502 Bad Gateway


nginx

НА ФУТБОЛЕ

Продвигаясь согласно хронологии от самых первых шагов латиноамериканского футбола до наших дней, мы уже добрались до конца двадцатых годов. Скоро речь пойдет о годах тридцатых и о первых чемпионатах мира. Но сначала нужно сказать несколько слов о самой звездной сборной первой трети прошлого века — о команде Уругвая.

При всей невероятной пестроте футбольного мира начала прошлого века бесспорно одно: с двадцатых годов и вплоть до середины тридцатых ни в Америке, ни в Европе ни одна команда не могла сравниться со сборной Уругвая. Национальная команда этой страны побеждала на футбольных олимпийских турнирах 1924 и 1928 годов, на чемпионате мира 1930-го, на чемпионатах Америки 1917, 1923, 1924 и 1926 годов. Уругвайский писатель Эдуардо Галеано справедливо называет первое появление своих соотечественников в Европе «вторым открытием Америки». И каким сенсационным стало это открытие!

Интересная деталь: если, как я уже рассказывал, в Бразилии и Аргентине в начале прошлого века первые мастера футбола появлялись в среде избранной элиты, группировавшейся в закрытых аристократических клубах, то уругвайские футбольные звезды выходили либо из рабочей среды, либо из кругов городской «богемы». Олимпийские чемпионы 1924—1928 годов: Педро Ариспе — рабочий скотобойни, Жозе Назацци — резчик мрамора, Перучо Петроне — торговец зеленью, Леандро Андраде — чистильщик ботинок и карнавальный композитор.

Почему именно в этой крохотной стране родился лучший в мире футбол того времени? И почему во второй половине века уругвайский футбол сник, как кожаный мяч, из которого выпустили воздух? Когда я задал эти вопросы ветерану уругвайской футбольной журналистики Кристиано Гарридо, с которым познакомился в Сеуле на чемпионате мира-2002, то в ответ услышал: «У нас, в Монтевидео, в двадцатых-тридцатых годах были сотни футбольных полей. Билеты в кинотеатры стоили дорого: часто не походишь. И тысячи мальчишек с утра до вечера гоняли мячи по всему городу и пригородам. Сейчас полей нет, мальчишки играют в компьютерные игры, звезды исчезают и футбол наш захирел».

Да, это правда. Но ведь такую же картину можно было наблюдать тогда и в Бразилии, и в Аргентине, а побеждала сборная Уругвая... Кстати, прибывшая в 1924 году на Олимпиаду уругвайская сборная стала первой в истории латиноамериканской командой, появившейся на полях Старого Света. Чтобы найти средства для покупки ей самых дешевых (третьего класса!) билетов на океанский лайнер, один из патронов сборной Атилио Нарансио заложил свой собственный дом.

На Олимпиаде по графику первым соперником уругвайцев была команда Югославии. На последнюю тренировку латиноамериканцев пришли поглядеть югославы. Узнав об этом, уругвайские ребята стали дурачиться: спотыкались, били мимо ворот и ошибались с пасами. «Юги» успокоились и сказали: «Ну, уж этих-то мы победим! Даже жалко бедняг, которые прибыли из такой дали!»

 О том, что случилось на другой день, расскажу в следующий раз.

ТОЛЬКО ОДИН ФАКТ:

В четвертьфинальном матче олимпийского турнира-1924 со сборной Франции уругвайский полузащитник Хосе Леандро Андраде поразил стадион. Овладев мячом у своей штрафной площади, он прошел с ним шестьдесят метров, обыграл одного за другим семь соперников и, выйдя один на один с голкипером, не пробил, а откинул мяч вправо партнеру, который и загнал его в пустые ворота.

ТОЛЬКО ДВА МНЕНИЯ:

«Уругваец Скароне — это самый фантастический игрок из всех, которых я видел».
(Джузеппе Меацца, итальянский футболист.)

«Скароне для меня — символ футбола».
 (Рикардо Заморра, испанский вратарь.)