ФУТБОЛ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

29-летний россиянин Денис Лактионов – наш человек в Азии. Принявший корейское гражданство и ставший после этого Ли Сон Намом сибиряк играет в Южной Корее уже двенадцатый год. О нравах и скоростях тамошнего футбола и перспективах футбола российского Лактионов и рассказал в интервью «Советскому спорту».

«СПАСИБО ЗА ИНТЕРВЬЮ»

По корейскому времени было что-то около часа ночи – я, конечно, обнаглел, затягивая интервью уже в новый день и жестоко нарушая не только режим левого полузащитника «Сувона», но и всей его семьи – жены и двоих детишек.

Но темы все не кончались, а Денис, как мне казалось, отвечал с удовольствием и довольно откровенно. Лишь когда я мысленно приплюсовал к московскому времени несколько часов разницы и вспомнил, что из интершума телефонной трубки как-то разом исчезли детские голоса и смолк гул телевизора, извинился – в Корее наступила глубокая ночь, а позади у Лактионова был тяжелый день. В Корее вот-вот стартует второй круг национального чемпионата – и команда, которая идет после первой половины чемпионата на втором месте, продолжает усиленно к нему готовиться.

«Спасибо за беседу, было очень приятно общаться с вами. Надеюсь, интервью понравится читателям», – вот так мистер Ли, как зовут Дениса в Корее, закончил беседу.

Честно говоря, я был в шоке – последний раз столь интеллигентно, а, значит, почти немыслимо для нашего футбола, общался Александр Старков. Три года назад я совершенно бессовестным образом отнял у него пару вечерних часов, когда настоял на большом интервью. Тогда, положив трубку, еще раз полез в «личное дело» тренера, и, честно, стало стыдно – тренер-то, оказывается, праздновал день рождения (он у Александра Петровича сегодня, с чем его искренне и поздравляю), а вырвал латвийца я прямиком из-за праздничного стола!

Я к тому это говорю, что стоит, оказывается, учиться не только у европейцев – культуру, что называется, в футбольные массы могут нести и наши люди. Вернее, бывшие, увы, наши. В Россию Лактионов собирается возвращаться только после окончания карьеры.

– Как вас звать-величать? – обращаюсь к Денису с первым вопросом, когда в его мобильнике убаюкивающая мелодия сменяется расейским «Але!».

– Для русских людей я Денис, для корейцев – мистер Ли. Как оформил несколько лет назад корейское гражданство, так ко мне теперь только так и обращаются. Ли – это фамилия, что-то вроде сокращения от Лактионов. А Сон Нам – это город в Корее, где я раньше играл. В общем, в его честь я взял это имя.

– Ох и нелегко вам, наверное, пришлось в ночь на 5 июля!

Нет, все просто, – Лактионову не стоит расшифровывать вопроса – наш кореец в курсе гватемальского триумфа Сочи. – Я болел за Россию и не скрывал этого. За прямой трансляцией не следил, просто залез в Интернет и поздравил себя и свою родину. А когда пришел на тренировку, провел урок географии. Мол, Сочи на юге России, там море, но есть горы и снег. Натуральный. Говорят, в Пьонгчанге он иногда бывает и искусственный.

– Вас поняли?

– И даже поздравили. Для местных, особенно живущих в Пьонгчанге, поражение – действительно трагедия, но никак не повод, чтобы завидовать России и тому, как высоко она взлетела.

«ГОЛУБЫЕ КРЫЛЬЯ СУВОНА»

– О полете вы в принципе можете рассуждать со знанием дела.

Вы о названии команды? Да, «Голубые крылья Сувона» – так моя команда называется. Здесь такие названия распространены. Есть «драконы», «лошади», «тигры»…

– Вы ведь тоже пять лет назад, в свой приезд в сборную России, едва не пошли «лошадью». Почему сорвался переход в ЦСКА?

– Желание перейти было. Клуб хотел видеть меня в команде. Но все решили нюансы, о которых мне говорить не с руки.

– Обидно?

– Это почему же?

Могли стать чемпионом России, выиграть Кубок УЕФА…

– Ну и что? Мне есть чем гордиться – чемпионом Кореи становился, Кубок брал, азиатскую Лигу чемпионов выигрывал.

– Со сборной Олега Романцева роман ведь тоже не сложился.

– 2002 год, до чемпионата мира – две-три недели. Меня вызвали на Кубок LG. С Олегом Ивановичем не общался ни разу. На установке перед одной из игр турнира сидим, тренер обводит взглядом раздевалку. Спрашивает: «Кто тут Лактионов?». Я, говорю, Лактионов. «Угловые подавать можешь?» – «Могу», – отвечаю. На том общение закончилось. Дико как-то. Хотя обстановка в той сборной мне понравилась. Чувствовалось, что все ребята воспринимают японско-корейский чемпионат как самое важное в жизни событие. Очень жаль, что меня в итоге не взяли.

– Как отцепили?

– Было собрание. Тренер Михаил Гершкович пришел, перечислил фамилии четверых, которые не едут. На этом все.

– Для российских тренеров Корея – что для бразильских Россия. Уровень, принято считать, ниже плинтуса.

Ну да, и с этим уровнем Корея в 2002-м билась на чемпионате мира в матче за третье место. С этим уровнем Корея год назад на том же чемпионате мира участвовала в финальном турнире и едва не прошла в плей-офф. Вы не знаете, как там сыграла Россия?

– Россия не вышла из отборочного турнира.

– Ну вот. А чтобы у скептиков не возникало других вопросов о корейском футболе – его дисциплине, тренировках, работе с игроками, – готов вас просветить.

О ТЕМПЕ МАТЧА И ЛИШНЕМ ВЕСЕ

– Ваш брат несколько лет приезжал на просмотр в Корею – не закрепился?

– Нет, почему же? Саша потренировался три месяца, но цели закрепиться здесь у него не было. Брат хочет играть в России и сейчас трудится в московском «Спартаке».

– Ни разу от российских футболистов я что-то не слышал этого глагола —«трудится».

– Вы зря подтруниваете над российскими футболистами. Я не разделяю точку зрения «Советского спорта», – а вашу газету просматриваю в Интернете каждый день, – будто в России пешеходный футбол.

– Имеете на это полное право.

– Так вот, читал и исследования специалистов, и мнение Владимира Абрамова. Конечно, в Европе играют быстрее, но по тому, что вижу, приезжая в отпуск к родителям в Новосибирск и наблюдая за матчами первого дивизиона, скажу так: бегать могли бы быстрее, но на поле выходят отнюдь не черапахи.

— Читал ваши интервью четыре-пять лет назад: «После тренировок едва доползаю до кровати. Спасает только сон». В России так изредка говорят, но во время предсезонки.

– Так и в Корее времена изменились. Еще как! Если раньше, скажем, на предсезонке мы вообще мяча не видели, то сейчас вполне себе играем и с ним. Вспоминаю историю – игра, скажем, завтра, а нам сегодня две тренировки устраивают… Но корейские тренеры начали ездить в Европу на стажировки и привозить оттуда новые методики.

— Как тогда борются с низким темпом матчей и лишним весом у игроков?

– Если честно, о темпе ничего сказать не могу. Если возникают претензии к кому-то из игроков, привозят специальную аппаратуру и замеряют все его технико-тактические действия во время матча. Или вот еще способ – взвешивание каждый день. Обычно сами игроки приходят, встают на весы и свои данные записывают на листочке. А чтобы не химичили, два раза в неделю взвешивание проводит капитан команды.

– А вот в плане дисциплины все осталось по-прежнему, – говорит Лактионов уже о совсем другой теме. – И это мне, честно говоря, не нравится.

О РУКОПРИКЛАДСТВЕ

Морды бьют?

Для меня как русского человека такие отношения в команде – между тренером и игроками, между старшими и молодежью – неприемлемы. Для Кореи же это – в порядке вещей, часть культуры.

– Как в России – ругнуться матом?

– Я вас уверяю, матом ругаются везде. Слава нашей нецензурщины сильно преувеличена.

– Абрамов говорит: тренировка кончается, подходит капитан или тренер – и кулаком в нос халявщику!

– Может ударить не только тренер или капитан, но и просто старший по возрасту игрок. Естественно, за дело – просто так, профилактики ради никто никого не тронет.

– Вы ведь приехали в Корею пацан пацаном – в 18 лет…

– Меня не трогали. Чувствуют: могу дать сдачи. Я в армии не служил, о дедовщине знаю только по рассказам бывалых людей, но в принципе ситуация во многих командах тут похожа на российскую армию. Молодые стирают носки, бегают за шоколадками и колой. Воспринимается все в порядке вещей – уважение к старшим.

– И как молодые, бегают?

– Неправильный вопрос. Молодые летают!

– Как вы реагируете, когда лупцуют «духа»?

– Это не мой монастырь и не мой устав. Когда вижу подобные вещи, просто выхожу в другую комнату. Мне не нравится, а привыкнуть к такому не могу. Причем отношение к молодому не изменить даже игрой. Будь ты хоть мировая звезда, но, пока не дожил до 25–26 лет, за колой побегаешь. Справедливости ради скажу, что бьют молодых все же не часто – я, к примеру, подобные вещи наблюдал раза три за все время, что здесь играю.

– Молодежь не дает сдачи?

Нет. Но я вижу, что реакция у ребят правильная – злятся больше на себя. Выйдут в коридор – и давай кулаками об стенку! Но все равно неприятно.

«МИЛЛИОН ЕВРО – ПОТОЛОК ЗАРПЛАТЫ»

– В вашей команде ситуация должна быть более европейской – легендарный для Кореи Бум Кун Ча – что Петр Первый, в 80-е прорубил окно в Европу! Или тренеру «Сувона» европейские порядки не указ?

Для Кореи мистер Ча – действительно легенда. Первый кореец, игравший в Европе! Почетный гражданин страны. Как тренер он хорош, но некоторые вещи в команде с чисто человеческой точки зрения могли бы выглядеть и получше. Но, как говорится, это корейская культура. И не мне ее менять. В команде общаюсь в основном с хорватами Сабитовичем и Неретьяком.

Смотрели вместе матч Хорватия – Россия, спорили. Эх, жаль, мы не выиграли! А то бы я их умыл… Помню, пять-шесть лет назад, когда Россия обыграла в Белграде Югославию, а гол забил Бесчастных, я на базе всю дверь расписал югу, который тогда играл в моей команде!

– Большие зарплаты в Корее?

– Миллион евро в год – потолок.

– Прописанный в регламенте?

– Нет-нет, просто внутренний потолок для всех клубов. Никто больше платить не будет. А сумма трансфера считается очень приличной, если за футболиста клуб платит полтора миллиона евро. О таких деньгах, как в России, когда по 10, а то и 20 миллионов долларов тратится на трансфер игрока, никто и не заикается. Но зато в российских деньгах есть и плюсы – о нашей стране хоть перестали говорить, что там только мафия и медведи. Сейчас говорят с уважением. А, да, чуть не забыл! Конечно, не только деньги это все изменили – Хиддинк, Адвокат, корейцы наши Ли Хо и Ким, которые играют в «Зените», тоже постарались. Интерес к России чувствуется.

– Что скажете о Ли Хо и Киме?

– Против Кима я здесь играл – хороший защитник. А вот о Ли Хо почти ничего не знаю. Он мало играл в Корее перед отъездом в «Зенит».

– Хиддинк по-прежнему герой для Кореи?

– Еще какой! Он ведь регулярно наведывается сюда. Да и народ его не забывает – все же видят, что сборная стала играть хуже.

– В Россию не собираетесь?

– Нет пока. Меня в «Сувоне» все устраивает, а с клубом еще год контракта.

– Ой, Ли?

– Вы перешли на корейское имя? Договаривались же по-русски…

– Если в Россию не собираетесь, зачем тогда в Москве квартиру купили?

– Обычный бизнес. Я, кстати, успел приобрести до того момента, как цены в 2005-м бабахнули. Да и, думаю, может все-таки переберусь в Москву... Предложения из России периодически поступают, и рассматриваю я их, не скрою, с вниманием. Кстати, называйте меня все же русским именем, – сказал Денис, перед тем как положить трубку…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Родился 9 сентября 1977 года. Рост 176 см, вес 71 кг.
Карьера в России – «Сахалин» (Холмск), 1994–1995 (вторая лига, зона «Восток»).
Карьера в Южной Корее – с 1995 г. по настоящее время. Играл в командах «Сувон Самсунг», «Соннам Ильхва Чунма», «Пусан Айпарк». Ныне – в «Сувон Самсунг».
Достижения – дважды становился чемпионом Кореи, трижды выигрывал Кубок страны, два раза завоевывал Суперкубок Кореи, дважды побеждал в Лиге азиатских чемпионов, обладатель Суперкубка Азии. Член корейского клуба «50 + 50», членами которого становятся футболисты, забившие в чемпионатах и Кубках Кореи 50 голов и сделавшие 50 результативных передач.