И разведчик, и футболист, и дипкурьер… - Советский спорт

Матч-центр

  • 16-й тур
    начало в 14:00
    Севилья
    Жирона
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 14:30
    СПАЛ
    Кьево
    0
    0
  • Футбол01 декабря 2008 12:36Автор: Ларчиков Геннадий

    И разведчик, и футболист, и дипкурьер…

    ВЛАДИМИР САВДУНИН. 5 декабря исполнится 40 дней со дня смерти заслуженного мастера спорта, знаменитого динамовца. Он был последним из оставшихся в живых участников легендарного турне «Динамо» в ноябре 1945 года в Великобританию. Он был одним из последних известных футболистов-фронтовиков…

    ПАМЯТЬ

    ВЛАДИМИР САВДУНИН. 5 декабря исполнится 40 дней со дня смерти заслуженного мастера спорта, знаменитого динамовца. Он был последним из оставшихся в живых участников легендарного турне «Динамо» в ноябре 1945 года в Великобританию. Он был одним из последних известных футболистов-фронтовиков…

    «ССФ» вместе с дочерью ветерана Мариной Владимировной перелистали семейный альбом Савдуниных.

    САВДУНИН Владимир Григорьевич

    Родился 10 мая 1924 года в Москве, умер 27 октября 2008 года в Москве. В футбол начал играть в 1939 году в детской команде «Старт». Выступал за «Динамо» (Москва). В чемпионатах СССР сыграл 186 матчей, забил 62 мяча. Чемпион СССР-1949, 1954, 1955. Обладатель Кубка СССР-1953. В 1945 году выезжал с «Динамо» в Великобританию. Отлично играл в хоккей с мячом. Многократный чемпион и призер чемпионатов СССР. Дипкурьер МИД (1959-1987). Участник Великой Отечественной войны, кавалер двух орденов Красной Звезды и двух орденов Отечественной войны первой и второй степени. n


    – Наград, правительственных и спортивных, у папы было немало. Но он не любил их надевать. «Во время войны мы гордились даже скромной медалью. А сейчас ветерану и с Золотой Звездой Героя Советского Союза в метро место не уступят», - горячился папа. Но 9 мая он со всеми наградами обязательно направлялся к Большому театру на встречу с однополчанами. С особой гордостью папа показывал мне и брату Андрею четыре боевых ордена. А на старости лет гордился и динамовской медалью «Честь, совесть, постоянство» - за преданность родному клубу.


    – В послевоенные годы в футбол еще не играли круглый год. Поэтому мама с нетерпением ждала окончания чемпионата, надеялась съездить с папой куда-нибудь отдохнуть. Но не тут-то было. Папа (на фото четвертый слева в белом) продолжал играть и зимой, правда, в хоккей с мячом. Участвовал в чемпионатах страны. В его богатой коллекции есть золотые, серебряные, бронзовые медали не только по футболу, но и по хоккею с мячом.


    – Лето 1943 года. На фото папа (в середине) с двумя однополчанами. В Красную Армию он ушел добровольно 18-летним пареньком, хотя работал на оборонном заводе и имел бронь. Сначала его направили в пехотное училище в Ярославль. Но закончить его он не успел – всех курсантов отправили на фронт под Харьков. Там он попал в разведроту, входившую в танковое соединение, участвовал в знаменитом танковом сражении под Орлом.

    Первый орден Красной Звезды он получил в конце 43-го года. Случилось это во время наступления на Умань. Отделению отца при поддержке трех танков было приказано захватить переправу через реку. Однако немцы заминировали мост, первый танк подорвался и провалился в студеную воду. Папа был на втором танке, но он успел сбросить ватник и прыгнуть в воду. Из экипажа в живых остался один командир, которого отец вытащил на берег. За этот подвиг его и наградили. Вскоре он получил награду за то, что в одиночку взял важного «языка» и притащил его в штаб бригады…

    Войну он закончил в Румынии в 44-м году, когда под Яссами получил ранение, был отправлен на лечение в Москву, где врачи его комиссовали. Так начался новый 12-летний этап в его жизни – папа стал футболистом и хоккеистом «Динамо».


    – Всего за «Динамо» папа сыграл около 200 матчей. Особо памятной была поездка в Великобританию осенью 1945 год. Когда мы подросли, папа часто вспоминал о ней. Перед поездкой всем выдали модные тогда длинные пальто, широкополые шляпы, и когда в Лондоне наши футболисты вышли из самолета, встречавшие были удивлены. Ведь они ожидали увидеть мужиков в телогрейках и сапогах, как изображали русских футболистов местные газеты. Не случайно вместо отеля гостей планировали поселить в солдатских казармах. Но и москвичи, в свою очередь, многому подивились. Например, огромному интересу к их приезду. Или тому, что первые ряды на стадионах были отведены для инвалидных колясок. А в Глазго их удивили советские песни в исполнении зрителей.

    Папа, правда, из-за молодости тогда так и не сыграл. Спустя много лет он еще раз летал в Лондон по футбольным делам. Побывал в клубе «Челси». Увы, из игроков, выступавших в 45-м году, в живых уже никого не осталось. Зато его познакомили с двумя болельщиками, которые мальчишками побывали на матче «Челси» – «Динамо». Им было что вспомнить.


    – Папа со своим лучшим другом вратарем Алексеем Хомичем на тренировочной базе «Динамо» на черноморском побережье. Они не только играли вместе без малого 10 лет, но и жили в одном подъезде в Кутузовской слободе у Поклонной горы. Наша квартира находилась на третьем этаже, а семья Алексея Петровича жила над нами. Папе первому в подъезде поставили телефон, и соседи постоянно заходили к нам звонить. Но заходили не только жильцы нашего дома. Хомич дружил с молодым, но уже популярным певцом Иосифом Кобзоном, и тот с красавицей Вероникой Кругловой часто заглядывал к Алексею Петровичу. Но когда папа, будучи уже дипкурьером, привез магнитофон «Грюндиг» с записями запрещенных у нас песен, Иосиф и Вероника стали часто бывать у нас. Особенно им нравились еврейские песни в исполнении сестер Бэрри. Не прерывалась дружба папы с Хомичем и после освобождения Алексея Петровича (с нелепой формулировкой «за потерю прыгучести») из «Динамо» и отъезда его в минский «Спартак».


    – Папа и мама – Людмила Георгиевна – были удивительной семейной парой. Все началось в школьные годы в подмосковном поселке Пушкино. Их отцы служили водителями в гаражах Совмина и ЦК партии. Летом семьи снимали дачные домики в Пушкино. Вот там-то и началась дружба, переросшая в любовь моих будущих родителей. Однако поженились они только после Отечественной войны. В 1947 году родился сын Андрей, а через пять лет и я. Увы, несколько лет назад мой брат погиб, а потом умерла и мама.

    – По окончании игровой карьеры папа больше 25 лет прослужил дипкурьером МИД. Облетал, по его словам, земной шарик много раз. Но это были не увлекательные турполеты. Случалось, за поездку, а их было по 3-4 в месяц, перевозил диппочту весом по 200-300 килограммов, а из Нью-Йорка, где находится штаб-квартира ООН, и до 800 килограммов.

    Однажды в Дакаре самолет начали заправлять топливом, когда в салоне уже находились пассажиры. И вдруг из-за неисправности шланга керосин потек на крыло самолета. Летчики первыми выскочили из кабины, за ними – все остальные. Но папе-то с напарником надо было спасать не себя, а 8 сумок с диппочтой. К счастью, пожар не вспыхнул. Когда приехали пожарные, вся почта была на безопасном от самолета расстоянии.

    …А в Юго-Восточной Азии папа однажды спас стюардессу. Летели они на старом небольшом самолете, при взлете дверь в салон неожиданно открылась, и воздушный поток чуть не вытолкнул стюардессу. Но папа успел ее подхватить и закрыть дверь. К сожалению, снимков дипкурьера Савдунина у нас не было – это запрещалось по службе.