В тему похищения Федотова. Немного о призыве советских спортсменов в армию

Известный исследователь истории спорта Станислав Гридасов поделился своими архивными материалами в канале с говорящим названием «Гридасов с бородой».
В тему похищения Федотова. Немного о призыве советских спортсменов в армию
03 июля 2022 20:44
автор: Станислав Гридасов
автор фото: ПХК ЦСКА

<Сразу предупрежу, что все нижеприведенное не означает, что переманиванием спортсменов занимались только в ЦСКА, а все остальные клубы были не красно-синие, а исключительно бело-пушистые. У разных ведомств были свои рычаги – финансовые, организационные, национальные и т.д.>

Из записки председателя ВЦСПС Виктора Васильевича Гришина (с 1967 года – первый секретарь московского горкома партии) в ЦК КПСС – «О предоставлении отсрочки от призыва в армию футболистов и хоккеистов в 1959 году».

10 октября 1959 года

Секретно

«Из хоккейных команд – «Крылья Советов» завода п/я 2407 (Москва) призываются 5 игроков, трое из них – Иванов, Грошев, Ионов – входят в сборную команду страны, из команды «Локомотив» (Москва) – первая тройка нападения – Якушев, Спиркин, Чупров, из команды «Химик» Воскресенского химкомбината (Московская область) – 2 чел., из команды «Торпедо» Горьковского автомобильного завода – вратаря Коноваленко в ЦСК МО и 8 человек – в команду МВО.

<…>

Призыв ведущих спортсменов во многих случаях связан не с прохождением службы в рядах Советской Армии, а лишь с укреплением спортивных команд ЦСК МО. Так, в 1958 г. для укрепления футбольной команды СКВО из профсоюзных команд призвано 8 футболистов. В хоккейные армейские команды за два последних года призвано 16 человек.

Директивы на призывы даются персонально, с указанием спортивного клуба или команды, куда должен явиться спортсмен. Например, директива штаба МВО №04/2-4730 от 31 августа с.г. гласит: «Вратарю хоккейной команды «Торпедо» Горький – Коноваленко В.С. явиться 15 сентября 1959 г. в Москву, в ЦСК МО». На призыв вратаря московской команды «Крылья Советов» Лукашева Е.И. было дано срочное указание Адлеровскому военкомату. Москвич Лукашев в это время был на отдыхе в Адлере. К некоторым спортсменам, чтобы призвать их в ЦСК МО, направляются офицеры даже на квартиры (футболист команды «Торпедо» - Москва Шустиков, хоккеист команды «Крылья Советов» Ионов и др.)

В Центральном спортивном клубе Министерства обороны установлены большие штаты и высокие оклады для спортсменов и тренеров, значительно отличные от окладов, имеющихся в других организациях. Многие спортсмены Советской Армии являются лишь видимыми военнослужащими. Их единственным занятием является бокс, борьба, плавание, игра в хоккей или футбол. За занятия спортом присваиваются и повышаются воинские звания.

<…>

Кроме того, следовало бы рассмотреть вопрос о том, чтобы материальные условия спортсменов Вооруженных Сил были бы такими же, какие установлены для спортсменов других спортивных организаций».

P.S. Ну то есть тренеры ЦСКА (в данном 1959 году Анатолий Владимирович Тарасов) готовили для Минобороны «расширенные» (longlist) списки призыва интересных им игроков (как правило, ведущих игроков молодежной сборной, кандидатов в первую) – понятно же было, что совсем всех призвать в ЦСКА не удастся. А дальше начиналась классическая ведомственная борьба. Гришин отстаивал интересы своих профсоюзных команд, влиятельные региональные лидеры (первые секретари обкомов КПСС) включали свои лоббистские возможности. У заводов-гигантов (типа ЗИЛа в Москве или ГАЗа в Горьком) были свои немалые возможности отстоять игроков – в ход шли, например, жалобы в ЦК КПСС, подписанные передовиками производства, Героями СоцТруда и ветеранами войны.

Понятно, что на особом положении находились национальные республики (вытащить хорошего футболиста из Украины или Узбекистана, или хоккеиста из Риги – это почти всегда скандал и почти всегда невозможно).

Ну, и т.д., и т.п.