Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
Войти через
Авторизация
Регистрация
Нажимая кнопку "Зарегистрироваться" Вы подтверждаете своё согласие с правилами регистрации на сайте.
Поля, отмеченные * - обязательные для заполнения

«Я лечил пацана Фетисова»

Андрей Морозов

ЦСКА — 80 ЛЕТ

В истории жизни каждого спортивного клуба есть личность, без которой легенда становится неполной. Причем герои эти, казалось бы, не стоят в первом ряду клубной славы. Но, повторюсь, без них этот первый ряд был бы если не невозможен, то как минимум тускловат. Великого комментатора Николая Озерова называли честью и совестью «Спартака». У армейского клуба, чья история не менее знаменита, чем спартаковская, честь и совесть, безусловно, легендарный и бессменный эскулап, один из основоположников отечественной спортивной медицины Олег Маркович БЕЛАКОВСКИЙ.

СТРОКИ ИЗ ЛЕГЕНДЫ

Олег Маркович старше ЦСКА всего на три года. А врачует армейских спортсменов он уже более полувека.

– Олег Маркович, говорят, что стать спортивным врачом вас уговорил великий Всеволод Михайлович Бобров…

– Это действительно было так. Вообще мы с Бобровым знали друг друга с детства. Я в молодости занимался и футболом, и хоккеем. Но стал врачом. А в начале 50-х у нас с Бобровым был разговор. Всеволод доказал мне, что мои знания в медицине – а я тогда служил на Дальнем Востоке в десантных войсках (кстати, у меня тогда было 153 прыжка) – нужны спортивной медицине. Армейскому спортивному клубу нужно было создавать свою медицинскую службу. И вот, в 1951 году меня назначили приказом врачом футбольно-хоккейной команды Военно-Воздушных Сил.

– Как же вас отпустили со старого места службы?

– Помог в решении вопроса Василий Сталин. Он, как известно, был большим любителем спорта, знал спорт, понимал его нужды. Ну и делал для спорта многое. В том числе и вопрос с моим переводом в Москву. Зачастую такие переводы длятся месяцами. А в моем случае вопрос был решен за несколько часов.

– И с тех пор майор Белаковский возглавил армейскую спортивную медицину?

– Не совсем так. Как известно, в конце 1952-го начались гонения на армейский спорт. Вначале расформировали команду ЦДКА, затем стали «чистить», как тогда говорили, спортивные команды окружных армейских клубов. Это целая история. К сожалению, очень печальная страница в летописи нашего клуба.

– Но ведь закончилось все…

– При министре обороны Георгии Константиновиче Жукове. Его приказом была воссоздана команда ЦДКА, которая получила название ЦДСА. Произошло это в конце 1953-го, а с февраля 1954-го я уже работал с командой. До 1963 года я был врачом футбольной армейской команды.

– То есть, можно сказать, что тогда, по сути, основывалась отечественная спортивная медицина?

– О спортивной медицине, как мне кажется, говорил еще Семашко. «Без врачебного контроля невозможно развитие физической культуры народа» — это его слова. Спорт, конечно, нечто иное, чем просто физкультура. Но, перефразируя Семашко, без врачебного контроля спорт невозможен. И в армии это понимали. В 1963 году мне уже приходилось заниматься не только хоккеистами и футболистами, но и всеми армейскими атлетами. А с 1970-го я стал заместителем начальника ЦСКА по медицинской части.

– Полковник Белаковский сегодня в отставке, но врач Белаковский ежедневно на своем рабочем месте?

– В 1987 году я вышел в отставку по возрасту – мне тогда было 66 лет. Но действительно каждый день хожу на работу, стараюсь помогать в силу своих возможностей. И буду ходить на работу, пока не почувствую, что во мне нет необходимости. От спортсменов и тренеров почувствую.

ОТ БОБРОВА ДО БУРЕ

За годы своей работы Олег Белаковский был врачом сборных СССР по хоккею и футболу, был в составе нашей команды на трех Олимпиадах – в Мельбурне-56, Саппоро-72 и Инсбруке-76. Не так давно команда ветеранов отечественного хоккея стала чемпионом мира. Врачом дружины был, разумеется, Олег Маркович.

– Олег Маркович, а вы помните, когда к вам первый раз обратился нынешний министр спорта России Фетисов?

– Вячеслав Александрович? Сразу же как поступил в детскую школу ЦСКА. И Фетисов, и Павел Буре — все они мальчишками проходили два раза в год обязательный врачебный контроль.

– Скажите, с вашим опытом вы можете определить, из какого пацана выйдет звезда спорта?

– Нет, не могу. Я могу лишь на основании медицинских показателей посоветовать тренеру либо усиливать нагрузки, либо, напротив, уменьшать. Посмотрев данные того или иного ученика, я мог сказать тренеру: «Знаешь, у парня со здоровьем порядок». А дальше все зависело и от тренера, и от того, какая у парня голова.

– А вы следите за своими пациентами?

– Разумеется. Я старался посещать тренировки и команд мастеров, и детские занятия. Поймите, спортивный врач – особенный врач. Заниматься спортивной медициной, не любя спортсменов, не понимая спорта, бессмысленно и вредно. Спортсмен – уникальная личность. Спорт, как я говорил, это отнюдь не физкультура. Здесь и запредельные физические нагрузки. И невероятные психологические стрессы. И задача настоящего спортивного врача – учитывать все это в комплексе. Спортивный век краток, но сверхинтенсивен. И в задачу мою и моих коллег входило и входит в том числе и то, что после того, как спортсмен завершит карьеру, он должен остаться полноценным членом общества.

– А чего спортсмены не прощают?

– Равнодушия, формализма. Он приходит к тебе с болью, и ты не имеешь права сказать ему: «Не до тебя!».

– А вам приходилось говорить кому-то о том, что его карьера завершена?

– Мы всегда старались бороться за спортсмена до последнего. Просто так перечеркнуть надежды человека невозможно. Я помню, как наш армейский футболист Сергей Березин получил тяжелейшую травму черепа, 22 дня пролежал в коме. И едва очнувшись, спросил: «Когда я смогу выйти на поле?» Без футбола для него жизни не было. Но ему нельзя было продолжать играть – это могло закончиться трагически. Мне удалось убедить Сергея, что в футболе можно жить не только игроком. Он, конечно, злился на меня, рвался на поле, говорил: «Вы – консерватор, хотите меня списать». Но он смог остаться в футболе – сегодня Сергей Березин – тренер армейского дубля, замечательный тренер.

– Скажите, а тренеры всегда прислушивались к вашим рекомендациям?

– Я – везунчик. Мне посчастливилось работать с Аркадьевым, Тарасовым, Качалиным, Чернышовым, Бесковым, Соловьевым и многими другими. И к каждому нужно было искать свои пути. Скажем, с Аркадьевым и Качалиным взаимопонимание удавалось находить легче, чем с Тарасовым и Бесковым.

– Тарасова и Бескова называли тренерами-диктаторами…

– Не мое дело ярлыки наклеивать. Тарасов говорил: «Не устраивайте мне из команды лазарет». Однажды Валера Харламов получил тяжелый ушиб бедра. Гематома была жуткая. Мне было очевидно, что с такой травмой полных нагрузок ему нельзя давать. Но знал, как к такому моему заявлению отнесется Тарасов. Прихожу и докладываю: «У Харламова – травма, нужно его освободить от занятий». Тарасов выслушал и говорит: «Знаешь, Валера важен на тренировке для психологической поддержки всей команды. Пусть он переодевается, но полную нагрузку мы ему давать не будем». Что, собственно, и требовалось…

– А вы чувствовали боль, когда ваши пациенты получали травму?

– Травма – это очень часто результат недоработки спортивного врача. Задача спортивной медицины не лечить последствия травмы, а предвидеть их возможности, профилактировать, контролировать состояние здоровья спортсмена.

СБОРНАЯ БЕЛАКОВСКОГО

Сегодня Олег Маркович Белаковский – президент клуба любителей спорта ЦСКА.

– Вообще-то ваши подопечные в последние годы на трибунах – не ангелы…

– Я не люблю, когда спортом фанатеют. Не приемлю слова «фанат». Это уже почти что отклонения. Фанаты ведут себя агрессивно, милиция им отвечает. Мне кажется, надо прекратить воспитывать фанатов, а стараться воспитать настоящих болельщиков – любителей спорта. Заметьте, в 50–60–70-е годы на стадионах места не было. Но ни драк, ни столкновений не происходило. А люди любили футбол и хоккей не меньше, чем нынешнее поколение. Сегодня в нашем клубе любителей спорта около 8000 человек. И я вижу свою задачу как раз в том, чтобы все они были именно любителями спорта.

– То есть здоровое начало

– Спорт – это моральное лицо общества, моральное лицо страны. А армейский спорт – моральное лицо армии, основа основ. Ведь ни для кого не секрет, что спортсмены ЦСКА – это основа всех ведущих сборных. Кстати говоря, и в других странах армейский спорт приносит на алтарь побед больше всего золота. На последней зимней Олимпиаде почти все немцы, получившие медали, – офицеры, сержанты и фельдфебели бундесвера…

– Олег Маркович, а вы могли бы сравнить персонал спортивных врачей ЦСКА с командой?

– Это лучшая сборная. Сегодня медицинскую службу ЦСКА возглавляет мой преемник, заслуженный врач России Евгений Вещев. Образно говоря, на страже здоровья армейских спортсменов стоят такие уникальные специалисты: Грязев, Абраменко, Григорьев, Кобракова, Шварц, Котельникова, Гусова, Суворова, Гайдай, Шолохова, Фомичева, Зубова и другие наши замечательные врачи. В самые сложные времена нам всегда помогало и помогает Главное военно-медицинское управление Министерства обороны. Сейчас мы получаем поддержку начальника Главного военно-медицинского управления генерал-полковника Чижа, его заместителя, генерал-лейтенанта Гуляева. Получаем мы помощь и от руководителей армейских госпиталей: им. Бурденко — генерал-майора Клюжева, им. Вишневского — генерал-майора Немытина и других руководителей армейских медицинских учреждений. Без их помощи нашей команде было бы нелегко, да что там, просто невозможно работать.

– А нынешнее новое руководство ЦСКА понимает проблемы спортивной медицины?

– С начальником ЦСКА Ольгой Юрьевной Смородской у нас прекрасные отношения. Она понимает все проблемы, стоящие перед нами, и всячески помогает их решению.

– Олег Маркович, а как бы вы определили свою позицию в команде. Играющий тренер?

– Повторяю, не мое дело придумывать яркие образы. Я – консультант спортивной медицины ЦСКА…

– Не скромничайте, Олег Маркович!

Показывать новые сообщения медиатрансляции автоматически
Загрузка...
 
статистика
ТаблицаРасписание матчейБомбардиры
Загрузка...