ФУТБОЛ. МЕЖСЕЗОНЬЕ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Перечислять награды и регалии Никиты Симоняна – не хватит целой газетной полосы. Легенда «Спартака», трижды лучший бомбардир чемпионатов СССР, олимпийский чемпион, кавалер множества орденов. И нынче Никита Павлович – человек занятой и востребованный, в должности вице-президента РФС он возглавляет почти десяток комитетов и комиссий. В офисе Симоняна в «Доме футбола» и состоялась наша беседа.

«СОВЕТСКИЕ ЛЮДИ НЕ ПРОДАЮТСЯ»

– Никита Павлович, накануне встречи с вами смотрел по ТВ передачу с участием лидера «Машины времени» Андрея Макаревича. Он моложе вас почти на 30 лет, но с сожалением отмечает: нынешний мир, в котором главной темой для обсуждения является увеличение бюста какой-нибудь скромной по таланту актрисы, его часто раздражает. За собой подобное замечаете?

– Скорее не раздражает, а расстраивает. По-настоящему культурные ценности и в самом деле отошли куда-то далеко-далеко. Даже не на второй план. Люди забывают, что, помимо добывания денег, есть такое важнейшее понятие, как духовность. У меня, например, главное чувство при просмотре современных телепрограмм – недоумение. Фильмы, которые затрагивают душу, можно пересчитать по пальцам. Вот «Ликвидация» – отличное кино, которое имеет в основе реальные события, случившиеся в Одессе. Плюс блистательная игра актеров – Машкова, Пореченкова. В остальном же смотреть практически нечего.

– А нынешний футбол у вас отторжения не вызывает?

– Вы знаете, есть ветеранское движение, в котором я принимаю посильное участие. Бывает, собираемся, я спрашиваю: «Кто-нибудь сожалеет, что не родился сейчас, когда футболисты получают баснословные контракты?». Ни один никогда не сказал: «Сожалею». Можно по-доброму завидовать игрокам, которые обеспечивают свое будущее. Но ведь не деньги – главное в жизни. Понимают ли это нынешние футболисты, которые получают миллионы, но почти не рвутся, например, познать себя и уехать за границу, чтобы расширить свой кругозор?

– В ваше время о загранице можно было только мечтать.

– Помню, меня «покупали» в Италии. В 1957 году я забил два гола «Фиорентине», и хозяин клуба кричал: «Я покупаю этого русского!». Правда, ему быстро объяснили, что советские люди не продаются, – Никита Павлович от души смеется. – Нынче с этим проще. Вопрос только: стоят ли игроки тех денег, которые получают? Сомневаюсь.

«С ФЕДУНОМ НЕ ОБЩАЛСЯ»

– Недавно Герман Зонин в «Советском спорте» покритиковал Дика Адвоката: мол, голландец не понимает, зачем ему встречаться с ветеранами. А вашим мнением в «Спартаке» часто интересуются?

– Сначала об Адвокате. Видимо, голландец не знает, что есть такое понятие «преемственность поколений». Никто же не собирается рассказывать ему, как тренировать. Но согласитесь: молодых пилотов в училище учат в том числе те, кто управлял самолетами еще военного времени. Их опыт ценится и передается другим летчикам. Кроме того, есть простая дань уважения тем людям, которые поднимали питерский футбол.

Такая проблема есть и в «Спартаке», не скрою. Хотя вот 20 декабря нас всех собирают. Поговорим с нынешним руководством…

– С Федуном?

– Думаю, с Карпиным.

– Наш обозреватель Юрий Севидов, который поиграл при вас в «Спартаке», считает, что возвращение красно-белых на вершину возможно, только если Карпин станет вторым Старостиным.

– Вторым Старостиным стать невозможно! – Симонян смотрит на стену напротив, где висит портрет патриарха. – Личностей такого масштаба в нынешнем футболе просто нет. И вот, кстати, на заметку нынешним руководителям: когда я уже работал в управлении футбола, заезжал в гости к Старостину, он сажал меня напротив и говорил: «Никита, ты спартаковец. Скажи, что ты думаешь об этой нашей проблеме? А об этой?». Он понимал, что такое человек, поигравший в клубе и преданный ему… А Карпин должен стать авторитетным руководителем со своим лицом. Вот и все.

– Карпин может им стать?

– Я с ним не общался. Знаю, что он был хорошим футболистом и бизнесменом. Пока это все. Судить Карпина по делам еще рано. Оценку и ему, и Лаудрупу можно будет давать только в следующем сезоне. Работы им предстоит много. Не хочу называть фамилии и даже позиции, но нынешний состав в большинстве своем не готов решать серьезные задачи.

– Тем не менее вы недавно сделали комплимент Лаудрупу.

– Мне импонируют его выдержка, его умение не терять духа при трудностях. Кроме того, я всегда был сторонником футболистов-интеллектуалов. А Лаудруп именно таким и являлся. Надеюсь, он поможет «Спартаку».

– С Карпиным вы не беседовали, с Лаудрупом, думаю, тоже. Но они в «Спартаке» недавно. А с Леонидом Федуном общались?

– Нет.

– Признаться, как-то не верится…

– Мы здороваемся в VIP-ложе. Вряд ли вы это подразумеваете под общением… Думаю, болельщики «Спартака» должны быть благодарны Федуну. Финансировать команду – далеко не простое и тем более не прибыльное занятие. Другое дело, надо быть осторожным в высказываниях и оценках. Как можно было сказать, что тренер – это лишь десять процентов успеха, когда именно тренер – главное лицо в команде! Это режиссер, который ставит спектакль!

– Однако летом вы несколько раз жестко высказались в прессе по поводу ссылки Егора Титова в дубль и последующего расставания с ним. В данном случае вы на стороне игрока, а не тренера?

– Я просто не понимаю, как можно было так поступить с человеком, который с семи лет был верен красно-белым цветам, который являлся флагом «Спартака»? Флагом! На мой взгляд, это явная ошибка Черчесова и руководства команды. И серьезная. Время лечит, но болельщики не скоро забудут эту историю.

«С МУТКО ЕСТЬ КОМУ СПРОСИТЬ»

– Вы уже три года работаете в команде Виталия Мутко. Замечаете позитивные сдвиги в нашем футболе?

– Замечаю. Виталий Леонтьевич энергично взялся за строительство полей, при нем сборная выиграла бронзовые медали Евро. ЦСКА и «Зенит» брали Кубок УЕФА…

– Нисколько не оспаривая безусловной заслуги Виталия Леонтьевича в успехах ЦСКА и «Зенита», все же отмечу: строительство полей и приглашение Хиддинка было бы намного менее вероятным, не будь Фонда «Национальная академия футбола». С которым Мутко, кстати, пребывает в напряженных отношениях. Может, тут дело все-таки не в Мутко, а в больших деньгах, которые пришли в футбол?

– Ну, так ведь эти деньги тоже нужно потратить с умом! Строительству полей Виталий Леонтьевич уделяет огромное внимание, с этим нельзя спорить. То же самое можно сказать о подготовке детско-юношеских тренеров. То есть закладывается база для будущего, выстраивается стройная система подготовки резерва. И я, кстати, не думаю, что нам нужны подсказки некоторых зарубежных специалистов – уж, простите, не буду конкретизировать – по поводу необходимости развития детско-юношеских школ.

– Но даже российские тренеры, которые встретили Хиддинка в штыки, признают: «Он заставил уважать нашу профессию». Может, и в развитии детско-юношеского футбола авторитет голландца поможет?

– Дай бог. Хотя нам всего-то нужно – вспомнить, что у нас было 20–30 лет назад, когда по нашим методикам учились ведущие футбольные державы.

– В уже упоминавшемся интервью Германа Зонина уважаемый специалист задается вопросом: как министр спорта Мутко может спросить с президента РФС Мутко? Вам не кажется пагубной практикой совмещение вашим руководителем двух постов?

– Не волнуйтесь, с Виталия Леонтьевича есть кому спрашивать. И со всего РФС тоже. Мутко же не один работает. Он распределил обязанности между своими помощниками, а сам принимает руководящие решения.

«ПРОТАСОВУ ПОРА РАССКАЗАТЬ О СВОЕМ РЕКОРДЕ»

– Вы согласны с Мутко, который говорит, что наш футбол стал чище?

– Согласен. Пока, слава богу, стараюсь обходиться без подозрений, что тут кому-то заплатили, а тут кого-то «убил» судья.

– Но ведь вы десятки лет в большом футболе. Наверняка многократно слышали о договорных матчах, не раз видели предвзятое судейство…

– Поправлю вас: я не могу говорить о договорных матчах и предвзятом судействе, не имея на руках фактов. Такие обвинения должны быть доказаны. Но раскрывать такие дела никто не хочет.

– Почему?

– Когда я еще работал в Управлении футбола, в середине 80-х, мы обращались в правоохранительные органы, просили помочь вывести на чистую воду околофутбольных дельцов. Знаете, что они ответили? «У нас и своих забот хватает».

– И на этом руководители нашего футбола смирились с договорными матчами, которые все опасливо именуют «странными»?

– Еще про такие матчи говорят, что в них отсутствовала спортивная борьба. Но, знаете, если футболисты одной команды еле ходили по полю, для этого могут быть какие угодно причины. Например, физиологические. Как объяснял в свое время Сергей Сальников причины поражения: «Мы все были немножечко простужены».

– Никита Палыч, договорные матчи есть? Или их нет?

– Может быть, они и есть. Но пока нет доказательств, разговоры об этом считаю пустым сотрясением воздуха.

– Тогда вспомню давний пример, касающийся непосредственно вас. 1985 год. Олег Протасов идет на рекорд результативности в чемпионатах СССР, который принадлежит вам, – 34 мяча. За 18 туров до конца Протасову остается 28 (!) голов до рекорда. За девять туров – 18 голов. «Днепр» боролся за медали, поэтому говорить, что на Протасова играла вся команда, нелепо. Как возможно, что он все-таки установил новое достижение – 35 голов, если тут не были подключены нефутбольные силы?

– Хороший вопрос. Признаться, многие годы, слыша его, я уходил от ответа. Мы ведь долго работали вместе – Протасов был игроком сборной, а я трудился в ее штабе. У нас с Олегом оставались прекрасные отношения, и в разговорах с ним я ни разу об этой ситуации не упомянул. Но сейчас, считаю, об этом можно и даже нужно сказать. Причем не мне, а самому Олегу, который в этой истории пошел на поводу у руководителей «Днепра».

Помню, до рекорда оставалось еще мячей десять и бывший администратор сборной Борис Кулачков при мне спросил у Владимира Емца, который тренировал «Днепр»: «Ну что ж вы делаете, зачем Протасова за уши на рекорд тащите? Палыч забивал честно, а вы? Разве так делают в советском обществе?». Емец хитро прищурился и ответил: «А Стаханов?». После этого все поняли, что рекорд состоится.

Не держал свечку, не знаю, давали там кому-то деньги или обещали что-то другое. Но я видел последнюю игру «Днепра» с «Торпедо», когда перед Протасовым охотно расступались защитники и он забил два недостающих гола.

Доказательств, что тут был сговор, у меня нет. Но вопрос в другом. Чувствует ли Протасов удовлетворение от своих 35 голов? Не уверен. А я от своих 34 – чувствую.

«ЗАВИДОВАТЬ НАДО, ЗАВИДОВАТЬ…»

– Так все-таки: что делать, чтобы искоренить договорные или, если хотите, «странные» матчи?

– Вспомните, как раскрутили скандал в Италии? Футбольные власти и знать не знали о том, что правоохранительные органы начали свое расследование. Иначе риск того, что кто-то кому-то чего-то шепнет, возрастает многократно. И вместо выявления виновных дело закончится пшиком. Эту задачу нужно решать на более высоком уровне.

– Вы не поддерживаете поступок тренера «Волочанина-Ратмира» Владимира Косогова, который попытался встряхнуть болото, публично рассказав то, о чем давно судачат в футбольных кулуарах?

– Нельзя оскорблять людей и целые коллективы, если у тебя нет доказательств. За слова нужно отвечать. Если ответить нечем – зачем говорить?

Сейчас я вам расскажу не анекдот даже, а быль. Был при Сталине такой начальник политуправления Красной Армии Мехлис. А четвертым Прибалтийским фронтом командовал генерал Черняховский. Красавец-мужчина в самом расцвете сил. Так вот приходит Мехлис к Сталину и говорит: «Есть информация, что генерал Черняховский занимается любовными делами с медицинским персоналом». «Проверьте», – говорит Сталин. Мехлис возвращается, сообщает: «Факты подтвердились!». Сталин задумался: «Скажите, товарищ Мехлис, а жалобы со стороны пострадавших были?». – «Жалоб не было. Но с этим же надо что-то делать!» – «Завидовать надо, товарищ Мехлис, завидовать…»

– То есть вы считаете, что Косогов позавидовал своим более удачливым и шустрым коллегам?

– А кто знал Косогова до его заявления? Сейчас же он – фигура всем известная, почти демоническая. Тем не менее я позволю себе маленькое уточнение к словам Виталия Леонтьевича. Да, наш футбол стал чище. Но на этом нельзя останавливаться. Он должен стать еще чище.

ДОСЛОВНО

Никита СИМОНЯН, глава Экспертно-судейской комиссии

Заговора против «Шинника» в этом году никакого не было – в этом я уверен, что бы ни говорили руководители команды. Вот мы рассматривали жалобу клуба на матч с «Томью». В протоколе указаны 16 эпизодов, по которым ярославцы не согласны с решением арбитра. Мы вызвали на заседание представителя «Шинника». И вместе с ним пришли к мнению: в 13 эпизодах судья был прав. А ошибок, причем непредвзятых, – всего три. Да, это не ноль, но ведь и не 16!