БАСКЕТБОЛ

«Все помнят золотой пас Ивана Едешко, золотой бросок Александра Белова, но далеко не все помнят золотой фол Зураба Саканделидзе, без чего не было бы штрафных Коллинза и знаменитых трех секунд» — так начал беседу с корреспондентом «Советского спорта» олимпийский чемпион 1972 года, участник финального матча с американцами, двухкратный чемпион Европы и чемпион мира Михаил Коркия.

Он давно уже отошел от активного баскетбола, в 90-х годах занимался бизнесом. В 1999 году стал президентом футбольного клуба «Торпедо» (Кутаиси), главным тренером в команду он пригласил Давида Кипиани, именно при них в 2000 году кутаисцы нарушили гегемонию тбилисского «Динамо» в футбольном чемпионате Грузии и впервые стали чемпионами страны. Два года назад Михаил Коркия ушел с поста президента клуба, но до сих пор остается одним из его совладельцев. В прошлом году Михаил Коркия пытался вернуться в активный баскетбол, баллотировался на пост президента Федерации баскетбола страны, но победу одержал его соперник Бесик Липартелиани, бывший игрок тбилисского «Динамо» и бывший главный тренер сборной Грузии. Михаил Коркия особенно не огорчался, продолжил свой бизнес и работу в «Торпедо» (Кутаиси). В августе этого года он был делегатом на съезде Федерации футбола Грузии, представлял свой родной клуб «Торпедо».

Каждый год приближение 9 сентября для Михаила Коркия важно и трогательно. Он как сейчас помнит детали того, что предшествовало Олимпийским играм 1972 года, что происходило накануне и в день драматичного финала с американцами. Он считает, что основу успеха сборной СССР на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене заложил главный тренер Владимир Петрович Кондрашин.

— Владимир Петрович почти за год до Олимпиады объявил список двенадцати баскетболистов, которые должны были готовиться к играм в Мюнхене, нас никто не дергал, и мы спокойно готовились. От сборной СССР никто не требовал золотых медалей, для нас главное было выйти в финал. Думаю, что решающую роль в победе над американцами сыграли два легендарных баскетболиста — Сергей и Александр Беловы. Блестящую игру продемонстрировали также Алжан Жармухамедов и Иван Едешко.

Михаил Коркия с гордостью рассказывает корреспонденту «Советского спорта» о том, что он и Зураб Саканделидзе вышли на матч с американцами в стартовой пятерке сборной СССР:

— Никогда не забуду, как накануне матча Владимир Петрович Кондрашин сказал, что мы с Зурабом будем в стартовой пятерке. Лично я был в шоке. Мне было 23 года, я немало уже отыграл за сборную, но волновался. Зураб уже считался почти ветераном, поэтому отнесся к этому абсолютно спокойно. Более того, он имел претензии к тому, что в ходе Олимпиады играть ему давали в каждом матче в среднем по 15—18 минут. А ведь Зураб уже был двухкратным чемпионом мира и многократным чемпионом Европы, считался одним из ведущих игроков команды. Поэтому на финал он вышел с огромным желанием доказать еще раз, что зря его так мало ставили в предыдущих встречах. Уже на разминке мы почувствовали, что в состоянии победить американцев. Я горжусь тем, что на первых минутах игры при моем и Зураба участии сборная СССР повела в счете.

Почему вас редко ставили в стартовую пятерку? — спросил корреспондент «Советского спорта» Зураба Саканделидзе.

— Этот вопрос наставникам сборной перед финалом задал и тогдашний председатель спорткомитета СССР Сергей Павлов. Ему ответили, что Зураб — это наше секретное оружие в игре с американцами.

Зураб действительно стал «секретным оружием» как в ходе игры, так и в конце матча. Он абсолютно не преувеличивает свой вклад и роль Михаила Коркия в успех, но не без гордости говорит о последних секундах встречи:

— Если бы я не сделал фол, американцы могли спокойно забросить мяч в корзину... и все, игра на этом закончилась бы.

Еще в 70-х годах журналисты написали, что Зураб Саканделидзе сделал золотой фол, благодаря чему игра была прервана, Коллинз забросил два штрафных, но у сборной СССР было три секунды и Едешко и Александр Белов блестяще использовали этот шанс.

Конечно, всех интересует, что было после игры. Слово Михаилу Коркия:

— Мы были в шоке, мы долго не могли поверить в то, что выиграли. Потом ФИБА долго рассматривала эти три секунды, наконец-то нашу победу признали. Американцы отказались брать серебряные медали, но это их проблемы.

— А какую награду получили игроки сборной СССР?

— Нам дали по 3 тысячи рублей и 300 немецких марок. Всем баскетболистам сборной обещали также без очереди автомобиль «Волга» ГАЗ-24. Тогда это было, как «Мерседес» сегодня, но это обещание не сдержали и дали по «Жигулям». Но никто из нас не расстроился, для нас гораздо важнее было удовольствие от завоеванной награды и любовь народа, хотя, конечно, было бы неплохо получить приличную сумму и обеспечить себе будущее.

— У нас тогда не было цели заработать деньги, — вступает в разговор Зураб Саканделидзе. — Мы довольны были и тем, что играли и победили. Конечно, наши денежные награды были мизерными по сравнению с тем, что зарабатывали наши соперники, они получали в тысячу раз больше, но тогда было другое время и другие ценности.

Через год после Олимпиады Саканделидзе завершил свое выступление в сборной СССР. Он с гордостью вспоминает о том, что пришел в сборную в один год с Модестасом Паулаускасом (1965) и покинул ее вместе с ним (1973). Пару лет он еще играл за тбилисское «Динамо», потом полностью ушел из активного спорта, работал на разных ответственных должностях в промышленности Грузии. В последние годы является директором чайной фабрики.