БОКС

Тренеры бывают разные. Одни отыскивают самородок и затем всю оставшуюся жизнь занимаются лишь тем, что шлифуют его, получая заслуженную долю от славы своего преуспевающего ученика. Другие находят призвание в командной работе, как, например, заслуженный тренер СССР и России Валерий Белов. Через его «лапы», простите, руки прошли десятки знаменитых боксеров, чемпионов страны, мира, Европы и Олимпийских игр, включая тех, кто ныне живет в далеком зарубежье (Костя Цзю, например). Слава Белова — это сегодняшние благодарные отзывы тех, кому он помог достигнуть мастерских высот за 28 лет тренерской работы в «Трудовых резервах», юниорской и национальной сборных страны.

Ныне Валерий Иванович, безусловно, входит в пятерку самых опытных, умелых и уважаемых российских тренеров по боксу. Факт сам по себе достойный для того, чтобы рассказать о нем на страницах «Российского бокса», а тут еще и знаменательная дата подоспела — 28 января Белов отметит свое 56-летие, с чем мы, естественно, его и поздравляем.

— Валерий Иванович, если верить давно апробированной временем формуле «из выдающихся спортсменов очень редко выходят хорошие тренеры», боксер Валерий Белов звезд с неба не хватал?

— Увы, многое не получилось, хотя я очень старался и был фанатом бокса (остаюсь им, впрочем, и сейчас). Начинал в Казани, где родился и прожил до начала 80-х годов. Первую заметную победу одержал на первенстве России среди школ высшего спортивного мастерства. Потом были кое-какие успехи в юниорском возрасте, а на «взрослых» турнирах становился призером ЦС «Трудовые резервы» в полутяжелом весе, финалистом всесоюзных соревнований, проводившихся параллельно со Спартакиадой народов СССР. Это, пожалуй, и все. Боксерскую карьеру закончил в 1974 году на всероссийском турнире в Челябинске, где занял второе место.

— Значит, в составе сборной страны выступить не пришлось?

— К сожалению, нет, хотя какое-то время призывался под ее знамена на тренировочные сборы.

— Ринг, на ваш взгляд, покинули своевременно или по каким-то причинам вынуждены были закончить раньше?

— Думаю, что ушел абсолютно своевременно. Я ведь и на последний свой турнир в Челябинск поехал исключительно в интересах команды, почти не готовясь, поскольку тогда уже начал потихоньку заниматься тренерской деятельностью, которая меня очень привлекала.

КАЗАНЬ ПЕНЗА И ОБРАТНО 

— Где состоялись первые шаги на новом поприще?

— В Казани, в родном обществе «Трудовые резервы», где в те времена был очень развит бокс, особенно на юношеском и юниорском уровнях. «Дослужился» до старшего тренера, а в начале 80-х переехал в Пензу по приглашению президента тамошней федерации бокса Юрия Сергеевича Виноградова, являвшегося «по совместительству» секретарем сначала райкома, а потом и горкома КПСС. Этот замечательный, влюбленный в бокс человек сделал очень много для развития любимого вида спорта в городе — построил прекрасный зал, оснастил его необходимым оборудованием, создал все условия для работы. Но я все равно со временем пожалел об этом переезде, поскольку на новом месте сплоченный тренерский коллектив так и не сложился. Единственной отдушиной для меня была работа в юниорской сборной СССР, где я помогал тогдашнему ее старшему тренеру Константину Николаевичу Копцеву.

В итоге все закончилось тем, что я вернулся в родной город вместе с дочерью, которая решила поступать в Казанский университет. А поскольку, уезжая в свое время оттуда, бросил все, включая квартиру, на первых порах возникли большие проблемы с жильем. Намаялся тогда по полной программе. Пришлось жить с дочерью в университетском общежитии до тех пор, пока друзья не пригласили работать в Набережные Челны. Там меня сразу обеспечили работой и квартирой.     

— А когда произошла ваша встреча с главным тренером сборной России Николаем Хромовым, и как вы оказались в его команде?

— Познакомились мы задолго до того, как Николай Дмитриевич возглавил национальную сборную России, поскольку выступали за одну команду ЦС «Трудовые резервы», и судьба нередко сводила нас на тренировочных сборах. А когда он стал главным тренером, предложил мне стать его помощником, благо у меня был большой опыт работы с его предшественником и единомышленником Концевым в юниорской и главной сборных СССР и СНГ.

В ГВАТЕМАЛЕ БОКСЕРЫ ПОЮТ РУССКИЕ ПЕСНИ

— Тем не менее, поработав с Хромовым пять лет, вы в мае 1998 года уехали по контракту в Гватемалу...

— Не без помощи, должен заметить, самого Николая Дмитриевича, который порекомендовал мою кандидатуру Спорткомитету России. Что заставило меня принять такое решение? Скажу честно: желание немного подзаработать на жизнь. Но, забегая вперед, должен признаться, что «капиталов» скопить не удалось, поскольку, не сумев привыкнуть к жизни вдали от дома, звонил туда практически каждый день…

— А каким вы нашли гватемальский бокс?

— Уровень, конечно, был очень слабенький. Но я сумел подобрать способных ребят и создать за короткий срок достойную национальную команду, которая в том же 1998 году выиграла чемпионат Центральной Америки. А через два года она же сумела победить на Играх стран Центральной Америки — местном аналоге Олимпийских игр. Правда, последний успех состоялся без моего участия.

— Почему?

— Потому что к тому времени я уже уехал в Россию, не выдержав долгой разлуки с домом. Уехал, должен подчеркнуть, добровольно, хотя вице-президент Олимпийского комитета Гватемалы предлагал мне не только продлить контракт до 2004 года, но и перебраться в их страну вместе с семьей навсегда. Поблагодарив за доверие, отказался. Однако мне приятно, что работающие в Гватемале российские тренеры до сих пор передают мне приветы от моих ребят, которые меня не забывают. Более того, знаю, что приглашенный мне на смену кубинский тренер пришелся в команде не ко двору…

— Известно, что климатические условия, подобные тем, которые наблюдаются в Гватемале, приемлют далеко не все европейские тренеры, приехавшие туда работать надолго. У вас не было проблем со здоровьем?

— Нет, болеть было некогда, поскольку рабочий график был насыщен до предела.

— А как же языковый барьер?

— Я его преодолел, что называется, с помощью словаря. Поначалу большие трудности испытывал при составлении тренировочных планов, поскольку их пришлось писать на испанском языке. Но потом втянулся: мои подопечные стали понимать меня настолько, что я даже научил их петь русские народные песни. Делали они это, надо заметить, с удовольствием.

В ДРУЖИНЕ «ВИТЯЗЯ»

— Вернувшись в Россию, вы продолжили работать в сборной России и практически сразу же перебрались из Набережных Челнов в подмосковный город Чехов. Каким образом?

— Исключительно благодаря помощи Хромова и президента Федерации бокса России Эдуарда Ришатовича Хусаинова. Они все сделали для того, чтобы я стал штатным тренером знаменитого подольского спортивного клуба «Витязь», в котором жизнь свела меня с такими замечательными людьми, как председатель попечительского совета клуба Сергей Николаевич Лалакин, соучредитель попечительского совета «Витязя» Николай Борисович Павлинов. Именно они при поддержке мэра Чехова Геннадия Михайловича Недосеки открыли недавно в Чехове прекрасный боксерский клуб, равный которому мне до сих пор видеть не приходились. Сейчас я являюсь старшим тренером этого клуба. Его создатели вложили в свое детище столько души, что работать там плохо просто грех, и, смею надеяться, что я и мои помощники — Виктор Марковский и Вячеслав Маркушин — пока эти ожидания оправдываем. По крайней мере, результаты, которые показывают ведущие боксеры «Витязя» — Александр Поветкин, Андрей Мишин, Роман Романчук, Владимир Крутоус — обнадеживают…

— Валерий Иванович, есть ли у вас «фирменный» тренерский девиз?

— Хочу, чтобы российские боксеры всегда и везде были первыми.

— И все-таки, как вы относитесь к той житейской формуле, с которой мы начали нашу беседу? Могут ли титулованные боксеры добиваться соответствующих высот на тренерском поприще?

— Уверен, что да. И главный тренер сборной России Николай Дмитриевич Хромов — тому пример.