После легкого матча второго раунда Динару Сафину журналисты завалили вопросами не только о ней самой, но и о ее брате Марате, который в последнее время не только довольно медленно возвращается в форму, но и отказывается общаться с журналистами. И Динаре пришлось отдуваться за двоих в интервью газете «Газета», интересные выдержки из которого мы приводим для Вас.

- Динара, простите за слабость. Вам ведь проще простить журналистов, чем читателю, который жаждет что-нибудь узнать про Марата. Вы с ним разговаривали после вчерашнего поражения, может быть, переписывались?

- Нет, не разговаривала и не переписывалась. Решила, что не время. Сегодня обязательно позвоню.

- Поделитесь тогда собственным мнением относительно его поступка. Все-таки теннис - это не футбол, здесь отказывать в интервью в принципе не принято. Роддик вчера играл ужасно, проиграл два сета, отказался от борьбы, в который раз уже разочаровав американскую публику, но все равно не позволил себе не прийти на пресс-конференцию… Не то чтобы вы должны были отвечать за брата, но - как близкий человек - попробуйте объяснить его мотивы.

- Марат действительно очень расстроился. Очень-очень. Мы с ним тренировались недавно в Валенсии, я же видела, как он работает, как пашет до потери сознания, наверное, вдвое больше, чем я. Он хочет вернуться на прежний уровень, он старается, но ничего не получается. Ему нечего сказать людям, сначала надо выиграть что-то, добиться успеха. Я по себе знаю, как это тяжело, перебарывать себя, биться о стену. У меня был такой момент, и я тоже никого не хотела видеть и ни с кем не хотела разговаривать. Думаю, надеюсь, что это все пройдет…

- Вы передайте ему при случае, что мы его ни капельки не осуждаем и всегда поддерживаем. А теперь давайте к вашей игре обратимся. Здесь в этом году так чудовищно холодно, а сегодня с утра еще было понятно, что в любую минуту может пойти дождь. Похоже, что вы старались завершить матч побыстрее, только бы уложиться до дождя.

- Ну, разве что в последнем гейме, когда действительно я заметила эту тучу и поняла, что нужно заканчивать, чтобы не тратить массу лишнего времени. Но это когда все было ясно по игре, а в начале я просто играла в свой теннис и все.

- Если честно, вам хочется сыграть с Шараповой в четвертом круге или лучше, чтобы она вылетела раньше?

- Нет, подождите, какой такой четвертый круг? У меня в пятницу матч с Катариной Среботник. Мы с ней общаемся много, играли недавно два раза, и я выигрывала. Знаю точно, что она будет настраиваться на матч как на последний и с ней будет очень сложно. Так что и мне нужно настраиваться точно так же.

- Но вы, Динара, уже в том статусе, когда впору думать о второй неделе, о победе в турнире, черт подери. А, значит, нужно распределять силы.

- Наверное, я этому еще не научилась. Или сил очень много, но я играю каждый матч на пределе.

- В какой момент вы поняли, что вы - Динара Сафина, а не просто сестра Марата Сафина?

- Наверное, в конце прошлого года, когда я трижды была в полуфиналах, когда я стала играть реально на хорошем уровне.

- Тот матч, парный, зато исторический, в сентябре в финале Кубка Федерации, возможно, стал переломным в вашей карьере…

- Не знаю. Мы ведь в принципе к парным матчам не слишком серьезно относимся. Наверное, он помог мне почувствовать уверенность, но новые ощущения появились позже - когда я начала регулярно выигрывать в одиночном разряде, когда я обыграла Машу Шарапову. К тому же эти ощущения нужно все время подпитывать. Сейчас это удается - все-таки совсем недавно в Риме я выиграла у трех соперниц из первой десятки. Но подтверждать нужно снова и накапливать, накапливать результаты и уверенность