ЛИЧНОСТЬ

ВИТАЛИЙ МУТКО. Министр спорта, туризма и молодежной политики России, а по совместительству еще и президент Российского футбольного союза — нечастый гость на страницах «Советского спорта». Можно даже сказать: редкий. Так сложилось. Точнее, не сложилось. Но накануне намеченной на 11 февраля конференции РФС, где главе Союза предстоит отчитаться о проделанной за последние три года работе, Виталий Леонтьевич нашел силы и время для встречи за чашкой кофе с обозревателем «ССФ».

ПОД КРЫШЕЙ

— Похоже, Виталий Леонтьевич, вы четко следуете совету профессора Преображенского из «Собачьего сердца» и по утрам не берете в руки газет? По крайней мере, тех, в названии которых есть слово «советский»?

— Все, что надо, я читаю. И газеты, и сайты, и пресс-релизы, и дайджесты. Столько, сколько требуется, чтобы быть в курсе. Работа у меня такая.

— А у меня другая: вопросы задавать. Злоба дня — предстоящая конференция РФС. Давненько что-то не случалось. Если не ошибаюсь, в последний раз собирались в феврале 2006-го?

— По действующему Уставу конференции должны созываться раз в четыре года, но мы хотим принять изменения, обязывающие проводить их ежегодно. Думаю, это правильно. Союз станет более открытым, демократичным и мобильным институтом, что полностью соответствует российскому Закону о спорте, приветствуется УЕФА и ФИФА. Мы планируем объединить под одной крышей судейско-инспекторский комитет, создать новые комитеты по этике и внутреннему аудиту. Это все направлено на совершенствование работы РФС.

— Вроде бы и выборы на конференции предстоят?

— Членов исполкома и контрольно-ревизионной комиссии.

— А почему, извините, не президента?

— По-моему, это главный вопрос, который волнует «Советский спорт»! С первого дня, как я пришел в РФС, не дает покоя. То под одним углом рассматриваете, то под другим… На самом деле, не надо ничего выдумывать и искать. Есть Устав, согласно которому срок моих полномочий истекает 2 апреля 2010 года. Все, точка! В течение ближайших нескольких месяцев на эту тему говорить нечего.

— Но вы планируете выставлять свою кандидатуру?

— Не заглядываю так далеко. Время сейчас трудное, неспокойное, наверное, лишь самые мудрые могут предсказать, что будет через год. Я не возьмусь строить прогнозы, готов рассказать о том, чем намерен заняться сейчас. Одного не пойму: почему должность президента РФС вызывает такое повышенное, даже сказал бы, болезненное внимание? В нашей стране около 130 федераций по различным видам спорта, в том числе 45 — по олимпийским дисциплинам, но ни об одной из них столько не пишут и не говорят, как о нашем Союзе. В минувшую пятницу переизбрали главу федерации фехтования России, в субботу сменился руководитель федерации водного поло, однако эти события никого особенно не взволновали. А каждый наш шаг и чих разбирают чуть ли не молекулярном уровне.

— Так ведь даже на сайте РФС написано: «Футбол — больше, чем игра». Это все и объясняет.

— Да, мы чувствуем ответственность за самый массовый и популярный вид спорта в стране, стараемся соответствовать масштабу стоящих задач. У Союза открытый и прозрачный бюджет, мы в обязательном порядке публикуем финансовые отчеты, где расписаны любая полученная и потраченная копейка.

— Какие цифры заложены на этот год?

— Сейчас наши финансисты вносят последние коррективы в доходную часть, перезаключают контракты с партнерами, фиксируют суммы в рублях. Вы же видите, что происходит на валютном рынке, за курсом не угнаться. Кризис! Всем приходится перестраиваться с учетом реалий, мы не исключение. Пока в проекте заложены доходы в размере миллиарда двухсот миллионов рублей. Тут все — и собственная коммерческая деятельность, и спонсорские деньги, и целевые поступления на реализацию программ УЕФА и ФИФА.

КАРТИНА МАСЛОМ

— А расходы?

— Примерно в тех же границах. Единственная позиция, которая пока не закрыта и выведена за общий бюджет, это зарплата главного тренера национальной сборной, а также все, что связано с материальным обеспечением пребывания Гуса Хиддинка в России.

— В чем загвоздка?

— Долгий разговор, не хотелось бы углубляться в детали, иначе получится, будто пытаюсь оправдаться или переложить на кого-то вину. Слишком много неправды накручено вокруг этой истории.

— Вот и давайте внесем ясность.

— Мне казалось, «Советский спорт» давно во всем разобрался. Это ведь ваша газета на протяжении нескольких месяцев изо дня в день в красках и деталях описывала эпопею с новым контрактом Хиддинка. При этом, что характерно, подробнейшим образом излагалась версия лишь одной из заинтересованных сторон… В итоге получился сериал покруче, чем у Аршавина, пытавшегося с минувшего лета покинуть «Зенит».

— И все же, Виталий Леонтьевич?

— А что тут непонятно? Документ подписан, мы ищем варианты, чтобы в полном объеме выполнить обязательства перед тренером, поскольку наши партнеры из Национальной академии футбола уже не закрывают весь контракт.

— То есть?

— Сами посчитайте, арифметика простая. Годовая зарплата Хиддинка — семь миллионов евро. НАФ дает пять миллионов долларов. Разницу должен покрыть РФС. Наверное, в другой ситуации мы смогли бы без особых осложнений изыскать необходимую сумму, но, повторяю, сейчас кризис. Даже богатые люди с трудом расстаются с деньгами. А ведь, кроме оклада тренера, есть и накладные расходы — билеты на самолеты, проживание в пятизвездочных отелях, обеды-ужины. И содержание двух помощников Хиддинка тоже надо сюда же приплюсовать. В итоге за год набегает очень приличная сумма. Такая вот картина.

— Маслом… А откуда взялась цифра семь миллионов евро? Вроде бы изначально речь шла о зарплате в три с половиной раза меньшей?

— Послушайте, и так сказал больше, чем собирался! Для меня ведь проблема заключается не в том, чтобы сейчас расплатиться с Хиддинком. Этот вопрос как-нибудь решим. Речь о другом. Теперь любой тренер, который придет на смену Гусу, вправе потребовать контракт, как у предшественника. И ведь особенно возразить будет нечего!

— Пусть покажет результат не хуже, чем везучий голландец, тогда и получит сполна.

— Мы так и оцениваем работу — по достижениям. Хиддинку удалось вывести национальную сборную на качественно иной уровень, что, безусловно, сработало на авторитет всего российского футбола. Интерес к нему возрастает, о чем говорит и тот факт, что даже в нынешнее трудное время основные партнеры РФС остались с нами, заключили новые договора, которые должны принести в бюджет Союза около шестисот миллионов рублей. Речь идет о «Росгосстрахе», Промсвязьбанке, «Связьтелекоме», Epson, Adidas, Efes…

ОТКРЫТИЕ АМЕРИКИ

— А «Газпром»?

— В прошлом году компания была нашим генеральным спонсором, думаю, останется и в нынешнем. Проблем здесь не ожидаю. На фоне этих контрактов поступления от продажи билетов и прав на телетрансляции матчей национальной команды кажутся весьма скромными и незначительными, но таковы наши реалии. Мы живем не в Англии, возможности у нас иные, РФС использует свой коммерческий потенциал практически по максимуму.

— К слову, про туманный Альбион. И «Советский спорт» заодно. Не знаю, видели ли вы на той неделе публикацию Сергея Егорова, как лондонский «Арсенал» подсуетился и с первого дня начал возвращать деньги, потраченные на Аршавина. Сначала на сайте клуба появилось предложение за сорок фунтов купить майку с фамилией Андрея на спине, потом за пятерку посмотреть на видео первое интервью Шавы местным телевизионщикам. Подозреваю, у нас никто и не почесался бы, чтобы срубить лишнюю копейку в подобной ситуации.

— Послушайте, не надо думать, будто мы такие уж лохи чилийские, которые представления не имеют, как и на чем можно заработать. Поймите правильно: в том, что ваши коллеги время от времени пытаются щелкнуть по носу российских спортивных менеджеров, нет ничего страшного. Пишите, рассказывайте, но при этом совсем необязательно изображать из себя первооткрывателей Америки. Ее нашли до вас. И, извините за каламбур, арсеналом лондонского «Арсенала» в наших ведущих клубах вполне владеют. Другой вопрос, что воспользоваться им в полной мере не могут.

— Почему?

— В России рыночные отношения развиваются с 1991 года, а в Великобритании они насчитывают столетия. Даже сравнивать неловко! Другая страна, иные условия… Например, мы не можем продать футбольному телеканалу, доступному только абонентам НТВ-ПЛЮС, права на показ всех матчей чемпионата России. Это вопрос уже не коммерческий, а политический, идеологический. Так было, есть и, подозреваю, будет.

— Долго?

— Повторяю: нельзя за пару десятилетий сделать то, на что мир потратил века. Народ привык бесплатно смотреть футбол по телевизору и менять психологию не спешит. Пытаемся потихоньку, без резких телодвижений переучивать, но глупо требовать невозможного. Вот вы говорите: Англия. Да тот же «Арсенал» за один-единственный матч на родном стадионе собирает сумму, превышающую годовой бюджет среднего российского клуба! В минувшее воскресенье «канониры» играли с «Тоттенхэмом», на трибунах не было свободных мест, хотя билеты стоили по сто фунтов и выше. Попробуйте-ка здесь установить такие цены! НТВ-ПЛЮС за 299 рублей в месяц продает подписку на канал «Наш футбол», где в режиме реального времени идут трансляции большинства матчей чемпионата России, и все равно люди не берут…

— А вы подписались?

— Разумеется. И не по долгу службы, а по собственному желанию. У меня давно дома «тарелка» стоит.

— Только не уверяйте, будто все игры внутреннего первенства доставляют вам удовольствие.

— Что-то приходится смотреть по работе, хотя практически в каждом туре обязательно найдется парочка интересных матчей.

— Но и «странные» тоже ведь периодически случаются.

— Когда меня что-то смущает, напрямую говорю об этом с владельцами, президентами клубов. Тет-а-тет. Без лишних ушей и свидетелей.

— А если публично прищучить?

— Открыто ведь никто не признается в продаже или покупке, значит, все останется на уровне домыслов. Поверьте, тут много наносного. Есть люди, которые специально «разводят» хозяев, рассказывая им, что надо заплатить тому или этому… Такие вещи не проверишь, расписку не попросишь. Одно знаю наверняка: никакими карательными мерами проблему не решить. Пока топ-менеджеры между собой не договорятся, воз будет там, где сейчас.

— Капитулируете?

— Почему же? Например, с этого года договорились с букмекерскими конторами, что нам будут сообщать о футболистах и тренерах, играющих на тотализаторе. Эта информация станет поводом для серьезнейшего разбирательства. Вплоть до дисквалификации.

— Неужели, думаете, найдутся идиоты, которые сами пойдут в контору с пачкой дензнаков?

— Нет, но надо перекрывать все лазейки. Тема коррупции для нашей страны вообще сейчас выходит на первое место, однако, уверяю вас, в этом не самом лестном рейтинге мы находимся далеко не на ведущих ролях. Другое дело, что футбол у всех на виду…

Понимаете, в любом деле важны последовательность, системность. Вот мы говорили о телетрансляциях. Я теперь обращаю внимание и на детали, которые обычно не попадают в поле зрения рядового болельщика. Мы сейчас разрабатываем специальный технический регламент, поскольку понятно, что важно не только качество игры футболистов, но и уровень показа матчей. Закупается современная телеаппаратура, приводятся в порядок стадионы, ложи прессы, комментаторские места, подтрибунные помещения. Хотя материально-техническая база по-прежнему оставляет желать лучшего, многие стадионы все еще не соответствуют современным требованиям. Большинство построены полвека назад и давно поизносились, устарели морально и физически.

БЕГ ВПЕРЕДИ ПАРОВОЗА

— А вы хотите подавать заявку на проведение чемпионата мира по футболу 2018 года. Зачем народ смешить-то?

— Опять бежите впереди паровоза! Пока мы лишь проявили интерес к теме, так сказать, провели предварительный зондаж. Теперь до 18 февраля из ФИФА должны прислать набор требований, предъявляемых к стране, которая потенциально готова стать участницей конкурса на право принять мировое первенство. Если не сделать первый шаг, никогда не сдвинешься с места, так и будешь топтаться с ноги на ногу. С заявкой можно не торопиться до апреля, у нас есть время, чтобы все оценить, просчитать. Увидим, что не тянем, не станем и высовываться. Понятно, что пока нам почти нечего продемонстрировать в качестве аргументов в свою пользу. Современных стадионов в России — раз, два и обчелся. «Локомотив», «Химки», «Сатурн»… А таких арен должно быть двенадцать. И вместительностью не менее сорока тысяч болельщиков. По нынешним ценам строительство обойдется в пять миллиардов евро. Плюс дороги, гостиницы, аэропорты и прочая инфраструктура.

— Нам бы Сочи пережить. Пять лет пролетят пулей.

— У Лондона до Олимпиады три года осталось, а там проблем — вагон и маленькая тележка. То, что раньше предполагалось построить за счет частных инвестиций, теперь будут финансировать из госказны. Или возьмите Украину с Польшей, которые собираются принять Евро-2012. Там еще пахать и пахать, а ситуация ведь за последний год существенно изменилась. И не в лучшую сторону. Хотя, конечно, можно взглянуть на происходящее под иным углом. Масштабные строительные, инфраструктурные проекты в эпоху кризиса — это миллионы дополнительных рабочих мест, снятие избыточного социального напряжения. Не исключено, и для России вариант с заявкой на чемпионат мира окажется весьма привлекательным. Словом, надо думать, анализировать. Вопрос опять-таки не только экономический, но и политический. Если бы не этот кризис, который подрезал нам крылья на взлете…

— Если бы да кабы…

— Обидно, что не удалось довести до ума задуманное! Еще бы пяток спокойных, стабильных лет роста, и мы окончательно окрепли бы. Увы… Не буду говорить о всей стране, но взгляните хотя бы на футбольное хозяйство, на успехи, которых удалось добиться в последние годы. Национальная сборная стабильно входит в десятку лучших команд мира, стала призером континентального первенства, юноши выиграли чемпионат Европы, на клубном уровне ЦСКА и «Зенит» взяли Кубок УЕФА. Аналогичный трофей в мини-футболе завоевывали московское «Динамо» и «ВИЗ-Синара» из Екатеринбурга. В пляжном футболе мы заняли второе место в Европе, пробились в финальную часть чемпионата мира. Да что я рассказываю? Сами наверняка все знаете! В женском футболе прогресс налицо. В прессе редко пишут о сборных инвалидов, но даже здесь есть определенные достижения. Команда ампутантов стала вице-чемпионом Европы, неплохие результаты у больных церебральным параличом.

Надеюсь, понимаете: успехи сами по себе с неба не падают. РФС проводит большую и целенаправленную работу, принята стратегия развития футбола в стране, ставка сделана на массовость. Сегодня под эгидой нашего Союза спортом занимаются два с половиной миллиона человек. Мы продолжаем реализацию старых проектов и открываем новые. Например, программу «Мини-футбол — в школу» поддержал лично президент России, в нее уже включились более шестидесяти регионов…

Могу долго вам рассказывать, было бы желание слушать. А главное — слышать.

ХЕТ-ТРИК ЗА ДВЕСТИ МИЛЛИОНОВ

— Да я с удовольствием, Виталий Леонтьевич. Не хочется лишь интервью в отчетный доклад превращать.

— Понимаю, вам нужен какой-нибудь скандальчик! При желании любой факт можно передернуть, исказить. К примеру, раньше РФС ютился в нескольких комнатках в здании Олимпийского комитета, теперь мы открыли прекрасный Дом футбола, в котором работать комфортно, куда гостей пригласить не стыдно. Казалось бы, радоваться надо. Нет, опять грязь ищете, небылицы сочиняете! Не надоело?

Посмотрите на динамику развития материальной базы отечественного футбола за последние четыре года. Сейчас в стране 337 полей с искусственной травой. Только Адыгея закупила тринадцать штук,а в 2005-м на всю Россию было 73 поля. Есть разница? Лишь на футбольную инфраструктуру потрачено более пяти миллиардов рублей. У УЕФА существует программа «Хет-трик», по которой каждой национальной федерации ежегодно перечисляется определенная сумма. В принципе мы могли потратить выделенные деньги на уставную деятельность, зарплату сотрудников или иные административные нужды РФС. Это разрешено, но нами было принято решение аккумулировать средства и до последней копейки потратить их на строительство мини-футбольных полей. Так и поступили, все 220 миллионов рублей пустили в дело. В итоге в 80 субъектах Российской Федерации появилось 157 новых полей площадью двадцать «квадратов» на сорок каждое. Недавно вот был в Петропавловске-Камчатском. Единственный газон, на котором там можно нормально поиграть, именно этот. Он и задействован с утра до ночи, желающие расписывают часы на месяцы вперед.

Продолжать? Сейчас в специализированных футбольных классах, интернатах, школах учатся около 450 тысяч мальчишек. Это та смена, о которой так много пишут газеты. Ежегодно закупаем для ребят десять тысяч мячей и две тысячи комплектов формы. На конференции хотим презентовать атлас региональных центров подготовки футболистов. Чтобы получить такой статус, надо выполнить целый ряд требований: минимум — два поля, двенадцать квалифицированных тренеров, оборудованные раздевалки, душевые, методический кабинет. Сегодня этому уровню соответствуют 18 центров, хотим довести цифру до полутора сотен.

Следующая тема — социальная ответственность РФС. Когда я возглавил Союз, настоял, чтобы исполком в числе первых принял решение о материальной помощи заслуженным ветеранам футбола. Теперь семьдесят человек ежемесячно получают от РФС доплату в размере пяти тысяч рублей. Это пожизненная стипендия. Не бог весть что, но все же лучше, чем ничего.

— А у президента РФС, позвольте спросить, какая зарплата?

— Знаете, я очень дешево обхожусь российскому футболу, практически бесплатно. С 2005 года не взял в Союзе ни копейки, моя фамилия никогда не вносилась в ведомость или в штатное расписание. Не положено! Сначала я был сенатором, теперь стал министром. Так что работаю на общественных началах.

— Из любви к искусству?

— К футболу!

— Полагаете, это правильно?

— В моем случае — да, если же говорить вообще, вопрос, думаю, следовало бы доверить исполкому РФС. Все-таки президент Союза — фигура представительская. Что касается заработков сотрудников, генеральный директор, например, получает 110 тысяч рублей. На, скажем так, общемосковском фоне сумма смотрится вполне прилично, хотя если сравнивать с окладами в РФПЛ или в ведущих клубах, становится понятно: это сущие копейки…

— А премия за Евро вам полагалась?

— Сотрудники получили по тринадцатой зарплате. Я — ничего.

БОЛИВАР НЕ ВЫДЕРЖИТ ДВОИХ

— Бедным родственником себя не чувствуете?

— Оклад министра — 126 тысяч рублей. У директора департамента — 50 тысяч. Все! Недавно вот Дениса Панкратова, олимпийского чемпиона, пригласил на работу, через какое-то время он приходит и говорит, мол, на телевидении, где был комментатором, получал в несколько раз больше. Понимаю человека, но и поделать в этой ситуации ничего не могу. Из своего кармана ведь не достанешь, правда? Дилемма!

— Зато футболисты такой проблемы не испытывают.

— Вам так кажется. Заработки держатся только в топ-клубах, всем остальным придется поубавить аппетиты. Может, это не так уж плохо. Нельзя все мерить исключительно деньгами. Мы все излишне увлеклись этой темой, у людей произошла путаница в головах, кое-кто решил, что ради наживы любые средства хороши. Моральные стимулы отошли на второй, если не на третий, план. Отсюда и проблема «договорняков», и допинговые скандалы у ведущих спортсменов, готовых на все, лишь бы вырвать победу и получить призовые.

Не менее нелепо, на мой взгляд, смотрится и ситуация, когда команда второй лиги приглашает игрока и выплачивает его агенту миллионные вознаграждения. Это же банальный откат! Менеджеры и футболисты должны понять: если продолжать упорствовать, рынок попросту рухнет. Сейчас важно сохранить клубы, не довести их до банкротства.

— Но уже даже в премьер-лиге кое у кого возникли проблемы с лицензированием.

— Временные затруднения! Они почти наверняка разрешатся в ближайшие дни. Хуже обстоят дела в низших дивизионах, там потери весьма вероятны. Особенно тяжело придется клубам, не имеющим социальной основы. Вспомните, к примеру, «Спорт-академклуб». Не поймешь, кого представляла команда, кроме хозяина. Инвестор перестал платить, и все в минуту развалилось. Или, скажем, зачем в Нижнем Новгороде создавать второй клуб, если есть «Волга»? В Рязани тоже было две команды, в итоге не осталось ни одной.

— Боливар не выдержал?

— Если кому-то хочется рискнуть собственными деньгами, запретить не могу, но все-таки надо реально смотреть на вещи. Хуже, если эксперимент не удастся, а расхлебывать кашу придется другим. Я ведь не забыл, как в 1992 году пришел в «Зенит», который имел около восьми миллионов долларов долга. Все на векселях, расписках на фирменных бланках. Что-то я погашал, но появлялись новые люди и требовали свое…

— Хотя бы без раскаленных утюгов?

— Всякое было. Но факт, что я оставил клуб с положительным балансом.

— Тем не менее за главными победами Питера вы уже наблюдали со стороны.

— Да, при мне успели выиграть только Кубок России в 1999 году. Не представляете, каким счастливым человеком ощущал себя в тот момент! Триста тысяч человек вышли на улицы, гулял весь город. Потом мы взяли «бронзу» с Юрием Морозовым, «серебро» с Властимилом Петржелой. Каждый раз это была новая, неизведанная высота. Ради их покорения, собственно, и живу. Знаете, вопрос внутренней мотивации для меня никогда не стоял. В пятнадцать лет приехал в Ленинград, учился в речном училище, работал матросом-мотористом, потом долго трудился в Кировском районе, был вице-мэром Питера. На всех этапах и должностях старался честно выполнять возложенные обязанности. Так осталось до сих пор. От вершины к вершине! И сейчас вижу впереди вполне конкретные цели, которые надо покорить. Мы ведь приняли стратегию развития футбола до 2016 года.

— Значит, никуда вы в обозримом будущем не уйдете, Виталий Леонтьевич!

— А вам этого хочется? Мне иногда друзья и родные говорят: не читай газет, не обращай внимания на то, что о тебе пишут. Но я ведь живой человек, все вижу, слышу и реагирую. Тем не менее можете передать моим недругам, что пусть не надеются: сдаваться я не собираюсь. Поборемся…

МЕЖДУ ТЕМ

На прошлой неделе официальный сайт ФИФА опубликовал список из 13 стран, которые хотят провести у себя чемпионаты мира 2018 и 2022 года. Кроме России, такое желание обозначили Англия, США, Япония, Австралия, Южная Корея, Мексика, Катар, Индонезия, а также выступившие в тандеме Бельгия с Голландией и Испания с Португалией. Теперь после 16 февраля ФИФА вышлет во все вышеперечисленные национальные федерации формы для регистрации заявки на участие в тендере. Заявки необходимо будет заполнить и отправить обратно до 16 марта.

Виталий Леонтьевич МУТКО

Родился 8 декабря 1958 года.

Карьера: После окончания речного училища в Ленинграде работал матросом-мотористом. В 1990 году избран депутатом Кировского райсовета. В 1990-91 гг. работал председателем исполкома, а затем главой администрации Кировского района. В 1992 году был приглашен в правительство Санкт-Петербурга тогдашним мэром Анатолием Собчаком. В статусе вице-мэра возглавлял комитет по социальным вопросам.

С 1997 года – освобожденный президент ЗАО «Футбольный клуб «Зенит». В августе 2001 года по инициативе Мутко создается РФПЛ, первым президентом которой он стал. С октября 2003 года Мутко представлял Санкт-Петербург в Совете Федерации.

В апреле 2005 года на внеочередной конференции РФС был избран президентом Российского футбольного союза.

Указом Президента РФ от 12 мая 2008 года был назначен министром спорта, туризма и молодежной политики.