ЗАКУЛИСЬЕ

АНАТОЛИЙ СУЧКОВ. Когда тренеры видели его на своих матчах, сразу хмурились: «Ну кого у нас забираешь?» Именно он помогал Лобановскому создавать легендарное киевское «Динамо». Еще год назад он трудился в селекционном отделе киевлян, но нынче стал им не нужен.

Свободный от обязательств Анатолий Андреевич согласился вспомнить былое, а заодно рассказать, почему нынче в селекционной работе «Динамо» так мало удачных трансферов.

ОТ ВЕЛЛИТОНА ДО ВИДИЧА

– Анатолий Андреевич, говорят, что в последние годы вы работали плохо…

– Здесь стоит сделать маленькую, но очень существенную оговорку. После смерти Валерия Лобановского в мае 2002 года окончательные решения по всем трансферным вопросам стал принимать президент клуба Игорь Суркис. Причем решения принимались исходя из личностных пристрастий. Если ему нравился игрок, он его покупал. Если нет – нет.

– То есть вина за целый ряд неудачных трансферов последних лет полностью лежит на президенте клуба?

– Давайте я вам вместо ответа назову футболистов, которых мы рекомендовали в период с 2004 по 2007 год. Подчеркну, что уже на тот момент это были перспективные игроки молодежных сборных своих стран, стоимость которых варьировалась от двух до четырех миллионов долларов. Начну с Веллитона. Мы еще с одним известным селекционером клуба, лучшим футболистом СССР-1966 Андреем Бибой были на ранчо у президента клуба. Согласовывали с ним детали перехода. Познакомились с самим Веллитоном.

– Что же помешало покупке?

– Суркис захотел, чтобы оценку игровых качеств перспективного бразильского нападающего, кроме его селекционного отдела, дал еще и Юрий Семин. Юрий Павлович тогда не имел отношения к киевскому «Динамо», но его мнением Игорь Суркис очень дорожил. Семину при мне звонил вице-президент клуба Йожеф Сабо. Я тогда Сабо сказал: «Что же ты делаешь? Мы сейчас Веллитона просто потеряем!» Но Йожеф Йожефович был вынужден выполнить распоряжение руководства. Позвонил, спросил. Через несколько дней в гонку за право выкупить трансфер бразильца вступил «Локомотив», а затем и московский «Спартак», где Веллитон в итоге и оказался. Сейчас бы он очень пригодился киевскому «Динамо», где со скоростными нападающими большие проблемы.

– С какими еще игроками не сложилось?

– Из тех футболистов, рекомендации на которых были документально оформлены и отданы руководству клуба, могу выделить Видича, который нынче небезуспешно выступает в «Манчестер Юнайтед». За серба просили до 3 млн долларов. В три раза меньше – до миллиона была стартовая цена играющего сейчас в «Челси» и сборной Сербии правого защитника Ивановича. Но их кандидатуры отвергли.

– Кого не устроил натурализованный нападающий сборной Хорватии Эдуардо Да Силва?

– Президента клуба. Эдуардо не обладает впечатляющими габаритами. Парень небольшого роста. Игорь Михайлович вспылил: «Что вы мне тут лилипутов предлагаете?!» В итоге Эдуардо оказался в лондонском «Арсенале». Иногда президент клуба собирал всех нас на совещания. Выслушивал наши мнения, но решения принимал исходя исключительно из собственных соображений.

– А Красич чем «Динамо» не устроил?

– Мне кажется, ларчик открывается просто – президенту клуба тогда не нужны были молодые футболисты. За Милоша просили чуть больше двух миллионов долларов. На уровне 3 млн колебалась цена за нынешних игроков сборной России Колодина и Анюкова. Но с ними тоже не сложилось.

– Денис и Александр были готовы ехать в Киев?

– Мы с Андреем Бибой общались с Анюковым – «Динамо» на тот момент очень нуждалось в крайнем защитнике. Съездили в Раменское, просмотрели его в игре «Крыльев Советов» против «Сатурна». Составили однозначное заключение, что Александр подходит «Динамо». Анюков, уже имея на руках предложение от «Зенита», ждал звонка из Киева. По-моему, ему так и не перезвонили. Хотя если бы мы их обоих взяли, думаю, у «Динамо» сейчас не было бы проблем в защите. Знаете, почему мы специально россиян подбирали? Потому что они более устойчивы в единоборствах и менее склоны к спектаклям на поле. В отличие от южноамериканцев, не падают после первого столкновения с соперником. Да и язык один, что немаловажно.

– Кого еще «Динамо» забраковало?

Не сложилось с переходами бразильского плеймейкера Карвальо и игрока сборной Хорватии Чорлука. Выступающий ныне за английский «Тоттенхэм» защитник стоил до четырех миллионов долларов – он тогда только начал играть за молодежную сборную. Также в списках был уехавший в ПСВ серб Лазович и его соотечественник Стойкович, которого перехватил «Спортинг». Упустили и двух чилийцев – в испанском «Вильярреале» оказался форвард Фернандес, а плеймейкер сборной Чили Вальдивия отправился в бразильский «Палмейрас». Поверьте, этот список можно продолжить.

Знаете, что обидно? Большинство из этих игроков не надо было воспитывать – они уже были готовы играть в основном составе «Динамо». В отличие от времен эры Лобановского, когда по модели Валерия Васильевича мы приглашали в команду 18–20-летних ребят, которые годами работали в дубле и уже из него вливались в основной состав.

– Кого из рекомендованных вами футболистов «Динамо» все-таки купило?

– Марокканца Бадра Эль-Каддури, румын Флорина Черната и Тибериу Гиоане, серба Горана Гавранчича, бразильцев Родолфо и Корреа. Только их рекомендовал не лично я, а весь наш отдел.

– Из «Динамо» вы ушли в феврале прошлого года. Что вас удивляет в нынешней трансферной политике клуба?

– Некоторые вещи меня удивляли, еще когда я работал в отделе селекции. До сих пор не могу понять, почему в московский «Локомотив» продают Родолфо, а на месте бразильца играет человек, который значительно слабее его. Разве это точечная селекция? В моем понимании, точечная селекция, если на ту же позицию приходит более сильный исполнитель, а не наоборот. Значит, или я перестал разбираться в футболе, или есть другие моменты. Может, экономические – продал подороже, а на место проданного взял подешевле. Только это к спорту уже не имеет никакого отношения.

ПЕРВЫЙ СЕЛЕКЦИОНЕР В СССР

– Вы резки в суждениях. Не боитесь, что вас могут лишить пенсии в клубе?

– А в «Динамо» не принято давать пенсию людям, которые проработали в команде по тридцать лет.

– Я слышал, что селекционеров в «Динамо» не баловали – в большинстве своем они получали зарплату 1000 долларов в месяц. Это правда?

– Да, именно столько мы и получали.

ГАЗЗАЕВ ДУБЛЕМ НЕ ИНТЕРЕСУЕТСЯ

– Анатолий Андреевич, правда ли, что благодаря вам в штатное расписание футбольных команд СССР была введена должность тренера-селекционера?

– Да, до 1979 года такой должности в советских командах не было. Однажды Валерий Васильевич меня вызвал и сказал, дескать, с тобой хочет побеседовать председатель Федерации футбола СССР Еремин. И засмеялся: «На тебя пожаловались».

– И кто же наябедничал?

– Один уважаемый тренер из Украины, который на тот момент работал наставником «Днепра». Когда его спросили, почему он не смог обеспечить результат команды, он кивнул на меня: «Сучков приезжает и забирает у нас лучших игроков». А мы всего-то в тот раз забрали у них молодого мальчика, который в «Динамо» так и не заиграл. Тренеру просто нужно было себя как-то реабилитировать.

Разговор с Ереминым был жестким?

– Он был нефутбольным человеком. В отличие от своего заместителя Вячеслава Соловьева, который в свое время тренировал киевское «Динамо». Лев Яшин тогда был начальником сборных команд СССР. Вчетвером и разбирались. Еремин меня строго спросил: «Почему ты воруешь игроков у других команд?» Я ответил: «Никого я не ворую, просто выполняю поручения своего руководства». Прямо указать на Лобановского я не мог, ведь официально работал старшим тренером украинского совета «Динамо». Еремин спросил фамилию моего непосредственного руководителя. Я назвал. Он сразу позвонил в Киев. Там мою легитимность подтвердили. Соловьев примиряющим тоном сказал: «Нужно ведь с тренерами разговаривать, чтобы они были в курсе дела». Я объяснил, что с тренерами общаюсь – сначала иду к игроку и, если футболист дает свое согласие на переход в «Динамо», ставлю в известность тренера команды. А иногда сразу иду к тренеру, а потом к игроку.

– Что ответили ваши судьи?

– Да ничего особенного. Но после той беседы со следующего сезона в штатном расписании команд мастеров была введена должность тренера-селекционера. И я продолжал искать таланты.

– Каких футболистов хотел от вас получать Лобановский?

 – Во-первых, антропометрические данные – игрок должен быть не ниже 176 сантиметров. Его скорость и технико-тактические действия также должны были соответствовать определенной шкале. Конечно, были исключения из правил – Заваров, Яремчук и Ребров своей уникальностью компенсировали не самые выдающиеся габариты. Зато Лозинский, Буряк, Хлус, Бессонов, Балтача, Кузнецов, Яковенко, Шматоваленко, Беланов соответствовали всем требованиям. Отбор проходил среди 18–20-летних футболистов. Они в дубле готовились практически по той же программе, что и основной состав, – с небольшой поправкой на свой юный возраст. Михайличенко учился в дубле четыре года, Вася Рац – три сезона. Пока полностью на ноги не встали.

Сейчас же утрачены принципы такой подготовки. И посмотрите, как поблекла игра «Динамо». Свою роль здесь сыграл и приход на тренерский мостик команды Юрия Семина и Валерия Газзаева, которые не придерживаются этих принципов. Например, селекционная служба не имела отношения к приходу в команду Маграо, Бетао, Алмейды и Еременко – они покупались по настоянию Семина и Газзаева.

 – Но ведь при Семине и Газзаеве «Динамо» перестало проигрывать в групповом турнире Лиги чемпионов дома таким командам, как «Стяуа», да еще с крупным счетом. Да и качество игры значительно улучшилось.

– Я бы не стал говорить об улучшении качества игры. Просто немного улучшился результат. К Газзаеву есть вопросы. Например, Лобановский регулярно ездил просматривать молодых ребят из дубля. Газзаев же распорядился не пускать на свою тренировку наставников молодежной команды «Динамо». О чем еще можно говорить?

КОГО И КАК СВАТАЛИ В «ДИНАМО»

– В 1961 году вы стали одним из творцов первой победы «Динамо» в чемпионате СССР. В Киев вы, коренной москвич, попали из «Спартака». Позже об этом шаге не жалели?

– Никогда не жалел. В «Спартаке», когда узнали о моем решении уехать на Украину, говорили: не делай глупостей. Но у меня в Москве были проблемы с игровой практикой, поэтому я не поддался на уговоры остаться в «Спартаке». И, как показали дальнейшие события, не прогадал.

– В союзные времена «Динамо» собирало игроков преимущественно с Украины. Забрать молодые таланты из России было мало реально?

– Во-первых, такая задача не ставилась. Зачем? Нам хватало талантов и на Украине – молодежные сборные СССР на 60 процентов были укомплектованы украинцами. Помню, как в 1976 году забирали Прохорова из «Спартака». Александр ведь пятью годами ранее именно от нас в Москву уехал. Красно-белые тогда такой скандал подняли, что Прохорову пришлось вернуться обратно в «Спартак».

– А кто еще из украинских игроков отказался от перехода в «Динамо»?

– Юрий Аджем предпочел уехать из «Таврии» в ЦСКА. Играл в основном составе армейцев. Владимир Лютый наотрез отказался уезжать из «Днепра». Игорь Беланов в первый раз отрицательно закивал головой – ему тогда 18 лет было. Сказал, что ему еще рано. Забрали Игоря через шесть лет. Заварова наше предложение почему-то тоже не вдохновило – он предпочел перебраться из «Зари» в ростовский СКА – вслед за Сергеем Андреевым. В «Динамо» только через три года перебрался. Андреев тоже отказался, а затем уже из Ростова просился к нам. Я ему говорю: «Как я могу тебя оттуда забрать, если ты уже офицер».

– Но и не все украинцы горели желанием играть за Киев. Демьяненко, дабы он стал сговорчивее, пришлось в воинскую часть отправлять?

– Сначала он согласился, но затем в «Днепре» его отговорили от перехода. Пришлось принимать меры. Он как раз проходил воинскую службу в Днепропетровске. Мы его в столичную часть перевели. Я ему объяснил: «Ты, Толик, уже здесь, в Киеве. Если откажешься ехать с командой на сборы, пойдешь служить в воинскую часть». Он не верил. Забрали Толика через 20 дней, так он после этого просто рвался на поле.

Бессонов никак не хотел из Харькова уезжать. Я приехал к нему домой, поговорил с его отцом. Отец тоже уперся: «Мы харьковчане, пусть Вова за «Металлист» играет». Приходит его старшая сестра и спрашивает, в чем дело. Я объяснил ситуацию. Вижу, что она реагирует нормально. В конце разговора попросил, чтобы она меня проводила. А там уже рассказал, какие у Бессонова будут перспективы в «Динамо»: сразу решается вопрос с армией и поступлением в институт, если заиграет в Киеве, будет иметь все. Через несколько дней Вова приехал в Киев.

А Литовченко с Протасовым Лобановский лично уговаривал.

Анатолий СУЧКОВ

Родился 5 ноября 1934 года в Москве. Мастер спорта СССР по футболу. Выступал за команды «Металлург» Запорожье (1953), ДОФ Севастополь (1954–1957), «Спартак» Москва (1958–1959), «Динамо» Киев – (май 1959–июнь 1964), «Карпаты» Львов (1964–1965). В чемпионатах СССР сыграл 111 матчей (за «Динамо» – 108). Чемпион СССР 1961 года. Серебряный призер чемпионата СССР-1960.

Тренировал «Буковину» Черновцы (1971), работал тренером-селекционером киевского «Динамо» (1974–1993, 2000–2009). Тренер школы «Динамо» Киев (1966), начальник команды «Металлист» Харьков (1966–1967), тренер «Днепра» Днепропетровск (1995).

КТО ТАК И НЕ СТАЛ КИЕВЛЯНИНОМ

Бранислав ИВАНОВИЧ «Челси», 26 лет
1 млн евро* – 8,5 млн евро

Неманья ВИДИЧ «МЮ», 28 лет
3 млн евро – 35 млн евро

Александр АНЮКОВ «Зенит», 27 лет
2 млн евро – 10 млн евро

Милош КРАСИЧ ЦСКА, 25 лет
2 млн евро – 18 млн евро

Денис КОЛОДИН «Динамо», 28 лет
2 млн евро – 5,6 млн евро

ВЕЛЛИТОН «Спартак», 23 года
3 млн евро – 13 млн евро

* Первая цифра – цена на игрока на момент переговоров с киевским «Динамо», вторая – на сегодняшний день.