Переведи меня, если сможешь - Советский спорт

Матч-центр

  • 15-й тур
    начало в 22:30
    Нюрнберг
    Вольфсбург
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 23:00
    Сельта
    Леганес
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Дижон
    ПСЖ
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Генгам
    Ренн
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Лион
    Монако
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Марсель
    Бордо
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Амьен
    Анже
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Ницца
    Сент-Этьен
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Ним
    Лилль
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Реймс
    Страсбург
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Нант
    Монпелье
    0
    0
  • 18-й тур
    начало в 00:00
    Кан
    Тулуза
    0
    0
  • Футбол02 сентября 2013 18:01Автор: Кузовенко Сергей

    Переведи меня, если сможешь

    За несколько дней до матча «Спартак» – «Санкт-Галлен» пресс-служба красно-белых обратилась к корреспонденту «ССФ» с предложением выступить в качестве переводчика швейцарской стороны на пресс-конференциях. Отличный повод проверить себя и сдать несколько экзаменов на профпригодность.

    «СПАРТАК» – «САНКТ-ГАЛЛЕН» – 2:4. За несколько дней до матча «Спартак» – «Санкт-Галлен» пресс-служба красно-белых обратилась к корреспонденту «ССФ» с предложением выступить в качестве переводчика швейцарской стороны на пресс-конференциях. Отличный повод проверить себя и сдать несколько экзаменов на профпригодность.

    ЭКЗАМЕН №1: ПРЕДМАТЧЕВАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ

    Моя работа начинается за день до начала игры – с перевода предматчевой пресс-конференции команды гостей. Пока автобус с делегацией «Санкт-Галлена» мается в пробках, у меня есть время побродить по катакомбам «Арены Химки». Что за жуткие птичьи вопли со стороны поля?

    – Это запись крика ястребов и коршунов, – объясняет местный агроном. – Имитация звуков хищных птиц должна отпугивать мелких вредителей, которые повадились здесь обедать семенами газонной травы.

    На воробьев крики почему-то не действуют, и они спокойно скачут по полю. А вот и швейцарцы прибыли. Тоже своего рода воробьи по сравнению со «Спартаком». По меньшей мере, в плане финансовых возможностей.

    Главный тренер «Санкт-Галлена» Джефф Сайбене настроен позитивно и обещает не использовать в интервью наводящий на меня ужас швейцарский диалект. Журналистов в зале – кот наплакал. Похоже, все силы брошены в Тарасовку, где в те же минуты проходит открытая тренировка «Спартака». Вопросы, однако же, задают исключительно наши репортеры. Швейцарцы тихонько отсиживаются, чтобы после окончания пресс-конференции взять эксклюзив.

    Не успеваю открыть рот, чтобы перевести сказанное Сайбене, как начинается невыносимое клацанье по клавиатуре. «Ребята, вы сбиваете меня с мысли, прекратите! Прекратите сейчас же!» – думаю я про себя. А еще во мне на мгновение просыпается журналист. Ну же, кто-нибудь, спросите у него про Карпина – они ведь несколько раз играли друг против друга, это интересно! Но про Карпина так и не спрашивают. Зато интересуются «Сьоном» и фальшивыми воротами.

    – Мы привезли все необходимые инструменты, чтобы замерить высоту ворот и размеры поля, – абсолютно с серьезным лицом шутит Сайбене. Распознать шутку и правильно ее интерпретировать – самое, пожалуй, сложное в работе переводчика.

    В общем, прессуха как прессуха. После того как все расходятся, ко мне подходит главный звуковик «Арены» – Женя.

    – В следующий раз не надо говорить так близко к микрофону, – хмурится он. – Фонит страшно!

    Ну извините.

    ЭКЗАМЕН №2: ЛАНЧ КЛУБНЫХ БОССОВ

    Неожиданный поворот: в день матча меня пригласили на дружеский ланч боссов «Спартака» и «Санкт-Галлена», чтобы переводить – мол, их президент Дольф Фрю пожелал общаться на немецком. Не отказывать же добрым людям! Да и любопытно, что они там обсуждают за несколько часов до игры...

    Место встречи – пафосный клуб Soho Rooms на Саввинской набережной. Ночами тут развлекают самых прожженных столичных мажоров, а днем подают изысканные блюда не менее прожженным бизнесменам.

    Швейцарская пунктуальность? Только в рекламе часов. Застолье, намеченное на 13.00, откладывается на сорок минут, из-за того что делегация «Санкт-Галлена» увязла в пробке.

    – Выехали из отеля за полтора часа до назначенного времени! – влетев в зал, недоуменно разводит руками живчик с белесыми усами. Это и есть президент Фрю.

    – Откуда добирались? – интересуемся мы.

    – Мы поселились недалеко от «Арены Химки».

    Сергей Родионов понимающе улыбается – мол, с кем не бывает.

    – Это легенда «Спартака», – представляем руководителя академии красно-белых.

    – Да-да, кажется, припоминаю вас, – прищуривает глаз Фрю. – Вы защитником играли? Нет? А такой высокий!

    Помимо Родионова спартаковцев на встрече представляют несколько человек из финансового и юридического отделов клуба. Ни Федун, ни Асхабадзе в Soho не пожаловали. Герр Фрю, кажется, немного огорчен этим обстоятельством. Он-то привел чуть ли не всех членов совета директоров.

    – Владелец клуба не очень публичный человек, верно? – только и произносит президент.

    – Помимо футбола в его жизни еще бизнес, – перевожу ответ спартаковского дивана. – А генеральный директор просто физически не мог сегодня прийти – вплотную занимается несколькими переходами. Вы же понимаете, последние дни перед закрытием трансферного окна. Зато новички точно не смогут сегодня сыграть против вашей команды.

    Не о Сердаре ли Таски речь?

    – За здоровье! – произносит на русском президент «Санкт-Галлена». Пьем почему-то не чокаясь. Как минимум трижды в течение ланча звучит фраза «Да победит сегодня сильнейший».

    Фрю делает неожиданное признание:

    – На самом деле я по паспорту Адольф, но людям сложно свыкнуться с таким именем, поэтому меня все зовут просто Дольф.

    И чтобы окончательно разрядить обстановку, Дольф иронизирует на тему «Сьона» и измерения ворот:

    – Сегодня во время утренней тренировки на «Арене Химки» наш голкипер почувствовал себя странно. Он не сразу понял, в чем дело, но потом его осенило: ворота неправильные! Мы сделали все необходимые замеры, но пока не решили, когда сообщить о нарушениях – перед игрой или после.

    Тысячу раз была права моя учительница по немецкому, наставлявшая: «Перед мероприятием плотно поешьте, потому что там не дадут, а переводить с набитым ртом неприлично». Краем глаза я видел, как одно блюдо сменяет другое, но беседа оказалась столь оживленной, что за вилку мне не суждено было взяться.

    – Очень вкусный десерт, – поддразнивает Родионов. – На курсах переводчиков вас наверняка учили пользоваться паузами в беседе, чтобы успеть перекусить.

    Говорили о финансовом фэйр-плей и о выручке с продажи телеправ, о пятичасовых перелетах до Томска и что в чемпионате Швейцарии на гостевые матчи клубы добираются исключительно на автобусах.

    – В прошлом сезоне мы продали нашего лучшего игрока, аргентинца Скарионе, в турецкую «Касымпашу», – вспоминает Фрю. – Причем у него была возможность продолжить карьеру в России, но он отказался. «Холод, – сказал, – расстояния…Уж лучше в Турцию».

    Спартаковский диван более всего удивили две названные Фрю цифры: годовой бюджет клуба – 5,5 млн евро и численность академии – 700 игроков.

    – Вы уверены, что он сказал – 700? – переспросил шокированный Родионов. – У нас в «Спартаке» 320 ребят. Правда, без учета филиалов. Но я все равно впечатлен.

    Завершился ланч обменом подарками: швейцарцы привезли шоколад в форме коровьего колокольчика, а спартаковцы – композицию под названием «Хрустальный футбольный мяч». Прямо Новый год какой-то!

    ЭКЗАМЕН №3: ОБЪЯВЛЕНИЯ ПО СТАДИОНУ

    С Саввинской набережной – прямиком в Химки.

    Еще одна задача еврокубкового толмача – на языке команды гостей зачитывать во время матча объявления по стадиону. Мой наставник в нелегком дикторском деле – диджей «Русского радио» Макс Орлов, уже третий год являющийся голосом «Спартака» на всех домашних встречах.

    – Скороговорки, безусловно, помогают ставить речь, но намного важнее твои харизма и энтузиазм, – объясняет Макс по дороге на верхотуру «Арены Химки». – Если всем сердцем переживаешь за происходящее на поле, ты будешь намного увереннее работать с микрофоном.

    – У тебя все еще случаются оговорки?

    – Со спартаковскими фамилиями – нет, давно уже выучил их назубок. А с незнакомыми именами случаются косяки. Помню, на игре с «Порту» вместо «Роландо» ляпнул «Роналдо».

    Хотите иметь накаченные икры? Ищите вакансии на «Арене Химки». Чтобы, к примеру, добраться до дикторской рубки, нужно преодолеть пять этажей пешком.

    – Лифты у нас только для випов, – объявляет работник стадиона.

    Отдышавшись, заходим в дикторскую. Просторная комната со сваленными по углам проводами и блоками питания. На столе слева – древний, покрывшийся пылью головастый монитор, на стене по центру – экран. Справа над микшерным пультом колдует мой старый знакомый – властелин звука Женя.

    – Жень, это ты во время матчей включаешь заглушки матерных кричалок?

    – Ну да. Я и записывал их на ноутбук. Отсюда и управляю: рычажок вверх, рычажок вниз – так и регулируем.

    – Спартаковцев сегодня будешь глушить?

    – Заглушки включаются по просьбе клуба. «Спартак» по этому поводу к нам не обращался.

    Макс Орлов тем временем возмущается расположением рубки.

    – Такое впечатление, что вспомнили о ее необходимости в последний момент и сооружали наспех. Да из этого углового окна четверти поля не видно! И почему здесь столько народу толпится? Невозможно же сконцентрироваться.

    За 12 минут до стартового свистка Макс делает первое объявление по стадиону – вкрадчивым голосом просит фанов соблюдать организованность и порядок.

    – Ну и дикторская, даже собственный голос не слышу. Меня точно включили на стадион?

    Орлов начинает объявлять состав «Спартака» на игру, и по реакции болельщиков становится ясно, что микрофон работает очень даже исправно.

    – Номер 11 – Ара-а-а-ас, – Макс указывает пальцем на трибуны.

    – Озбили-и-из, – ревом отзывается «Арена».

    Зачитав все одиннадцать имен, Макс что есть мочи кричит в микрофон:

    – Один за всех!

    – И все за одного! – отвечают болельщики.

    Если Максу позволено заигрывать с публикой и произносить текст нараспев, то мне приходится диктовать замены, желтые карточки и даже голы максимально нейтральным голосом.

    – Не хватало, чтобы на домашнем стадионе кто-то изображал счастье от забитых соперником голов, – предупреждает мой наставник.

    «Дас тор фюр «Санкт-Галлен» эрцильте…» – как можно монотоннее долдоню я. Но в дикторской меня никто не слушает – все собравшиеся в ярости от происходящего на поле.

    – Караоке, что ты творишь?! – беснуется Макс. – Что ни пас, то пас назад!

    В перерыве в нашу дверь один за другим ломятся болельщики с переполненными мочевыми пузырями.

    – Туалет у вас тут есть? – хмурятся в щелку. – Пустите, а?

    У бровки появляется Мовсисян.

    – Макс, разве нам не пора объявить замену?

    – Нельзя. Пока они «Боже, «Спартак» храни» не допоют, будем молчать. Тебе понравилось, если бы тебя во время пения стали перебивать?

    Трибуны так и не сумели «зажечь» спартаковских игроков. Идет 68‑я минута, а болельщики толпами уходят прочь со стадиона.

    У меня свои заботы: не сшепелявить бы, не запнуться. Не забыть по ходу объявления, кто кого заменил. Но в своей последней фразе умудряюсь исковеркать слово, и «шпециэль» превращается в «шцепли». Расслабился… Но, кажется, никто не замечает.

    ЭКЗАМЕН №4: ПОСЛЕМАТЧЕВАЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ

    Послематчевые пресс-конференции – самое простое. Тренеры предельно лаконичны и совершенно не склонны рассуждать о высоких материях. Комментарий первым традиционно дает наставник гостей. Встретив меня в конференц-зале, Сайбене жмет руку с такой силой, будто это я вывел его команду в следующий раунд.

    – Даже болельщики «Спартака» аплодировали нам, когда мы покидали поле, это безумие, – восторгается люксембуржец.

    Российские журналисты на сей раз слушают, не вмешиваясь в беседу.

    – Кому-нибудь из швейцарских коллег нужен перевод слов Карпина? – задаю вопрос залу, когда Сайбене закончил.

    Мертвая тишина.

    Стало быть, моя работа закончена.