V4x3 l 1493508204091

Единственный в истории обладатель восьми олимпийских наград в прыжках в воду, участник пяти Олимпиад Дмитрий Саутин за 125 дней до начала Игр в Рио дал интервью Sovsport.ru.

Дмитрий Саутин рассказал, как готовился к своим Играм, как «ломать психологию» китайских соперников, почему в детстве бесстрашно прыгал со всех мостов в Воронеже, но не желает сегодня попробовать себя в хайдайвинге. И еще про мельдоний поговорили, конечно, с первым вице-президентом Федерации прыжков в воду России.

«В нашей федерации допинга нет»

– В вашей богатой коллекции наград, помимо олимпийских, немало золота, которое вы «намыли» на Играх доброй воли.
– Проводились когда-то такие отличные соревнования. Приезжали на них сильнейшие в мире прыгуны в воду: китайцы, американцы, австралийцы, немцы, мексиканцы и мы, посланники страны Советов. Первый раз я выступил на Играх доброй воли в 1994 году в Санкт-Петербурге и выиграл там золотую медаль, через четыре года в Нью-Йорке взял уже два золота, и в 2001 году в Брисбене снова два раза был лучшим. В итоге, у меня пять золотых наград с Игр доброй воли, а статистики пишут, что три. Недосчитались, ребята. Жалко, что свернули этот проект. Говорят, у главного организатора этих соревнований Теда Тернера деньги на Игры закончились.

– В связи с многочисленными допинговыми скандалами всем российским спортсменам могут закрыть доступ на Олимпийские игры. Тогда возобновление Игр доброй воли может оказаться единственным выходом для наших атлетов на международную спортивную арену.
– Сложное нынче время, но могу сказать, что в сборной России по прыжкам в воду допинговых скандалов нет. Еще в сентябре спортсменам нашей федерации было четко и ясно сказано: никаких запрещенных таблеток, никаких милдронатов не принимать.
Мне больно слышать каждый день, что кого-то из российских спортсменов дисквалифицируют за употребление мельдония. Сегодня вообще непонятно, в скольких видах спорта спортсмены российской сборной будут участвовать на Играх в Рио. Я переживаю за своих друзей из других видов спорта. На Олимпиадах сборная России – одна семья, и только в полном составе можно рассчитывать на успех в командном зачете. На всех пяти Олимпиадах, где я выступал, в штабе нашей сборной каждое утро вывешивали баннер – сколько медалей мы завоевали в общем зачете. Эта наглядная агитация подхлестывала каждого спортсмена бороться за награду.

«На играх меня не колотило – подколбашивало»

– До Рио – 125 дней. За сколько дней до Игр у вас начиналась предолимпийская лихорадка?
– Когда выступал, не задумывался над этим. Зачем нагнетать обстановку за четыре месяца до олимпийских стартов? Я спокойно тренировался и выступал на турнирах. А вот когда приезжаешь непосредственно на Игры, попадаешь в олимпийскую деревню, аккредитацию проходишь, тогда и приходит осознание, где ты. Когда осмотришься на месте, то можно и попереживать.

– И во время Игр нервная дрожь вас не колотила?
– «Подколачивала». Особенно, когда на последней своей Олимпиаде в 2008 году в Пекине выступал вместе с молодым на тот момент земляком Юрием Кунаковым. На предолимпийском сборе в Южной Корее Юру как будто подменили, он там ужас какие прыжки выдавал. Нервничал. Такое бывает у молодежи. Но в самый нужный момент на Играх Юра был молодцом, собрался и показал хорошие попытки. Так мы выиграли серебро в синхронных прыжках с трамплина.

«К хайдайвингу отношусь хорошо. Но прыгать не буду»

– Как поживает кумир вашего детства – единственный в мире прыгун в воду – четырехкратный олимпийский чемпион американец Грег Луганис, который в 1986 году на соревнованиях в Австрии подарил вам, 12-летнему подростку из СССР, свою тряпочку для вытирания тела после душа?
Когда я начинал спортивную карьеру, два раза встречался с ним на соревнованиях. В Австрии на турнире Гран-при я прыгал с ним в финале. Грег тогда уступил золото китайцу и стал вторым, а я – четвертым. После соревнований он подошел и сказал: этот маленький сувенир – начинающему прыгуну из Советского союза. Тряпочку от Луганиса я хранил настолько бережно, что даже складывал в коробочку. Всем с гордостью рассказывал, кто мне ее подарил. Но всем вещам приходит конец – подарок Луганиса свой срок отслужил.
На своей последней Олимпиаде в Сеуле в 1988 году Луганис выиграл два золота, завершил карьеру, и с тех пор я его не видел. Знаю, что Грег сейчас судит турниры по хайдайвингу (прыжки с 27-метровой вышки у мужчин и с 20 метров у женщин. – Прим. ред.), меня тоже приглашают на эти турниры в качестве арбитра – два раз в год на мой выбор. Может быть, там с ним встретимся когда-нибудь.

– В прошлом году ваш земляк из Воронежа Артем Сильченко выиграл бронзу в этой дисциплине на чемпионате мира по водным видам спорта в Казани. Как вы относитесь к хайдайвингу?
Хорошо отношусь. Судьи в хайдайвинге также оценивают технику прыжка, вход в воду, как и в прыжках с 10-метровой вышки. Только хайдайверы входят в воду ногами, и вышка у них в небе установлена.
Обычно в хайдайвинг приходят те, кто к 18 годам не попал в сборную страны по прыжкам в воду. Например, у нас с Сильченко был один тренер – Татьяна Стародубцева. Артем после школы встал перед выбором: либо заканчивать со спортом, либо участвовать в шоу по хайдайвингу. На этих шоу Артем потихонечку и собрал свою программу прыжков. С первого раза с 27 метров не прыгнешь. Сначала с «десятки», потом высота постепенно растет – 12, 15, 20 метров, пока не доберешься до 27.

– Было желание себя попробовать в хайдайвинге?
– Чтоб убиться? Нет, я свое уже отпрыгал. Смысла нет, когда тебе за 40. У меня нормальная жизнь, хорошая работа в родном клубе ЦСКА. Мне повезло – когда я закончил прыгать, имел воинское звание и должность хорошую получил. В шоу люди зачастую выступают, чтобы денег на жизнь заработать. Много раз залезал я на вышку для хайдайвинга, долго вниз смотрел. Но ни к чему мне это. Все. От-пры-гал-ся!

– С какой максимальной высоты прыгали вы?
– С 20 метров в Крыму. Есть там скала такая на мысе Фиолента. Раньше у национальной команды часто были сборы в Севастополе. В советское время все было четко: гостиница рядом, бассейн, питание – как надо. Были в нашей команде экстремалы, из тех ребят, кто был меня постарше. Бывало, спорили на вино: слабо сальто крутнуть с Фиоленты? Один раз «старики» взяли нас, юнцов, с собой на Фиоленту. Тогда я и попробовал прыгнуть «солдатиком». Мне было лет 15. Очень страшно.

– Если страшно, зачем прыгать?
Проверить себя. Пролетаешь 10 первых метров, и чувствуешь, как сердце из груди к звездам стремится. Больше в жизни с такой высоты я не прыгал, хотя в Воронеже, классе в пятом учась, со всех мостов нырял в водохранилище, но там высота была метров 10, как в бассейне с вышки. На велике приедешь летом с пацанами искупаться, а они: покажи класс! Отчего же нет, пожалуйста! Тем более глубина позволяла.

Больше миллиона прыжков

– Какая вам работа больше по душе: тренерская или административная?
– Все-таки административная. У меня хорошая практика была, когда был депутатом Воронежской областной думы – возглавлял комитет по спорту. В родном армейском клубе я старший тренер по плаванию и прыжкам в воду. К тому же президент Федерации прыжков в воду России Алексей Викторович Власенко пригласил меня стать первым вице-президентом.

– Если память не изменяет, вы подполковник запаса?
Рано меня на запасные пути. Я – действующий подполковник, служу в ЦСКА. Погоны подполковника я получил после Игр в Афинах в 2004 году. После Пекина-2008 могли присвоить звание полковника, все-таки серебряную медаль завоевал на последней своей Олимпиаде. Но, в то время, при прежнем министре обороны, армейских атлетов стали зажимать. Хорошо, новый министр обороны Сергей Шойгу нас спортсменов в обиду не дает. Конечно, хотелось бы дослужиться до полковника, но много кому чего хочется. Радуйся тому, что есть. Мне грех жаловаться. В этом году, например, должен получить трехкомнатную квартиру в Москве на Ходынке, сертификат уже на руках, дом построен, но пока еще не сдан.

– Вы задумывались, сколько прыжков совершили за карьеру?
За 31 год активной спортивной карьеры – точно больше миллиона. В детстве дневники тренировок вел. Потом перестал. Только за одно занятие, которое длилось 3,5 часа, у меня и по 100 прыжков набегало. Но с 10-метровой вышки больше 30 прыжков за тренировку не делал. Прыжки – вещь для здоровья опасная. Плечи вылетают, локти трещат, если с 10-метровой вышки на скорости 60 км/час ты неудачно входишь в воду. В хайдайвинге, кстати, скорость еще выше – 100 км/час.

– Чувствую, манит вас все-таки хайдайвинг…
 –
Да нет. Просто вспомнил, как был на шоу в Акапулько, там мексиканцы при свете прожекторов прыгают в воду со скалы высотой 35 метров. Если не рассчитаешь время прилива, можно запросто головой в песок нырнуть. Что люди ни делают за деньги.

– Чтобы вы не стали делать за любые деньги?
– Я стараюсь не нарушать российские законы и верю в бога. Надо оставаться нормальным человеком, даже если в какой-то сфере жизни ты велик. И детей своих учу не зазнаваться. Спорт делает из детей крепких парней, а служба в армии – высекает из парня мужика. Всем молодым людям совершенно искренне и бесплатно рекомендую пройти хотя бы курс молодого бойца. Характер закаляет – будь здоров.

– Почему вы покинули шоу «Вышка» на «Первом канале». Характера не хватило?
– Не терплю, когда свои обещания люди забывают выполнять. Что ж, я развернулся – и уехал в Китай, где проводилось аналогичное шоу. Только китайское телешоу называлось «Звезды в опасности». Во время шоу четыре олимпийских чемпиона по прыжкам в воду: три китайца и я – учили местных звезд эстрады прыгать с вышки. Ко мне тогда приставили двух переводчиков.

– В Китае вы по-прежнему кумир?
Первый раз я приехал в Китай в 1987 году, почти 30 лет назад. И с тех пор не покидает ощущение, что в этой удивительной стране меня все знают. Китайцы считают, что Саутин достойно боролся и побеждал великих китайских чемпионов – и до сих пор приглашают в гости на всевозможные фестивали и праздники. Когда выступал в Китае, из бассейна мог выйти только в сопровождении полицейских, болельщики не давали проходу. Сейчас, когда приезжаю в Китай, многие китайцы обращаются ко мне на русском: товарищ Саутин, мы гордимся, что с вами живем в одно время.
Приятно, конечно, слышать такое, но чувствую я себя при этом неловко.

Дорога в Рио

– Вам, как вице-президенту Федерации прыжков в воду России, уже ясно, кто из прыгунов в воду будет представлять нашу страну на Играх в Рио?
– Чемпионат страны – самый главный отбор на Игры. Испокон веков так было, что в СССР, что в России. Место отбора изменить нельзя. Июнь, город Пенза, чемпионат России. Хотя мне на 100 процентов понятно, кто из ребят поедет на Игры. Захаров, Кузнецов, Виктор Минибаев. Некого брать, кроме Захарова и Кузнецова. Есть еще, правда, в «синхроне» братья Новоселовы из Екатеринбурга, но они не так стабильны, как лидеры сборной. Кто из девушек на вышке и на трамплине будет представлять Россию на Олимпиаде – 50 на 50. Олимпийские лицензии у нас не именные, поэтому, чтобы точно поехать в Рио девочка должна выиграть чемпионат страны.

– Где состоится предолимпийский сбор нашей национальной команды по прыжкам в воду?
– Скорее всего, на Кубе. Гавана на одной широте с Рио. Да и добираться оттуда в Бразилию удобнее, чем из России.

Связанные материалы: