Он на десять тыщ рванул, как на пятьсот... Бурно разогнавшийся голландец Крамер был дисквалифицирован и подарил россиянину Скобреву неожиданное серебро - Советский спорт

Матч-центр

  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    окончен
    СКА-Нева
    Лада
    3
    2
  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    окончен
    Динамо СПб
    ЦСК ВВС
    4
    2
  • Конькобежный спорт24 февраля 2010 22:01Автор: Зильберт Александр

    Он на десять тыщ рванул, как на пятьсот... Бурно разогнавшийся голландец Крамер был дисквалифицирован и подарил россиянину Скобреву неожиданное серебро

    Вчера Иван Скобрев в драматичном забеге на десять тысяч метров завоевал свою вторую на Играх-2010 медаль, повторив серебряно-бронзовое достижение Сергея Клевчени в Лиллехаммере-94.

    СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
    КОНЬКОБЕЖНЫЙ СПОРТ. МУЖЧИНЫ. 10 000 М

    Вчера Иван Скобрев в драматичном забеге на десять тысяч метров завоевал свою вторую на Играх-2010 медаль, повторив серебряно-бронзовое достижение Сергея Клевчени в Лиллехаммере-94.

    С вечера закачал себе в плеер Высоцкого – «Песню о конькобежце». А с утра ехал на соревнования и наслаждался правильным музыкальным фоном в наушниках. Как в воду глядел!

    «Я, МОЛ, БОЛЕН, БЮЛЛЕТЕНЬ, МОЛ, НЕТУ СИЛ – И СГИНУЛ...»

    На подходе к «Ричмондскому Овалу» влет распродаются голландские флаги. Это значит, что сегодня мы увидим очередной триумф Свена Крамера. Он уже выиграл здесь пятитысячную дистанцию. Выиграет и эту, которая вдвое длиннее. Потому что после Турина-2006 трижды бил на ней мировые рекорды (последний раз – 10 марта 2007 года с результатом 12.41,69). Потому что был первым на чемпионате мира 2009 года. Потому что ему просто нет равных, и скорее местная тихая речушка Фрэзер затопит каток, нежели золото уплывет к кому-то иному. И этот кто-то вдобавок и впрямь должен быть иным — хотя бы в понимании писателя-дозорного Сергея Лукьяненко.

    Норвежцы в своих викингских нарядах лихо подпевают голландскому хору под аккомпанемент маленького оркестрика серебряной надежды во славу Хаварда Бокко, который был уже здесь и третьим на «полторашке», и четвертым на пяти тысячах.

    У Вани нашего Скобрева лучший результат похуже — 13.01,41. Но вон та группа в «босковских купальниках», тоже российским флагом с надписью «Череповец» не впустую машет.

    Иван – на пике формы, спасибо итальянскому тренеру Маурицио Маркетто, под крыло к которому он улетел перед началом олимпийского сезона. Правда, теперь непонятно, рад ли этому сотрудничеству сам наставник. Ведь Энрико Фабрис, главный его воспитанник, для которого Скобрев призывался лишь в качестве спарринг-партнера, так никакой медали на этой Олимпиаде пока не взял. А за это родная федерация вряд ли скажет специалисту спасибо. Тем более что незадолго до начала бега на «десятку» выясняется суперинтересное: Фабрис отказался выходить на старт!

    Официальная причина, по словам моих иностранных коллег, – сильная простуда. Знаем мы такую простуду! Я общался с Маркетто: он рассказал, что Фабриса с самого утра мучило головокружение и он попросту не был готов выходить на лед. В общем, просто поберег тренер итальянца для командной гонки, на которую их сборная делает теперь особую ставку.

    «ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ – И ВСЕГО ОДИН ЗАБЕГ ОСТАЛСЯ»

    Бедняга Бедфорд! Из-за снятия Фабриса составы забегов перетасовали, американец лишился пары в первом старте дня и показал совсем не впечатляющий результат. Борьба с самим собой – почти заведомый проигрыш в конькобежном спорте.

    Хуже единоличного старта – только попадание в пару к Крамеру.

    – С Крамером в одном забеге оказаться точно не хочу, – признавался Иван Скобрев перед гонкой. – Он может с тобой поиграться, а потом умчаться вперед. Некоторые просто ломаются рядом с ним...

    Ну и догадайтесь: с кем Ване предстояло бежать? Хорошо хоть в самой последней паре...

    Учитывая, что на «десятке» стартуют всего 15 конькобежцев, интригующий результат показан уже во втором забеге. В лидеры надолго выбивается норвежец Сверр Хаугли – 13.18,74. Ясно, что это время сегодня будет побито. Но мало кто ожидал, что сделает это Сюн-Хун Ли, лучшее время которого до Ванкувера – всего-то 13.21,04. Но кореец на этих Играх вылетел наверх, будто черт из табакерки! Мало этому выходцу из шорт-трека, которого никто толком и не знал, серебра на пяти тысячах – ему олимпийский рекорд на «десятке» подавай!

    12.58,55 – и достижение голландца Йохена Ютдехааге образца Солт-Лейка-2002 побито!

    Останется ли после этого чуда место на пьедестале для Ивана? Это должно выясниться в предпоследнем забеге, где высоко котируемый голландец Боб Де Йонг соревнуется с Бокко. Несведущий человек мог подумать, что Бокко сразу съел голландца, не подавившись. Однако надо знать этого Борзаковского в оранжевом комбинезоне. Вот уж кто поистине долго запрягает, но быстро ездит! Боб, разогнавшись на второй половине дистанции, запрыгивает на второе текущее место.

    А тот, кому отведено первое, выходит на ледяной овал вместе с Иваном Скобревым.

    «Я НА ДЕСЯТЬ ТЫЩ РВАНУЛ, КАК НА ПЯТЬСОТ, – И СПЕКСЯ!»

    Может, с кем-то Крамер и играется, но только не с Иваном. На 25 адовых кругов уходит с лучшим разгоном дня. До шестого круга пристраивается к графику корейца, ну а дальше «отгружает» ему сотую за сотой, десятую за десятой. Иван, стиснув зубы, пытается хотя бы не терять Крамера из видимости.

    И – смотрите! – его отрыв от голландца начинает таять. Седьмой круг завершен – у Вани уже седьмое место. Восьмой – шестое. Десятый – пятое. 11-й – и он уже у подножия пьедестала! Вези нас, Свен, вези ко второй медали!

    После 12-го круга Скобрев – на третьем месте и продолжает наращивать темп. Этой сумасшедшей закваски не выдерживает даже электронное табло. После 17-й засечки на 6800 метрах оно вдруг показывает, что и Крамер, и Скобрев занимают первое место. Однако с разным временем. Впрочем, уже на следующем круге табло исправилось и снова выбросило россиянина на третье место.

    И вдруг…

    И вдруг за четыре 400-метровых отрезка до финиша на мониторах начинают показывать обнимающихся корейцев. Они что, радуются своему такому близкому серебру? Но не слишком ли восторженно радуются? И тут же встык на телеэкранах начинают крутить эпизод, который станет одной из главных драм этой Олимпиады, – Крамер переходит на чужую дорожку…

    Голландец финиширует, победно вскинув руки. 12.54,50 – второй за день олимпийский рекорд. К нему подъезжает опытнейший голландский тренер Герард Кемкерс, который вел его по дистанции. Что-то шепчет ему на ухо – поздравления? Но почему тогда Крамер в гневе отшвыривает прочь очки? Почему наши тренеры показывают Скобреву на табло и запускают его на почетный круг с российским флагом? Почему Иван в бешеном темпе подлетает к трибуне, встает перед болельщиками на колени и целует лед? Почему болельщики кричат: «Второй, второй!» – закидывая его чебурашками?

    Да потому что Крамера дисквалифицировали!!!

    «ЖАЛКО ТРЕНЕРА – ОН ТРЕНЕР НЕПЛОХОЙ...»

    – В первую очередь нас, группу специалистов, сидевших на трибуне, смутил сбой на табло после 17-го круга, – расскажет мне позже главный тренер сборной России по конькобежному спорту Николай Гудин. – Для начала мы начали вглядываться в свои контрольные секундомеры, но потом посмотрели на лед и поняли невообразимое: Крамер бежит по Ваниной дорожке! То есть сначала он поехал по правильной, внешней, но в последний момент зачем-то передумал и перепрыгнул на другую: этот момент по мониторам и крутили? Вот почему система электронная стала глючить!

    – Обычно я никого, кроме себя, не виню, но сегодня – иной случай, – а это скажет сам Крамер такой толпище журналистов, которую не собрали все призеры, вместе взятые. – Ошибка, которую допустил мой тренер, ужасна! Я собирался бежать по внешней дорожке, но прямо перед фишкой (конусообразное пластмассовое ограждение, показывающее окончание зоны перехода. Прим. ред.) Герард крикнул мне: «Внутренняя!». Я подумал, что подустал и перепутал, полностью доверившись наставнику.

    – Вся ответственность за дисквалификацию Крамера лежит на мне, – Кемкерс, воспитавший не одно поколение чемпионов, нашел в себе мужество выйти к репортерам. – Я замешкался, чтобы написать на доске цифры для Крамера: показать ему, что он идет первым. И увидел, что Свен бежит ровно посередине площадки. Испугавшись ошибки, я глянул на Скобрева, который в тот момент уже сменил дорожку и машинально отправил Свена на другую. Когда я понял, что натворил, мир для меня рухнул...