых очень сильных ребят. Случается, что, приезжая на турнир второй-третьей командой, они выигрывают этапы Кубка мира. С ними можно бороться, ведь ничего сверхъестественного они не показывают. Нам просто надо понять, что мы, в общем-то, не слабее их. А это ощущение приходит только через вот такие поединки.

С французами нельзя допускать ошибок, они за них жестоко наказывают. Некоторые вещи нужно полностью исключить из своего репертуара. Французская школа шпажного фехтования, на мой взгляд, однообразна, хотя и очень красива. И если в поединке с ними не допускать некоторых просчетов, они теряются.

Я думаю, что это поражение должно сослужить нам хорошую службу, позволит нам реально оценить свои силы, понять свои ошибки и поверить в то, что мы ничем не уступаем лидерам.

— Павел, вы говорите, что всегда чувствуете, за кого болеет зал. Это вам помогает или мешает?

— Раньше меня подстегивало, когда зал болел против меня. Тогда у меня всегда было такое шкодливое желание расстроить болельщиков противника. Сейчас я стал старше, и теперь мне помогает, когда болеют за меня. Всегда хочется порадовать своих поклонников и вообще тех, кто пришел на нас посмотреть, красивым фехтованием.