Золотой фол - Советский спорт

Матч-центр

  • 6-й тур
    перерыв
    АЕК Ларнака
    Байер
    1
    2
  • 6-й тур
    перерыв
    Лудогорец
    Цюрих
    1
    1
  • 6-й тур
    перерыв
    РБ Лейпциг
    Русенборг
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Селтик
    Ред Булл Зальцбург
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Копенгаген
    Бордо
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Славия П
    Зенит
    2
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Спартак Тр
    Фенербахче
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Динамо З
    Андерлехт
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Спортинг
    Ворскла
    3
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Арсенал
    Карабах
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Дюделанж
    Бетис
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Олимпиакос
    Милан
    0
    0
  • Баскетбол11 сентября 2002 00:00Автор: Рыбалко Алексей, Фейн Игорь, Пачкория Тенгиз

    Золотой фол

    null

    БАСКЕТБОЛ

    «Все помнят золотой пас Ивана Едешко, золотой бросок Александра Белова, но далеко не все помнят золотой фол Зураба Саканделидзе, без чего не было бы штрафных Коллинза и знаменитых трех секунд» — так начал беседу с корреспондентом «Советского спорта» олимпийский чемпион 1972 года, участник финального матча с американцами, двухкратный чемпион Европы и чемпион мира Михаил Коркия.

    Он давно уже отошел от активного баскетбола, в 90-х годах занимался бизнесом. В 1999 году стал президентом футбольного клуба «Торпедо» (Кутаиси), главным тренером в команду он пригласил Давида Кипиани, именно при них в 2000 году кутаисцы нарушили гегемонию тбилисского «Динамо» в футбольном чемпионате Грузии и впервые стали чемпионами страны. Два года назад Михаил Коркия ушел с поста президента клуба, но до сих пор остается одним из его совладельцев. В прошлом году Михаил Коркия пытался вернуться в активный баскетбол, баллотировался на пост президента Федерации баскетбола страны, но победу одержал его соперник Бесик Липартелиани, бывший игрок тбилисского «Динамо» и бывший главный тренер сборной Грузии. Михаил Коркия особенно не огорчался, продолжил свой бизнес и работу в «Торпедо» (Кутаиси). В августе этого года он был делегатом на съезде Федерации футбола Грузии, представлял свой родной клуб «Торпедо».

    Каждый год приближение 9 сентября для Михаила Коркия важно и трогательно. Он как сейчас помнит детали того, что предшествовало Олимпийским играм 1972 года, что происходило накануне и в день драматичного финала с американцами. Он считает, что основу успеха сборной СССР на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене заложил главный тренер Владимир Петрович Кондрашин.

    — Владимир Петрович почти за год до Олимпиады объявил список двенадцати баскетболистов, которые должны были готовиться к играм в Мюнхене, нас никто не дергал, и мы спокойно готовились. От сборной СССР никто не требовал золотых медалей, для нас главное было выйти в финал. Думаю, что решающую роль в победе над американцами сыграли два легендарных баскетболиста — Сергей и Александр Беловы. Блестящую игру продемонстрировали также Алжан Жармухамедов и Иван Едешко.

    Михаил Коркия с гордостью рассказывает корреспонденту «Советского спорта» о том, что он и Зураб Саканделидзе вышли на матч с американцами в стартовой пятерке сборной СССР:

    — Никогда не забуду, как накануне матча Владимир Петрович Кондрашин сказал, что мы с Зурабом будем в стартовой пятерке. Лично я был в шоке. Мне было 23 года, я немало уже отыграл за сборную, но волновался. Зураб уже считался почти ветераном, поэтому отнесся к этому абсолютно спокойно. Более того, он имел претензии к тому, что в ходе Олимпиады играть ему давали в каждом матче в среднем по 15—18 минут. А ведь Зураб уже был двухкратным чемпионом мира и многократным чемпионом Европы, считался одним из ведущих игроков команды. Поэтому на финал он вышел с огромным желанием доказать еще раз, что зря его так мало ставили в предыдущих встречах. Уже на разминке мы почувствовали, что в состоянии победить американцев. Я горжусь тем, что на первых минутах игры при моем и Зураба участии сборная СССР повела в счете.

    Почему вас редко ставили в стартовую пятерку? — спросил корреспондент «Советского спорта» Зураба Саканделидзе.

    — Этот вопрос наставникам сборной перед финалом задал и тогдашний председатель спорткомитета СССР Сергей Павлов. Ему ответили, что Зураб — это наше секретное оружие в игре с американцами.

    Зураб действительно стал «секретным оружием» как в ходе игры, так и в конце матча. Он абсолютно не преувеличивает свой вклад и роль Михаила Коркия в успех, но не без гордости говорит о последних секундах встречи:

    — Если бы я не сделал фол, американцы могли спокойно забросить мяч в корзину... и все, игра на этом закончилась бы.

    Еще в 70-х годах журналисты написали, что Зураб Саканделидзе сделал золотой фол, благодаря чему игра была прервана, Коллинз забросил два штрафных, но у сборной СССР было три секунды и Едешко и Александр Белов блестяще использовали этот шанс.

    Конечно, всех интересует, что было после игры. Слово Михаилу Коркия:

    — Мы были в шоке, мы долго не могли поверить в то, что выиграли. Потом ФИБА долго рассматривала эти три секунды, наконец-то нашу победу признали. Американцы отказались брать серебряные медали, но это их проблемы.

    — А какую награду получили игроки сборной СССР?

    — Нам дали по 3 тысячи рублей и 300 немецких марок. Всем баскетболистам сборной обещали также без очереди автомобиль «Волга» ГАЗ-24. Тогда это было, как «Мерседес» сегодня, но это обещание не сдержали и дали по «Жигулям». Но никто из нас не расстроился, для нас гораздо важнее было удовольствие от завоеванной награды и любовь народа, хотя, конечно, было бы неплохо получить приличную сумму и обеспечить себе будущее.

    — У нас тогда не было цели заработать деньги, — вступает в разговор Зураб Саканделидзе. — Мы довольны были и тем, что играли и победили. Конечно, наши денежные награды были мизерными по сравнению с тем, что зарабатывали наши соперники, они получали в тысячу раз больше, но тогда было другое время и другие ценности.

    Через год после Олимпиады Саканделидзе завершил свое выступление в сборной СССР. Он с гордостью вспоминает о том, что пришел в сборную в один год с Модестасом Паулаускасом (1965) и покинул ее вместе с ним (1973). Пару лет он еще играл за тбилисское «Динамо», потом полностью ушел из активного спорта, работал на разных ответственных должностях в промышленности Грузии. В последние годы является директором чайной фабрики.