Роберт Максимов: Спорт надо снимать так,чтобы каждый кадр шел в дело - Советский спорт

Матч-центр

  • Товарищеские матчи (сборные)
    окончен
    Австралия
    Ливан
    3
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    2-й тайм
    Узбекистан
    Южная Корея
    0
    2
  • Товарищеские матчи (сборные)
    перерыв
    Япония
    Киргизия
    2
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 15:00
    Китай
    Палестина
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 17:25
    ОАЭ
    Йемен
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 18:00
    Нигерия
    Уганда
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 18:00
    Иран
    Венесуэла
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 19:00
    Кувейт
    Сирия
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 19:00
    Ирак
    Боливия
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 20:00
    ЮАР
    Парагвай
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 20:00
    Иордания
    Саудовская Аравия
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 20:00
    Тунис
    Марокко
    0
    0
  • Футбол23 июня 2018 07:33Источник: «Советский спорт»Автор: Волохов Юрий

    Роберт Максимов: Спорт надо снимать так,чтобы каждый кадр шел в дело

    Несколько ярких историй от одного из самых известных спортивных фотографов мира.

    Этот человек отработал на 19 Олимпиадах и 8 чемпионатах мира по футболу. Множестве крупнейших легкоатлетических и теннисных соревнований. Он был одним из двух официальных фотографов Олимпиады-80 в Москве. Знакомьтесь – Роберт Максимов, один из лучших спортивных фотографов мира и амбассадор Nikon в России.

    «В райкоме спросили: «Сколько тонн чугуна выплавили в СССР?»

    Сейчас при наличии визы достаточно купить билет – и поезжай куда хочешь, а тогда на крупные соревнования формировали группу журналистов из СССР. Она не превышала 15 человек. Назначали старшего – обычно журналиста, который одновременно был внештатным, а возможно, и штатным сотрудником органов. Плюс сопровождающий – офицер из КГБ. Перед выездом мы должны были получить разрешение выездной комиссии в райкоме партии – там любили задавать дурацкие вопросы. Мне запомнился один из последних визитов к такой комиссии. Шел 1991 год, но система еще цеплялась за жизнь. Отправлялись мы тогда в Японию – кажется, на чемпионат мира по легкой атлетике.

    Пришел я в райком – там сидят два пожилых твердолобых коммуниста и смотрят на меня, как на врага народа: как это я смею ехать к неприятелям?! И начались дурацкие вопросы. «Сколько в Голландии шахт с ракетами нацелено на СССР?» Я ответил, что не знаю. Хорошо, решили они и задали еще вопрос: «Сколько тонн чугуна выплавили в СССР в 5-й пятилетке?»

    Понятно, ответа я тоже не знал. Тут они стали злорадствовать: «Вы совершенно политически безграмотны. Мы не можем разрешить вам выезд».

    Я возмутился: «А вы знаете, какой сейчас рекорд мира в прыжках в длину?»

    Мужчины удивились: «Зачем нам это?». Тут уже я начал распаляться: «Я еду на соревнования по легкой атлетике. Зачем мне знать про выплавку чугуна?»

    Я тогда работал в издательстве «Физкультура и спорт», со мной был наш главный редактор, который вовремя меня увел. Он потом все урегулировал, и меня выпустили.

    Все-таки окончательное решение принимали в большом доме на площади Дзержинского (сейчас Лубянская площадь). Причем самолет, как правило, был утром, но до шести вечера предыдущего дня никто не знал, поедет он или нет. Ближе к вечеру звонили домой и сообщали, что завтра ждут в аэропорту. Либо не ждут.

    Кстати, я отработал на 19 Олимпиадах, а мог и на 26. Просто в капстраны тогда можно было ездить только раз в два года.

    «Суточные выдавали, чтобы в туалет сходить»

    Суточные для советских служащих во время поездок за границу составляли смешную по нынешним меркам сумму – 5 долларов на 10 дней. Нынешнее поколение российских спортивных функционеров в такое вряд ли даже поверит. Чтоб советские люди могли в туалет сходить и воды купить. Больше на эти деньги ничего купить было нельзя.

    Поэтому некоторые спортсмены возили с собой черную икру: одну маленькую банку можно было везти официально. Как продать? Ребята знали, к кому обратиться. Большая банка давала неплохой доход. Я никогда не возил, хотя группу журналистов обычно при выезде не проверяли – только после звонка из соответствующих органов.

    Мы ездили под эгидой «Интуриста», нас кормили в гостиницах. Так как фотографы проводили почти весь день на аренах, можно было стоимость обеда или ужина получить деньгами. Это считалось удачей – раздобыть дополнительную валюту.

    Еще у нас на заводе в Лыткарино делали прекрасные объективы: они ни в чем не уступали японским и прочим. Когда я первый раз привез такой объектив за границу, он вызвал ажиотаж среди иностранных фотографов. В следующие поездки я брал еще один «запасной» объектив с собой – у таможенников он вопросов не вызывал, а желающих приобрести среди коллег было много. На эти деньги покупал подарки жене и родственникам. Никогда не возил назад валюту: если бы на таможне нашли 5 долларов, закрыли бы выезд на пять лет. Мой маленький бизнес закончился, когда в конце 70-х японцы сделали точно такой же объектив, только выше качеством – советские перестали пользоваться спросом.

    «Мне выделили 75 тысяч инвалютных рублей»

    За год до Олимпиады-80 в Москве меня и еще одного коллегу – всего двух человек – назначили официальными фотографами Игр. Нас вызвали в Оргкомитет и сказали: «Закупайте самую лучшую аппаратуру». Выделили на это нереальную по тем временам сумму – 75 тысяч инвалютных рублей. Для молодежи поясню: инвалютный рубль – это эквивалент доллара в соответствии с курсом. Тогда официальный курс составлял 65 копеек за доллар – итого получилось более 100 тысяч долларов.

    «Попросил Лену Веснину и Катю Макарову подойти»

    У меня часто спрашивают, как поймать удачный кадр или снять чемпионов на награждении? Отвечу так: хороший фотограф сделает хороший снимок из любой точки. Помню, на финале Лиги чемпионов в Москве в 2008 году между «Челси» и «МЮ» я был шеф-фотографом. Во время церемонии награждения все фотокоры ринулись к центру, чтобы занять места получше – борьба шла нешуточная. Когда все закончилось, мы ходили по полю и собирали разбитые ноутбуки, расколотые фотообъективы и прочее.

    Для фотографа важно иметь хорошие личные отношения со спортсменами. Например, я давно знаком с Леной Исинбаевой: на Олимпиаде в Пекине во время прыжков с шестом я стоял отдельно от группы фотокоров, но накануне договорился с Леной, что после победного прыжка она подбежит ко мне. Так и получилось: Лена выиграла и первой побежала ко мне, и я сделал самые лучшие снимки. Иностранные фотокоры, которые заняли якобы лучшие места, потом возмущались. На Олимпиаде в Рио удалось сделать хороший кадр с Катей Макаровой и Леной Весниной – я просто попросил их подойти ко мне после награждения.

    «Техника меняется, а сущность профессии – нет»

    С современной техникой у фотографа появилось больше возможностей для творчества: не надо тратить много времени на установку экспозиции, как это было раньше, достаточно определить нужные параметры – и все. Новые камеры позволяют добиться невероятной резкости при съемке в движении, снимать с огромных расстояний. Но это не значит, что техника делает за фотографа всю работу. Суть профессии не изменилась – это по-прежнему поиск нужного кадра и лучшего момента, и здесь, как и раньше, важны мастерство и энтузиазм. Я не признаю съемку «как из пулемета», когда фотограф строчит 10 кадров в секунду. Мое убеждение – нужно стремиться «работать в ноль», чтобы каждый кадр был хорошим, а для этого приходится сначала думать, а уже потом нажимать кнопку спуска затвора. Кто-то говорит, что профессия фотографа сегодня под угрозой, потому что у всех в телефонах есть камеры: снимай – не хочу. На самом деле все наоборот: люди отлично видят разницу между профессиональными и любительскими снимками, и часто приходят к специалистам на мастер-классы: учиться и перенимать опыт. Так что сущность фотографии не изменилось – это по-прежнему искусство, которое требует опыта, знаний и творческого подхода.