Олимпийский чемпион Афин по вольной борьбе Хаджимурад Гацалов к Играм-2008 подходит в боевом тонусе. Он по-прежнему является лидером весовой категории до 96 кг и выиграл за последние три года два чемпионата мира, а также одно континентальное первенство. Сейчас борец готовится к очередному чемпионату мира, который пройдет в сентябре в Баку и на котором будут разыгрываться первые олимпийские лицензии. В интервью «Новым известиям» Гацалов признался, что уже думает о Пекине, где хотел бы повторить свой афинский успех. Ниже мы приводим самые интересные выдержки из этого материала.

– Хаджимурад, последний чемпионат страны получился нервным, даже чересчур. Если я правильно понимаю, проиграй вы в финале Ширвани Мурадову, то на сентябрьское первенство мира в Баку поехал бы он, а не вы.

– Да, в нашей схватке решалось, кто поедет на чемпионат мира. И действительно, страсти накалились до предела. Соперник в этом сезоне и ярыгинский турнир выиграл, и чемпионат Европы. Естественно, уверенности в себе у него прибавилось. Но в свою очередь и я понимал, что парень перспективный и легко с ним не будет. Хотя, думаю, ажиотаж вокруг нашего поединка во многом был создан искусственно. Может быть, кому-то хотелось меня сломать. Даже не то чтобы сломать – просто, как говорят, сделать мне соперника. Но я был к этому готов и тоже вышел на ковер выигрывать. Несмотря на накал страстей в зале, неадекватное поведение некоторых болельщиков, мой настрой не сбился.

– Видимо, тут вам помог предыдущий опыт непростых схваток с грузином Георгием Гогшелидзе, которые уже, можно сказать, вошли в историю (на чемпионате Европы-2006 в Москве Гацалову даже пришлось выяснять с ним отношения за пределами ковра после того, как соперник ткнул его пальцем в глаз).

– Конечно. Я и не скрываю, что опытнее и чуть старше Мурадова. При этом я не такой уж старый. Так что это не была борьба молодости и опыта в классическом понимании данного выражения.

– И все же почему этот чемпионат России оказался таким взрывоопасным? Кетоев подрался с Абдулмуслимовым прямо на ковре, потом это массовое побоище после финала с участием того же Кетоева и Сажидова, когда дело практически до уголовщины дошло... Судью избили... Вы, кстати, видели это?

– Я в тот момент в зале не присутствовал, какие-то эпизоды видел по телевизору. Но, конечно, там неправильно повели себя дагестанские тренеры, набросившиеся на судью. А то, что случилось потом, когда на ковер выбежали и болельщики, – цепная реакция. Обстановка на этом чемпионате изначально была напряженной. Почему? У меня только одно объяснение. С этого турнира, по сути, начался предолимпийский отбор. Победитель первенства России выходил на «мир», где будут разыграны первые олимпийские лицензии. И выиграть в Баку очень важно. Лично мне на чемпионате России сложно было еще потому, что я подошел к нему не в лучшей форме.

– Но насколько я понимаю, на чемпионате мира будут разыгрываться не именные лицензии. И кто поедет в Пекин, тренеры решат непосредственно перед Олимпиадой. Чего сейчас-то шкуру неубитого медведя делить?

– Согласен, но человек, который выиграет сейчас чемпионат мира, получит преимущество над конкурентами. Он автоматически станет главным претендентом на поездку в Пекин. Отсюда напряженка.

– В российской вольной борьбе наблюдается очень острое и принципиальное соперничество между представителями двух республик – Северной Осетии и Дагестана. Может, и здесь тоже стоит искать подоплеку возникшей напряженности?

– Да, соперничество у нас принципиальное, но оно всегда было исключительно спортивным и, уверен, идет на пользу нашему виду спорта. Ведь только в конкурентной среде можно расти. Именно поэтому на протяжении уже многих лет сборная России по вольной борьбе неизменно первая и на чемпионатах мира, и на Олимпийских играх.

– Вы помните, когда последний раз проигрывали?

– Это было, по-моему, в 2005 году, на чемпионате Европы. Как раз после Олимпийских игр в Афинах. Я еще не набрал форму. К тому же правила поменялись, и я не успел к ним адаптироваться. Если честно, даже не понял, как проиграл.

– В этом сезоне, едва ли не впервые в карьере, вы позволили себе пропустить некоторые старты – в частности, Гран-при имени Ярыгина и чемпионат Европы. Хотели побольше отдохнуть, побыть с семьей. Удалось?

– Да, отдохнул хорошо и сейчас со свежими силами готовлюсь к чемпионату мира. Настрой у меня боевой, а набрать оптимальную форму при таком настрое – это не проблема.

– О Пекине думаете уже?

– Думаю. Олимпийские игры не такие соревнования, чтобы начинать готовиться к ним за два или три месяца до начала. Нужно настраиваться уже сейчас.

– Тот факт, что олимпийского чемпиона по борьбе ожидает премия в размере 500 тысяч долларов, не кружит голову, не мешает правильному настрою?

– Вот о деньгах я как раз в контексте Олимпиады не думаю. Для меня главное – медаль. А потом, это не такие уж большие деньги сейчас. Купить хорошую квартиру в Москве, отремонтировать ее – вот и все 500 тысяч. Не думаю, что такая сумма может вскружить голову. Те же хоккеисты или футболисты, думаю, вообще не поняли бы ваш вопрос. С другой стороны, конечно, я очень рад, что появились люди, спонсирующие наш вид спорта. И за спортсменов рад, что у них появился стимул, возможность что-то реально сделать для себя, для своих близких. А то человек зачастую отдает силы, здоровье и в результате остается ни с чем. Я считаю, это неправильно.

– А вообще сейчас борьбой можно заработать на жизнь?

– Сейчас – да. Действует и фонд поддержки олимпийцев, и Сулейман Керимов (глава попечительского совета Федерации спортивной борьбы России) платит зарплату. Олимпийскому чемпиону – пять тысяч долларов в месяц. Чемпиону мира – четыре тысячи, а чемпиону Европы – три. Плюс премиальные. Этого вполне достаточно, чтобы жить в достатке.

– Главный тренер сборной Дзамболат Тедеев как-то сказал, что вы способны выиграть и второе, и даже третье олимпийское «золото», потому что у вас огромный запас прочности. А вы что скажете о своих запасах?

– Мне приятно осознавать, что люди, знающие меня, верят в это. Тем самым они и в меня вселяют веру, надежду, что я действительно смогу добиться таких вершин. И во многом благодаря им я действительно сейчас чувствую этот запас. Самое главное – не расслабиться, не заболеть звездной болезнью. А так, думаю, Бог даст, и все получится.

– К Олимпиаде в Лондоне вам почти 30 лет будет. Это еще не критический возраст в современной борьбе?

– Вообще предел, конечно, есть. Все-таки молодые очень быстро растут, уже в 18–20 лет ребята становятся чемпионами мира и Олимпийских игр. Но до 35 лет можно продержаться. Хотя были исключения, когда люди и в 36 побеждали на чемпионате мира. А румын Пушкаш вообще, если не ошибаюсь, в 40 лет Олимпиаду выиграл.