РЕПОРТАЖ

«Аммиак и карбомит» рвутся в элиту

ПЕРМЬ. Этот город ныне – футбольная столица не только Урала, но и всей азиатской части России. «Амкар» - уникальная команда. Двенадцать лет назад называлась ЗМУ (завода минеральных удобрений), играла на область. Наверх взлетела без помощи губернаторов и мэров, без базы, с не самым большим бюджетом, обитая отнюдь не в самом благоприятном для футбола климате… Корреспондент «ССФ» приехал в Пермь накануне игры «Амкара» с Самарой.

ПАРАМОНОВ - ОТКРЫТАЯ РАНА «АМКАРА»

Боинг приземлился, крякнув под собственной тяжестью, как атлет под штангой, пассажиры зааплодировали, благодаря пилотов за сохраненные жизни. Пять минут спустя я вышел в аномальный для Перми август: +35. Огляделся – где-то должна торчать труба химзавода, чей аммиак и карбомид дали название «непрофильному активу» - ФК «АМКАР»… А где тайга, из которой медведи (целая стая!) перебралась на гербы здешних городов и весей? Степь да степь кругом…

За полчаса пути на автобусе глаз остановился только на ослепительно зеленой синтетике стадиона «Нефтехимик» да на каком-то частном музее авиационной техники: за кривым дощатым забором виднелись реактивный истребитель, кукурузник и… кабина ИЛ-62, отпиленная от самолета… Завтра таксист скажет, что это… пункт сдачи цветных металлов: «Списывают вояки и сдают, как алкаши бутылки»! Радует глаз и трамвайная колея по центральной улице Куйбышева – мимо стадиона «Звезда» (он то мне и нужен – завтра матч «Амкара» с «Крыльями»): вся в бурьяне – хоть корову выпускай…  Мило смотрятся и будки с вывеской «артезианская вода»: 2 рубля – литр.

Спускаюсь к стадиону (он – в глубоком овраге, восточная трибуна лежит на склоне). Сейчас там будут играть дублеры, надо посмотреть, как поживает в своей «ссылке» живая легенда пермского футбола Костя Парамонов (186 голов, 12 лет в команде). Ныне Костя – зубная боль «Амкара», открытая рана, бередить которую мне настоятельно не рекомендовали: «Ну, зачем вам Костя, зачем? – услышал по телефону. – Поймите, он сам  поставил себя вне команды. Ему надоели эти сборы, тренировки, надоело сгонять лишний вес. Доигрывает себе спокойно в дубле и в ус не дует». В «Амкаре» сейчас другие герои. Женя Савин не сходит с передовиц: все гадают, почем покупает его ЦСКА – за 4 или за 5 миллионов у.е. Только что прошел в Мюнхене медосмотр – признан выдающимся атлетом современности…

На трибуне меня ждет краевед, учитель биологии и тренер СДЮШОР Игорь Рогожников. Под мышкой у него альбом, полный архивных фото, в голове – трилогия об истории футболка Перми (первая часть уже готова - 310 страниц, 1910-1945 года).

- С чего начнем? – говорю я.

- Вам виднее, я могу говорить хоть два часа…

Это меня беспокоит, но смело предлагаю: давайте, с самого начала…

РАССТРЕЛЯТЬ КУМИРА…

- В 1910 году гимназист Саша Шишонко привез в город настоящий кожаный мяч марки «Скрум», - начинает Рогожников. – До этого играли тряпичными – набитыми волосом. Знаете, как тогда играли в Перми? В архивах мне удалось найти письмо одного из первых футболистов: «Нас по площади расставили, с места сойти боимся, ждем, когда мяч подкатится. А как подкатится, саданем его повыше, чтобы зрители ахали». Гетры - чулки, щитки-картонки («шингарты»), бутсы - солдатские ботинки, к ним прибивали шипы («бобики-шпоры»)… Вот фото первых чемпионов Перми – 1913 год, второй справа – первый мастер спорта города Василий Ордынский. Он в гражданку воевал и у красных и у белых. В 1921-м его должны были расстрелять по доносу… некоего Анисимова, судя по всему одноклубника (играли вместе до революции в «Соколе»). Но пошли письма от трудящихся – все-таки кумир! – помиловали. А вот братьев Насоновых из сборной Перми в 19-м большевики расстреляли под Соликамском. В архиве я нашел список расстрельной команды – среди пятерых оказался один из… той сборной! Но вообще большевики к футболистам относились благосклонно. В 1915-м в Пермь приехал вратарь сборной России Александр Мартынов. Наши вратари до него вообще не ловили мяч - отбивали подальше. А Мартынов показал, что высший класс именно взять мяч после броска. В 1916 сюда эвакуировали рабочих с рижского завода «Иманто». Они создали две команды. Был среди них некто Сергеев, газеты писали: всех восхищает короткая сергеевская передача. Мы то играли свечами, лупили подальше и посильнее…

Внимаю Рогожкину в два уха, одним глазом кошусь на поле. «Девятка»-Парамонов бегает трусцой, иногда стартует, но разбежаться не дают: вокруг полно самарской амбициозной молодежи, каждый норовит прикоснуться к легенде – точнее приложиться.

- Судьи были либеральные, - продолжает Игорь. – В 1915 году наша лучшая команда – Яхт-клуба – поехала в город Оса и проиграла 0:3. В отчетах прочитал, что местные пацаны весь матч каким-то прутом с иголкой на конце кололи в задницу нашего вратаря.

ПЕРМСКИЕ «ПЫЛЕСОСЫ»

Парамонов, кажется, отбывает номер на поле. Заменят, думаю я. Матч мне больше не интересен – тем более Рогожников снова раскрывает альбом. Но тут сотня болельщиков выдает вопль, поднимаю голову: мяч в воротах, и теперь уже амбициозная молодежь Перми норовит прикоснуться к легенде, выказывая соответствующие голу почести.

- Эвакуированные повлияли на развитие пермского футбола и во время Великой отечественной, - продолжает Игорь. - Сюда переехали шесть заводов и все создали команды. Но лучшие из приезжих оказались в «Крыльях Советов» - команде завода Свердлова. Были там даже 6-7 москвичей. Потом «Крылья» переименовали в «Звезду». До войны лучшая команда в «Перми» была «Динамо», но с появлением «Крыльев» она захирела, к тому же отдала им лучших игроков.

«Вот совпадение! – думаю я. – Через полвека такая же история случится со «Звездой»! Завод обнищает, бросит команду, начнется миграция «звездочек» в новорожденный «Амкар» и болельщики проклянут «команду минеральных удобрений…»

- Первый стадион в 1915-м построил на месте велодрома яхт-клуб. Поле было пыльное и футболистов прозвали… «пылесосами». Сейчас на этом месте – стадион «Юность».

На «Юность» мы и двигаем после матча (мимо Парамонова, который раздает автографы детворе), по Сибирской улице. Здесь когда-то плелись декабристы - в Сибирь: «Вон там ночевали в казармах» – показывает Рогожкин. Переходим на кладбищенскую тему: Игорь нашел могилу первого вратаря сборной города Сергея Зуева…

Вы когда-нибудь общались с настоящим краеведом? Свой первый опыт, я считаю, с честью выдержал. Правда, была минутная слабость – под лавиной информации впал в прострацию – вырубился, как компьютер, от хакерской атаки… «А вот там сидел Андрей Петрович Старостин! Тюрьма была за театром кукол. Отпускали его тренировать «Динамо».

А вот и «Юность»! Старейшее поле очевидно уже давно было отдано на растоптание народа. Сейчас по нему пылят две компании пацанов - такие же «пылесосы», какие бегали здесь сотню лет назад…

СЕМЕЧКИ ВМЕСТО ПИВА…

- Этим двум Михалычам надо памятник поставить! – говорил, расхаживая по кабинету и жестикулируя, пресс-атташе Руслан Муллагалиев (Михалычи – президент Валерий Чупраков и «вице» Геннадий Шилов). – Без них никакого бы футбола не было! Ну, ходили бы на «Октан» пара тысяч. А у нас в прошлом году посещаемость была 13 000! А в этом все 16 будет! Как в первый год в премьер-лиги - потом спад пошел…

О спаде посещаемости в 2005-м надо спросить коммерческого директора Эдуарда Грачева – в каком-то интервью он связал спад с отменой продажи пива на матчах.

- В 2004-м на стадионе были пивные точки, сухарики «Амкарики» продавали под пивко. Я за матч два литра выпивал – норма. Запретили! Беспорядков от этого не стало ни меньше, ни больше, зато все перешли на семечки – по четыре КАМАЗа мусора вывозим после матчей!

О посещаемости в середине 90-х – в годы траура по безвременно ушедшей «Звезде» - расскажет первый пресс-атташе клуба, а ныне спортивный директор Владислав Шелгунов.

- Посмотрим! – он открывает «амбарную книгу». – 1995 год, первая игра - 1800. 1997-й – 6000. 2000-й (выиграли у Красноярска 5:1) – 22300 зрителей! Вот динамика!

- А как менялась доля местных в команде?

- Посчитаем! Тот же первый матч 1995-го - девять. 1997-й – семеро. 2000-й – трое. И сейчас трое: Парамонов, капитан Попов, Аликин (Парамонов не в счет, думаю я, Аликина отдают в аренду…). А вы найдите в премьер-лиге команду, где было бы больше местных! Но сейчас уже интернат организовали, построили синтетические поля – будет отдача!

ВОЛГА – ПРИТОК КАМЫ?

- Ну что они шумиху подняли вокруг Савина! – негодует пресс-атташе (они – это СМИ). – Ну, перешел в ЦСКА, давно мечтал – надо только порадоваться за парня! Какой-то конфликт придумали. Но расстаемся друзьями – он каждый день звонит, душой еще в команде…

- Есть у «Амкара» принципиальные враги? – меняю тему.

- Казань! Мы давно с ней спорим: Кама впадает в Волгу или наоборот. Хотя ученые доказали, что это Волга – приток Камы… Дрались с ними постоянно. А в 2002-м обыграли «Рубин» 3:0 (им очки нужны были позарез – в премьер-лигу рвались), и ночью кто-то сжег машины - Хузина и Ахметгалиева – они родом из Казани… Но вот если Екатеринбург когда-нибудь выйдет в премьер-лигу – будет вообще абзац! Они считают себя столицей Урала, а «Амкар» ненавидят.

Хотя Самара, как и Казань, тоже стоит на Волге, но географических споров с Пермью никогда не заводила. Однако, вдруг отношения городов обострились – после того как «отец родной» местный тренер Сергей Оборин в разгар прошлого сезона после 12 лет беспорочной семейной жизни дал на развод, а в этом году объявился в Самаре – вместе с помощником Игорем Шинкаренко. Последний и стал причиной развода. Клуб отторг Шинкаренко как инородное тело, но Оборин сказал: или мы вместе или – никого… Пермь получила обухом по голове, но пришел Рашид Рахимов, привел с собой еще более «инородное тело» - австрийца Альфреда Татара, и слезы пермяков быстро высохли: «Амкар» заиграл весело и результативно. А к матчу первого круга в Самаре город уже заготовил для Оборина фразу: «Я тебя породил – я тебя и убью!» Не получилось. Более того, на последней минуте матча Оборин сам нанес смертельный удар – 1:0. И вот уже четвертый месяц Пермь мечтает о мести. Но Оборин остался непобедимым –  в Самаре его уволили как раз накануне поездки в родные пенаты…

«ХАЛЯВЩИКИ»

Шинкаренко отвечал за физподготовку «Амкара». Но есть в клубе и другой спец по физике – Андрей Разин. Он бегал на Олимпийских играх в 1988-м, правда, не по полю, а вокруг – он МСМК по легкой атлетике.

- Я с Шинкаренко во многом не сходился, - говорит Разин. – Умный человек, но больно упертый. Я всю жизнь бегал спринт, говорю: эти упражнения не развивают скоростные качества. А он: «Ты ничего не понимаешь!» Нагрузил ребят во время сезона, думал - заиграют, получилось наоборот.

- Каким ветром вас занесло в футбол?

- Случайным, в 2000-м. Раньше мы легкоатлеты, смотрели, как тренируются футболисты и называли их халявщиками. Но здесь я понял, что не прав. Просто совсем другая работа! Вот в легкой атлетике спортсмен не может быть и стайером, и спринтером. Разная специализация. Футболисты, вроде, более близки к спринтерам (скоростно-силовой вид спорта: сплошные рывки, остановки), но ведь за игру пробегают по 13 км! Получается: футболист – это сочетание и стайера, и спринтера. Но как сочетать? Ведь считается: поднимаешь выносливость, теряешь в резкости, скорости. Как найти золотую середину?

- Но есть еще и техника бега – какие-то советы даете игрокам?

- Технике бега надо учить с детства. Но кое-какие советы даю. Когда я пришел в команду, на сборах ребята сдавали тесты - бег, прыжки… Результаты были не ахти. Но через год, после определенной работы, выросли очень прилично.

- Ну, а Савин-то как бегал?

- По тестам он где-то в тройке, но техника разгона хромает. Он может здорово прибавить – если научится правильно стартовать. Но работать надо ежедневно и тогда, может быть, через год был бы результат.

ДОМИК НА КРЫШЕ

Стадион так глубоко утоплен в ландшафт, что болеть можно и с гаражей напротив Южной трибуны, и с заборов… Но самый крутой вид – с высоток.

Народ уже кучкуется около «Пятерочки» в этом же доме – наливается пивом, а кто-то и водкой. Сюда же рванут болельщики во время перерыва.

Поднимается над стадионом дирижабль. «Менты запускают, - объясняет парень с бутылкой. - Там пять камер, можно даже лица рассмотреть. На дне города недавно он грохнулся на землю…». Расхаживает по беговой живой талисман – Рысенок. В раскрытой пасти алчно блестят глаза студента театрального Ильи – за матч получит 400 рублей. Оборина на трибуне нет, говорят, уехал на рыбалку. Парамонова тоже – на даче. Тарханов - в черных очках: увидит матч в еще более черном свете. Хотя куда уж чернее! «Крылья» летят 1:4! Рахимов во втором тайме складывает на груди руки, уставшие от жестикуляции, и становится похожим на Наполеона. После матча он нарасхват, получает поцелуй даже от буфетчицы. Повышенный спрос и на болгар: забили три гола – два и Кушев и один Пеев. Оба в фокусе микрофонов. Рядом лоточницы сдают выручку – 16 200 рублей. 10 процентов - их доля: по 300 рублей на каждую. «Иной раз и по полтысячи получаем!» - говорит одна.

Пресс-атташе наливает по рюмке коньяка – за победу: «Сейчас весь город бухает, - говорит он. - Хорошо, что в субботу играли. В понедельник хоть придут на работу не после пьянки! Жора Пеев молодец! У него жена сейчас в Болгарии – нашла какую-то колдунью, поехала к ней, попросила помочь – чтобы муж наконец забил. И ведь сработало! Савин только что звонил – орал, хохотал, прыгал от радости, что Самару сделали, и что Жора его приятель забил!»

Милиционеры тянут лебедкой дирижабль вниз - на синтетическое поле СДЮШОР. А тренер Владимир Соловьев лезет на крышу стадиона – к своей голубятне: натуральный домик Карлсона. Я – за ним. Соловьев – голубятник со стажем, еще в 78-м завел 55 голубей на базе «Звезды». Сейчас в домике - 44 голубя.

- Но вот, черт, ястреб разбойничает - четыре пропало! Голубятню купил по случаю  за четыре тысячи. За две тысячи заказал машину с краном…

- После побед голубей не выпускаете? Сегодня бы как раз…

- Пока нет. На следующий год во время открытия сезона посажу в клетку и из центра поля выпущу.

ВИНОВАТ РАХИМОВ…

На следующий день иду на стадион: на встречу с двумя Михалычами.

- Давненько так крупно не выигрывали, - говорю президенту Валерию Чупракову.

- «Виноват» Рахимов. Ничего не хочу сказать плохого о Сергее (Оборине – Прим.ред.) – он все-таки заводскую команду довел до премьер-лиги, но пора ему начинать учиться европейскому футболу. Может быть, стоит закончить тренерскую школу на Западе…

- Действительно, совсем другая методика у Рахимова?

- Более научный подход. Раньше работали только с секундомером, а сейчас у нас разные портативные приборы. Замеряем лактату, на груди - пульсометр в течение всей тренировки… И тренировки не такие монотонные – веселые даже.

- История «Амкара» – с самого начала планировали прыгнуть так высоко?

- Да нет! Планка поднималась постепенно. Сначала завод был в составе объединения «Пермьнефтесинтеза» - играли только среди этих предприятий. Стали самостоятельными в 92-м - вышли на область. Первый сезон не было названия – просто команда ЗМУ. Начали думать, как назвать. Я дал задание: «Должно быть так же емко, как Адидас».  Вот и придумали «Амкар»: аммиак и карбомид – два основных продукта завода, на 85 процентов на экспорт гоним.

- Из чего делается?

- Из воздуха! Разделяем воздух на азот, кислород и углекислый газ. Азот используем для получения аммиака. Углекислый газ соединяется с аммиаком при определенных условиях и получается удобрение – мочевина, а по-научному - карбомид.

- Процветаете?

- Удобрения нужны во все времена! А процветание зависит от цены на газ – поднимет «Газпром», и…Но вообще, когда стали самостоятельными – дело пошло. До этого работали на 50 процентов  проектной мощности, сейчас – на 115!

- Тем не менее, «Амкар» – самый бедный клуб в премьер-лиге?

- Наверное, так. Но за 14 лет никто из игроков не может сказать, что мы его в чем-то обманули. Я постоянно здесь, ребята знают, что в любое время могут зайти ко мне по любому вопросу. А ведь в иных клубах: попробуй дойти до президента! В основе нашего успеха – порядочность и хороший контакт с игроками. И все-таки этого мало для прогресса. Нужны деньги. К сожалению, нет в крае других компаний, кто вложился бы в футбол.

- Странно. Нефтеносный район…

- Ну и что! Все деньги уходят в Москву… Одному заводу тяжело тащить клуб. Но в этом году край вдруг, хотя нас никогда не баловал (давал, может быть, 1/10 бюджета), обеспечил половину бюджета (около 300 млн. рублей). Полегче дышать стало.

БОЛЕЗНЬ МИХАЛЫЧА

- Болельщики «Звезды» на вас бочку катят: могильщики…

- Сейчас уже не катят! А сначала – да! Все говорили: дворовая команда, игрушка двух Михалычей.

- Может, стоило не придумывать «велосипед», а взять «Звезду» с потрохами?

- Ее руководство так и предлагало: отдаем команду и не надо с самых низов подниматься. Долго сидели, думали, но решили, что легче построить новый клуб: уж больно «Звезда» была разложена – и физически и морально.

- Насчет игрушки. Зачем вам все это надо?

- Болезнь! Началась она с того, что… Чупраков не состоялся как футболист. После школы в Кирове надо было выбирать – либо «Динамо» или институт. Мать сказала: иди учись, человеком станешь.

- Искусственное поле – суровая необходимость?

- Надоело деньги выкидывать! И из года в год одна история: весной пленку снимаем – трава, после игры - огород! Что только ни делали! Агрономов меняли, даже дождевых червей запускали – чтобы лучше корневая система была.

- База – на стадионе. За городом-то не думаете строить?

- Пока нет! Были бы такие крутые спонсоры как «Газпром» у «Зенита» – тогда можно было бы думать не только о новой базе, но и вообще о… переводе столицы России в Пермь.

ПОКА ГРОМ НЕ ГРЯНЕТ…

Второй Михалыч – Геннадий Шилов, везде успевает: он и вице-президент, и депутат, и гендиректор «Минеральных удобрений» и президент краевой федерации футбола…

- Говорят, без двух Михалычей футбол бы в крае загнулся…

Вместо Шилова отвечает пресс-атташе Руслан:

- У нас года два назад на встрече с болельщиками один спросил: «Вот вы, Геннадий Михайлович, не дай бог умрете, что будет с «Амкаром»? Пауза была около минуты. Ответил: «Ничего не будет! А «Амкара уж точно не будет!» (смеется)

- Незаменимых людей нет, - говорит Шилов. - Что-то случится с заводом, пойдем во власть, будем подтягивать другие предприятия… Я с премьером часто говорю на эту тему: продадим мы, к примеру, завод. И что будет? Ну, говорит, когда продадите, тогда и будем думать. Пока гром не грянет… Ведь я два года встречался с губернатором, все не мог решить вопрос о финансировании. А тут пришли новые акционеры: зачем нам, говорят, вкладывать в пермский футбол? Я пришел к губернатору: выделили нам всего 60 миллионов. Можете ничего не давать – тогда похороним «Амкар»… Подумали они и нашли 600 миллионов – на профессиональный спорт края. Нам достались 108 миллионов.

- Геннадий Михайлович, зачем вам всем это надо? Крыша съедет….

- Вот и мои друзья смеются: на кой черт это все! Но вот включил скорость вперед и заднюю уже не могу. Жена тоже говорит – чокнутый. Правда, сейчас уже на футбол со мной ходит.

ЧЕТЫРЕ С ПОЛОВИНОЙ… БОЛГАРИНА

Георгий Пеев прекрасно говорит по-русски (не даром четыре года играл в Киеве) – переводчицы не нужно.

- Жора, так это жена прервала твою безголевую серию?

- Никогда не верил в магию, приметы, но какая-то чертовщина творилась со мной последние 2-3 года… Мяч просто не шел в ворота! Штанги все оббил… На тренировках забиваю, в матчах – нет! Жена, действительно, разговаривала с одной женщиной..

- Сколько вас болгар в «Амкаре»?

- Четверо, плюс еще хорват, которого мы называем полболгарина – Дуймович. Так и ходим все вместе. На природу ездим – река, шашлыки… По правде говоря, я не много ждал от Перми после Киева, но город мне неожиданно очень понравился.

- Чего-то не хватает здесь? Пищи?

- Разве что настоящего украинского борща.

- После нагрузок Лобановского, тренировки здесь раем кажутся?

- Хоть я в «Динамо» шесть лет приехал в хорошей форме из Болгарии, было очень тяжело! Тренировка вроде уже заканчивается, оказывается - только половина! Однако организм привыкает ко всему. И вот пришел в «Амкар», вроде с таким опытом, но эти тренировки (каждая по индивидуальной программе)... Тяжело было, но и интересно. Зато видите, в какой сейчас форме команда, и травм нет ни у кого.

ПО ПУЛЬСУ

Алексей Попов нынче – единственный пермяк в основе. Рекордсмен по матчам (на днях обошел Парамонова) - пришел из «Звезды» в 17 лет. Устраиваемся на общей кухне в гостинице (она же – база). «Не помню такого жаркого августа!» – говорит он и включает кондиционер.

- Вчерашняя игра была принципиальная…

- Если бы Оборин был – да, а так… Во время он ушел – не пришлось краснеть. Но к этому у него все и шло в Самаре. Он думал, что в «Амкаре» не получалось из-за футболистов, а дело в системе… В середине сезона на горки бегали! Конечно, мы все выполняли, старались, но… не бежала команда, в пас почти не играла.

- Пришел новый тренер, и побежала?

- Я думал, что Оборин большой специалист, но есть, оказывается, и покруче. Другие тренировки. Мы, например, в тренажерный вообще не ходим, на предсезонке только пару раз были – а так все на поле. Никакой беготни по песку, никаких тестов Купера.

- Спартаковский подход…

- Скорее европейский. И каждому на предсезонке нагрузка – индивидуально. Какая – определяют по пульсу. Раньше все бегали в одной группе, но кому-то нужно 100 км пробежать, условно, а кому-то 50. Помощник Альфред – он большой психолог.  Дает такие… безбашенные упражнения – бежишь, дергаешься, боксируешь даже… Все улыбаются. И разминаешься, и скидываешь напряжение.…

- Шутки понимает?

- Уже матерится! (смеется)

- Тактика команды при Оборине и при Рахимове.

- Принцип другой перехода в атаку. Раньше, ну побежал один, его поддержал другой. А сейчас Рахимов требует, чтобы контратака была более массированная, чтобы было коллективное движение.

ИЗ ДРУГОЙ КУЛЬТУРЫ

Антонио Солдевила – первый испанец не только в «Амкаре», но и вообще в российском футболе. В личную жизнь (квартиру) впускать прессу категорически отказался – так что с переводчицей Катей разговариваем с ним на стадионе после тренировки.

- Как тебе российский футбол, Тони?

- Много тактики, физики, но мало техники. Другой футбол, разные принципы – поэтому и победы в гостях очень редки.

- И тренировочный процесс другой?

- Рахимов играл в Испании, в принципе построение тренировок похоже на испанское. Тренировки здесь длиннее, но не такие интенсивные.

- Тактические занятия…

- В Испании так. Работаем, к примеру, над тактикой месяц, два. Потом игрок работает уже самостоятельно. Здесь же отрабатываем тактику каждую неделю. Конечно, эти занятия нужны, и в Испании есть тренеры, которые тоже много времени тактике уделяют, но когда ты уже все понял, что же повторять одно и то же! А если кто-то не понял – почему остальные должны время терять?

- Сборы перед матчами…

- В Испании мы собирались прямо перед матчем, или немного раньше – поедим, отдыхаем и – на стадион! Здесь же иногда на базе собираемся за несколько дней до матча. Настраиваемся на игру! Я этого не понимаю. Каждый игрок – профессионал, живет футболом, знает, что нужно есть, когда нужно ложиться спать… Потом ведь у футболистов есть семья, дети. Четыре дня в одних стенах! Крыша съедет! Хотя тут свой менталитет, я то пришел из совсем другой культуры.

- Как тебе синтетика?

- Нужно было время, чтобы привыкнуть. Я никогда до этого не играл на синтетике. Но за семь месяцев, кажется, освоился. Хотя вначале меня жутко раздражал эта искусственная трава, снег… Но сейчас чувствую себя в Перми как дома.

- Вот только испанского языка, наверное, не хватает?

- Да все нормально! Нашел здесь трех друзей – русские, говорят по-испански. А не хватает мне больше всего моего сына. Не смог приехать этим летом. Общаемся по телефону.

- Как тебе русский язык? Что-то выучил?

- Пока учу английский. Русским займусь на следующий год. Тяжелый язык. А выучил…(говорит с акцентом) «Очень плохо», «спасибо», «налево, вперед, назад», «дай мяч», «такси, сто, сто пятьдесят» (смеется).

- Есть две вечные проблемы в России: дороги и дураки…

- Ты прав. Дороги ужасные! И водители – дураки еще те! Сумасшедшие! Ездят лихорадочно, плюют на правила, не обращают внимания на знаки. Правда, перед светофорами останавливаются. Все остальное – по барабану.

- Как пиво местное?

- Нормальное. Но в Испании мы больше пьем красное вино. За едой всегда доктор и тренеры рекомендует выпить бокал. Допустим, мы играем в пять, кушаем в полдень и всегда на столе есть вино. Это в порядке вещей. Конечно, речь идет только о бокале. Ну а поле матча – каждый делает и пьет, что хочет.

- Как тебе девушки местные?

- Отличные! (показывает большой палец – подставляет ладонь для шлепка – получает). Очень красивые! Может быть, даже красивее наших, хотя испанки совсем другие – у них есть такой… артистизм…

P.S. После возвращения в Москву узнаю, что Женя Савин вернулся в Пермь! В трансе. «Нет», - сказали акционеры ЦСКА. Слава богу, клуб не успел передать другому квартиру, где проживал Савин… Но нет худа без добра! Женя восстановлен в заявке и вместе с разыгравшимися болгарами попытается поднять «Амкар» в зону УЕФА…

Дмитрий Туманов

ПРЕМЬЕР-ЛИГА. Гвоздь тура

Лоськов увел «Локомотив» с главного пути

«ЛОКОМОТИВ» - «САТУРН» - 0:2. Еще пару месяцев назад этот матч казался абсолютно пресным. Но июль с августом густо посыпали его перцем. Как же: Лоськов и Евсеев против уволившего их Бышовца. Самая натуральная сшибка! Комок нервов! Поражение позору подобно! Сыграют по-джентльменски или сойдутся как заклятые враги?

Антон Ванденко

ПАМЯТЬ

«А шашлыки начинайте без меня…»

ЕВГЕНИЙ КУЧЕРЕВСКИЙ. Жизнь очень хрупкая штука. 6 августа 2006 года заслуженный тренер СССР, спортивный директор «Днепра» Евгений Мефодиевич Кучеревский отпраздновал свой 65-й день рождения. Был полон сил и планов, но… Через 20 дней он погиб. Случилось это на дороге из Днепропетровска в Новомосковск, куда Кучеревский направлялся на своем автомобиле на встречу дублеров «Днепра». На перекрестке машина Евгения Мефодиевича столкнулась с МАЗом. Похоронили знаменитого тренера на Запорожском кладбище в Днепропетровске. А в минувшее воскресенье на его могиле был установлен памятник. Мы же с помощью вдовы Тамары Васильевны Кучеревской вспоминаем некоторые эпизоды из жизни ее мужа.

Подготовил Геннадий Ларчиков

ЕВРО-2008. Наши соперники

«Англия на чемпионат Европы не попадет!»

ГОРАН МАЗНОВ. Ему 26. Он единственный представитель Македонии в российском чемпионате. За сборную своей страны сыграл 28 матчей. Старожил. Уже на следующей неделе нашей команде играть с македонцами и нападающий «Томи» Горан Мазнов в этом поединке наверняка будет одним из главных действующих лиц.

Леван Матуа

ИСПАНСКИЙ ДНЕВНИК ВАСИЛИЯ УТКИНА

«Севилья» бросает вызов

ПОЕХАЛИ. Первый тур в Испании прошел весело. Мадридского дерби («Реал» играл с «Атлетико») в итоге не увидел никто за пределами страны – компании «Аудиовисуаль Спорт» и «Медиапро» не смогли договориться между собой о совместном бизнесе, и в итоге одна из них заблокировала работу другой. Мы с коллегой Розановым узнали об этом за десять минут до трансляции, когда допили кофе в телецентровском кафе и неспешно, сыто покачиваясь из стороны в сторону (я выпил две чашки, а коллега три), дошли до студии прямого эфира. Сигнала не было. Мы попробовали закипеть, потому что сперва подумали, что все дело в чьем-то раздолбайстве. Но очень скоро сигнал из Испании добрался до Москвы. Сигнал являл две клубные эмблемы на черном фоне и надпись, что сигнал не может быть доставлен. Так наш канал оказался в компании мировых монстров – ESPN и Sky, в частности. Все мы ждали дерби, а получили шиш.

АНГЛИЙСКАЯ ПРЕМЬЕР-ЛИГА ГЛАЗАМИ ЮРИЯ РОЗАНОВА

«Челси» танцует от обороны

ЛИДЕР. Я всегда считал, что любой чемпионат по серьезному, по-взрослому, начинается тогда, когда в таблице появляется единоличный лидер. Не по игре, не по визуальным каким-то вещам, а просто и без затей – по набранным очкам. И неважно – лидерство это долгое и о глобальных вещах свидетельствующее, или наоборот – кратковременное и отчасти случайное. Начались дожди – значит,  пришла осень. Вот так примерно.

КАК ВСЕГДА – 32 СТРАНИЦЫ!

Полные версии этих статей и другие материалы читайте в «ССФ» №34. «ССФ» в продаже со вторника, 28 августа.